СЕМЬЯ С ИСТОРИЕЙ. Трудные радости Бржозовских

29 Ноя 2016 17:26 Комментариев нет
5-copy

Автор:

Светлана Шидловская
Блог автора

У них такие разные профессии: краснодеревщик, художник, балерина, режиссер… В этом семействе из рода в род передается умение вкладывать в дело, которым занимаешься, всю душу.

Фамилия Бржозовских этим летом была на устах тех, кто пристально рассматривал портреты знаменитых минчан на выставке под открытым небом между ратушей и кафедральным собором. Среди репродукций полотен выделялся портрет балерины в маленькой шапочке из лебединых перьев. Прохожих останавливали хрупкая красота, взгляд бездонных глаз, в которых читалась не просто усталость человека, отдавшего спектаклю все силы, а отстраненность от земного мира и некая тайна. Такой свою дочь Людмилу написал Генрих Бржозовский. Он-то знал ее, как никто другой, дочь была его музой. Если же собрать все портреты Людмилы Бржозовской, а ее кроме Генриха Францевича писали Александр Шестаков, Борис Заборов, Александр Исачев и другие, получится роскошная экспозиция.

Индийский след

Говоря о Бржозовских, не обойтись без легенды, которая на самом деле быль. В XIX веке в Польшу в семью шляхтичей попал парнишка из Индии Дум Харджем. Его воспитали как дворянина, он вырос и женился на дочери своего покровителя. В польско-индийской семье родилась девочка — Стефания Харджемская, которая впоследствии вышла замуж за шляхтича Франца Бржозовского, к тому времени обедневшего и потому освоившего ремесло краснодеревщика.

Франц и Стефания жили в Минске. Помещик Эдвард Войнилович, инициативой и деньгами которого на углу Захарьевской и Трубной возводился костел святого Симеона и святой Елены, доверил сделать внутреннее деревянное убранство храма Францу Бржозовскому. Наконец костел был открыт. А в ночь с 31 декабря на 1 января 1912 года у пары родился сын, которого назвали Генрихом.

Народная артистка Беларуси Людмила Бржозовская

Народная артистка Беларуси Людмила Бржозовская

Художник Генрих Бржозовский за свою творческую жизнь создал более 2 тысяч полотен

Художник Генрих Бржозовский за свою творческую жизнь создал
более 2 тысяч полотен

Врач Татьяна Савич (Бржозовская) работала стоматологом

Крещенные войной

В начале 1930-х Генрих Бржозовский учился живописи в Витебском художественном техникуме. Окончил курсы повышения квалификации художников в Минске. Здесь, в белорусской столице, он и познакомился со студенткой медицинского техникума Танечкой Савич.

Как знакомятся художники? Генрих попросил девушку попозировать и написал ее портрет… Это была большая любовь, испытанная войной на излом.

Родители в составе 3-й Минской бригады имени Буденного партизанили в лесной зоне под Пуховичами, — рассказывает Людмила Бржозовская. — Они не очень-то любили говорить о тех годах. Папа был разведчиком, мама — медсестрой. В войну, в 1943-м, умер их первенец — сын Феликс…

Когда Генрих Бржозовский станет членом Союза художников СССР, часть своих работ он подарит Пуховичскому краеведческому музею, другую часть — городу Марьина Горка. Этот край он будет считать своей малой родиной: в войну отважного партизанского разведчика не раз «хоронили», а он… воскресал. Многие картины Бржозовского — о войне: «Выход из блокады» (1947), «Похороны партизана» (1947), «Партизаны у костра» (1961), «Брестская крепость: 22 июня 1941 года» (1961), «Рельсовая война» (1976)…

Мирная жизнь, любящая жена и рождение дочерей вернут на полотна художника светлые краски, и он начнет отдавать предпочтение пейзажам и натюрмортам. Появятся на полотнах благоухающая сирень, одухотворенные васильки, а также прибалтийские, крымские, белорусские ландшафты…

Генрих Бржозовский с дочерьми Людмилой (слева) и Натальей

Генрих Бржозовский с дочерьми Людмилой (слева)
и Натальей

 В перерыве съемок фильма «Проданный смех». В центре — актеры Людмила Бржозовская и Павел Кадочников. Крайний справа — режиссер Леонид Нечаев

В перерыве съемок фильма «Проданный смех». В центре — актеры Людмила Бржозовская
и Павел Кадочников. Крайний справа — режиссер Леонид Нечаев

Верхний ряд (слева направо): дочери Анастасия, Ульяна и Варвара рядом с отцом Леонидом Нечаевым. Нижний ряд: Леша, сын Варвары, и Иван, сын Анастасии

Верхний ряд (слева направо): дочери Анастасия, Ульяна и Варвара рядом с отцом Леонидом Нечаевым. Нижний ряд: Леша, сын Варвары, и Иван, сын Анастасии

Точка опоры

Для мужа, детей и внуков точкой опоры, оплотом всегда была Татьяна Савич (Бржозовская). Она работала стоматологом в поликлинике МВД, а затем в поликлинике Академии наук, однако предана была не только медицине, но и искусству. А еще точнее, семье. Детская мечта Татьяны Игнатьевны стать балериной обернулась тем, что мать привела в Минское хореографическое училище старшую дочь. Следила за успехами Людмилы, не пропустила ни одного спектакля с ее участием, придирчиво оценивая каждое движение: планка вкуса никогда не опускалась.

Татьяна Игнатьевна была практична. И в первой половине 1990-х, когда наступили тяжелые времена, голодные годы, ей удавалось поддерживать семью, находя покупателей картин Генриха Францевича. Можно сказать, она была менеджером, организатором успехов своих домочадцев, вела семейную хронику, и по этим записям можно смело снимать сериал… Татьяна Игнатьевна была активна до самой смерти в 1996-м: ее запомнили как самого спортивного человека в семье.

Звезда

Людмила Бржозовская родилась в Минске 4 июня 1946 года.

— Мы жили в том месте, где сейчас парк имени Янки Купалы и дом-музей поэта. А тогда здесь стояли деревянные домишки, бараки, — вспоминает Людмила Бржозовская. — Не было набережной. Мальчишки, взобравшись на высокие деревья, прыгали с них в Свислочь… Папа писал с натуры огромный куст георгин. Я подошла к мольберту, набрала на листок красок — желтую, синюю — и что-то изобразила на заборе. Это было мое первое прикосновение к искусству.

Семья Бржозовских получила квартиру в Сторожевке, в той ее части, которую сейчас называют Осмоловкой.

Двухэтажка на Чичерина, в мансарде которой работал отец и другие художники — Шибнев, Космачев, Андрухович, была и осталась дорогой, ведущей к храму — к Большому театру, — улыбка озаряет лицо балерины. — А наша семья жила в соседнем доме по адресу: Сторожевская, 11а.

От отца ей досталась любовь к живописи — не все знают, что Людмила Генриховна пишет маслом. Быть может, когда-нибудь мы увидим ее полотна. От матери она унаследовала тягу к балету.

Дебютом Бржозовской в Большом театре оперы и балета БССР стала Сольвейг в балете «Пер Гюнт» (1967). Поразительно, но в разные годы и в разных городах — Минске и Ленинграде — педагогами юной Бржозовской были две ученицы легендарной Агриппины Вагановой — Нина Млодзинская и Наталья Дудинская!

Каждая ее партия была этапной, каждая работа рождала открытия. В 1970-м на спектакле «Ромео и Джульетта» появился знаменитый дуэт Бржозовская — Троян. В 1973-м балетную труппу театра возглавил Валентин Елизарьев, который доверил Бржозовской ведущие партии в своих балетах «Спартак», «Сотворение мира», «Тиль Уленшпигель», «Кармен-сюита», «Щелкунчик», «Кармина Бурана». В 1975-м ей присвоили звание народной артистки БССР. Она покорила не только Беларусь. Ее «Умирающего лебедя» и «Еву» видели в 33 странах! В Чехословакии и Индии, в Италии и Сингапуре… Счастливы те зрители, которые застали Бржозовскую в пору расцвета ее творчества! Пропевала телом каждый нюанс, каждый изгиб мысли своей героини… Ах, эти классическая отточенность жеста, руки-волны, выразительное лицо с огромными печальными глазами, внутренний аристократизм…

В 39 лет балерина родила сына, полгода спустя уже танцевала в балете «Бахчисарайский фонтан». А потом, перешагнув сорокалетний рубеж, ушла со сцены. Однако сцена отпускать не хотела, и… Бржозовская осталась в театре. Последние два десятилетия работает педагогом-репетитором. Маленькая хрупкая женщина в темном брючном костюме и с обязательной косынкой на голове — великая Бржозовская. Ее душевная красота так же, как в юности, сияет неземным светом. Людмила Генриховна помогает молодым стать на крыло. Ей безмерно благодарны сегодняшние звезды Большого — Ольга Гайко, Марина Вежновец, Юрий Ковалев, Людмила Кудрявцева, Людмила Хитрова, Ирина Еромкина, Яна Штангей…

На сцене дуэт Бржозовская — Троян

На сцене дуэт Бржозовская — Троян

В фильме «Рыжий, честный влюбленный» одну из ролей исполнила Настя Нечаева

В фильме «Рыжий, честный влюбленный» одну из ролей исполнила Настя Нечаева

Любовь и творчество

Генриху Францевичу и Татьяне Игнатьевне нравился первый муж Людмилы — журналист Аркадий, который из любви к жене взял ее фамилию. Брак Людмилы и Аркадия продлился три года и оставил после себя добрые, теплые отношения. Аркадий Бржозовский был «золотым пером» газеты «Вечерний Минск». Яркий публицист, литератор, последние годы он работал в одном из столичных издательств. К сожалению, несколько лет назад ушел из жизни…

Вторым мужем балерины был ее партнер, ныне художественный руководитель балета Большого театра Беларуси народный артист Беларуси Юрий Троян. Любовь и творчество сплетались в единое целое 19 лет. Многие зрители ходили в театр, чтобы только увидеть прекрасную пару Бржозовская — Троян и зарядиться ее энергией, брызжущей через край. В любви родился сын Александр, ныне юрист. Увы, и этот брак распался…

Два высших образования, полученных в инязе и институте культуры, позволили Наталье Бржозовской, младшей сестре Людмилы Генриховны, трудиться в самых разных сферах. Одно время она занималась вопросами культуры в администрации Первомайского района Минска, организовывала районные праздники, их помнят до сих пор. Последние пять лет Наталья Генриховна живет в США, в городе Трейси, Калифорния, помогает дочери Ульяне, которая замужем за американца, растить детей.

А мужем Натальи был кинорежиссер Леонид Нечаев…

На съемках фильма «Проданный смех». В центре — Леонид Нечаев и  Людмила Бржозовская

На съемках фильма «Проданный смех». В центре — Леонид Нечаев и  Людмила Бржозовская

Мудрые сказки «Беларусьфильма»

Небольшое отступление. В ССС­Р как ни в какой другой стране выпускали очень много фильмов для детей, в том числе сказок. Была эпоха Александра Птушко («Садко»), эпоха Александра Роу («Морозко»). А в 1975 году после выхода на телеэкраны фильма «Приключения Буратино» началась эпоха Леонида Нечаева. Вместе с «Буратино» он снял в Минске семь сказок — «Про Красную Шапочку», «Проданный смех», «Сказка о Звездном мальчике», «Рыжий, честный, влюбленный», «Питер Пэн», «Не покидай», тем самым закрепив за киностудией, которую называли «Партизанфильмом», еще один приоритет. В Минск для съемок в его фильмах приезжали звезды советского кино Рина Зеленая, Евгений Евстигнеев, Ролан Быков, Татьяна Пельтцер, Владимир Басов, Андрей Мягков…

Сказки Нечаева особые — с социальным подтекстом. Эти ленты до сих пор в ротации на телевидении, на них выросли уже три поколения, их смотрят семьями. Там не просто доброта и фантазия, как это принято в данном жанре. Там — философия.

Пусть добрым и честным почаще везет

Художник может творить, когда есть вдохновение и муза. Минской музой Леонида Нечаева стала Наталья Бржозовская.

Родители поженились в 1975 году, — говорит Анастасия Нечаева. — Сестра родилась, когда он делал «Буратино», я появилась на свет, когда работал над «Красной Шапочкой», и, кстати, в восьмимесячном возрасте впервые снялась у отца — в этом фильме сижу в люльке с большим блином в руке. Он также снимал меня в своих лентах «Примите телеграмму в долг», «Проданный смех» — в одной из главных ролей. Гораздо позже, когда я уже работала на СТВ диктором и меня готовили к съемкам, запах грима, который я впитала на киностудии, возвращал в детство…

На вопрос, каким отец остался в ее памяти (Леонид Алексеевич умер в Москве в январе 2010 года. — Прим. авт.), Анастасия Леонидовна ответила так:

Он был теплым человеком. Фантазером, который ненавидит вранье. Эстетом, любящим красоту во всех ее проявлениях. На свое 70-летие, в мае 2009 года, отец приезжал в Минск, мы с ним гуляли, вспоминали… Он тихонько исполнил песню из фильма «Рыжий, честный, влюбленный»: «Как хочется, эхо, чтоб нас не бросали, чтоб добрым и честным почаще везло…» На его глаза набежали слезы. Это был любимый папин фильм. Отец говорил, что Лисенок — это он сам. Почему плакал? Может, потому, что чувствовал: не все еще сделал на этой земле, считал, что мог бы в Минске снимать и снимать, да вот, не получилось…

В Минске у Леонида Нечаева растут два внука. Старший учится на дизайнера в Институте современных знаний, носит фамилию деда и хочет передать ее будущим детям…

P.S.

Есть такое понятие — культурная память. Она-то и передается семьей. И не только генами, но и укладом жизни, традициями, принципами. Бабушка Таня и тетя Люда очень хотели, чтобы Настя тоже стала балериной: отдали в хореографическое училище, она проучилась там полтора года, но серьезная травма навсегда лишила больших танцевальных перспектив. Настя Нечаева окончила БГУКИ. Работает режиссером эфирной службы на канале СТВ.

— Не удалось мне сделать из Насти свою преемницу, — вздыхает Людмила Бржозовская.

И тут же начинает самозабвенно рассказывать о своей новой ученице, Перване Мырадовой, с которой сейчас разучивает партию Джульетты. Чем подтверждает старую истину: семья — это не только кровь, не просто родственники. Когда в домашнюю орбиту втянуты очень многие люди искусства, они тоже становятся частью большой семьи…

Фото из домашних архивов Людмилы Бржозовской и Анастасии Нечаевой

Еще материалы проекта:

СЕМЬЯ С ИСТОРИЕЙ. Клан Шараповых

СЕМЬЯ С ИСТОРИЕЙ. Под управлением любви

СЕМЬЯ С ИСТОРИЕЙ. Устроить праздники из будней — к этому всегда стремились в доме Бембелей

СЕМЬЯ С ИСТОРИЕЙ. Евгений Чемодуров: «Как художника меня спас театр»

СЕМЬЯ С ИСТОРИЕЙ. Народный писатель Иван Науменко и его удивительная супруга Ядвига

 

Комментарии к статье
Добавить комментарий