ЛЮДИ В БЕЛЫХ ХАЛАТАХ. Андрей Богдан: «Лучшая благодарность, когда пациент не попадает к нам вторично»

09 Дек 2016 09:18

Автор:

Заведующий токсикологическим отделением Городской клинической больницы скорой медицинской помощи Минска рассказал корреспонденту агентства «Минск-Новости» о необычных случаях из практики и благодарности пациентов.

— Андрей Николаевич, пациенты с алкогольной и медикаментозной комой — основной контингент токсикологического отделения?

— Тенденция каждый год меняется, но таких пациентов лечим часто. Раньше в Минске лидировали отравления лекарственными препаратами, биодобавками, сейчас вперед вышли отравления психоактивными веществами. К ним относятся этиловый и другие спирты, синтетические и прочие наркотики.

К нам привозят с передозировкой алкоголя, наркотиков, после отравления химическими веществами, медицинскими препаратами. Словом, со всем, что токсично повлияло на организм. Легких пациентов у нас не бывает.

Подход в токсикологии такой: быстро вывести яд из организма и не дать ему всосаться. Коллеги не обладают достаточными знаниями в этой области — банальных вещей по нашей специальности обычный доктор не знает. Например, что касается этилового спирта: как быстрее вывести его из организма при отравлении? То, что в этом случае помогает активированный уголь, — глубокое заблуждение.

— В лечении вы на что полагаетесь?

— На знания, опыт, интуицию. Заранее прокручиваю в голове стратегию спасения человека. Также консультирую. Недавно помог офисным работникам — мужчине и женщине. В их кабинете положили некачественный линолеум, токсичные испарения которого довели до отравления. Полгода работники ходили по разным специалистам, понесли значительные дополнительные расходы на консультации и исследования. Безрезультатно. В наше отделение обратились от безысходности. И, как показали результаты дальнейшего назначенного лечения, по адресу.

— Вас часто благодарят?

— Для нас, врачей, лучшая благодарность, когда пациенты не попадают к нам вторично.

Токсикология вообще неблагодарная специальность. Большинство наших пациентов пытались уйти из жизни, а мы им не дали. Спасли. Какая уж тут благодарность? Хотя иногда, со временем переосмыслив ситуацию, пациент оценивает врача как спасителя. Мне на днях передали открытку от девушки, которая в 2004 году попала к нам после суицидальной попытки. Хочет встретиться или пообщаться по электронной почте. Лично приходила в отделение, но не застала меня. 12 лет прошло, но я сразу вспомнил эту пациентку, поступившую с крайне тяжелым отравлением. Вспомнил чуть ли не поминутно, как мы не спали всю ночь, как сражались за ее жизнь. Тогда только год в отделении проработал. Такие случаи закаляют.

В практике врачей-токсикологов много неординарных ситуаций. Точнее сказать, пациентов. Одного молодого человека госпитализировали в наше отделение с отравлением краской для принтера.

— Специально, что ли, попробовал?

— Спросонья с черным кофе перепутал, заварил в чашке. Спустя пару часов после глотка «бодрящего напитка» кожа стала темно-синей. Окрасились и слизистые. Он еще долго такого цвета был. Потом лиловым, бело-голубым с пятнами, как герой фильма «Аватар». Две недели парня выхаживали. Справились.

Запомнился мужчина, некогда злоупотреблявший алкоголем. У него была очень серьезная зависимость. К нам его привезли с отравлением. Мы ему помогли. Коллеги психотерапевты поддержали его после нашего лечения. Мужчина женился, уехал на заработки на Север, где устроился работать на нефтяных вышках. Как-то позвонил, чтобы рассказать, что водрузил на вышке полотнище с моей фамилией. Не правда ли, необычное спасибо доктору?

— Сколько в Беларуси токсикологов?

— Всего лишь 17. Ощущается большая нехватка специалистов. В Республиканском токсикологическом центре (организован на базе больницы скорой медицинской помощи) работают врачи, которые стояли у истоков создания нашей службы. Им под 70 лет.

Наша специальность сложна в психоэмоциональном плане. Возможно, в этом причина.

Хотя, по большому счету, хлеб любого врача легким не назовешь. Особенно клинициста. Для представителей некоторых профессий отсутствие обеда — уже проблема. Врач же полностью акцентируется на пациенте, несмотря на свое состояние, когда, к примеру, дежурство заканчивается. Голодный, невыспавшийся, он все равно окажет помощь. Включаются скрытые резервы.

Токсикология забирает много времени. Когда идет поток пациентов в тяжелейшем состоянии, невозможно оставить их только потому, что закончился рабочий день. Необходимо контролировать ситуацию, не пропустить ничего. Нельзя уйти, пока состояние пациента не стабилизировалось.

Отдыхаю как? Лучший отдых — переключиться на общение с родными и близкими. Если в законные выходные на мой мобильный ни разу не позвонят из клиники — уже хорошо. Обычно по будням принимаю более 30 звонков. И все по работе.

Еще материалы рубрики:

ЛЮДИ В БЕЛЫХ ХАЛАТАХ. Ольга Тур: «Врачам в поликлинике некогда болеть»

Комментарии к статье
Добавить комментарий