Режиссер Сергей Зайцев: документальное кино должно быть авторским

08 Янв 2017 09:00 Комментариев нет

Автор:

Блог автора

Как живут русские эмигранты за рубежом, чем отличается документальный фильм от пропагандистского и почему людям следует знать о большой роли союзнических армий во время Великой Отечественной войны?

Об этом и не только корреспондент агентства «Минск-Новости» побеседовал с российским режиссером, сценаристом, лауреатом премии Национальной Академии кинематографических искусств и наук России Сергеем Зайцевым.

— Сергей Леонидович, вы приехали в Минск на встречу с белорусской публикой. Много ли было таких бесед в рамках международного клуба «Формат А3» за последнее время?

Пожалуй, уже раз семь получал приглашение от клуба. Встречался с людьми в Таллине, Вильнюсе, Риге, Нарве, Кишиневе и Симферополе. И вот наконец пригласили в Минск, хотя за минувший год побывал в белорусской столице не раз. Что касается встреч, то зачастую беседуем о документальном кино, но у меня много и других проектов. Например, завершился фестиваль документального кино «Русское зарубежье». Вот уже десять лет там проходят премьеры фильмов об эмиграции, которые мы собираем со всего мира. Столько же времени в Доме русского зарубежья имени Александра Солженицына работают киноклуб «Русский путь» и студия, которая занимается производством документальных картин.

— Выступления в балтийских столицах, учитывая непростую международную обстановку, проходили спокойно?

— После обострения обстановки в мире в 2014 году выступал только в литовской столице. Отмечу, что русские там по-прежнему тянутся к родине. Есть тоска, слезы, а негатива не заметил.

— Удалось побеседовать в Германии с эмигрантами из России волны девяностых годов прошлого века. Они рассказали, что конфликт на востоке Украины и присоединение Крыма к России разделили там русскоговорящих на два лагеря…

— Все зависит от степени интеграции в общество. Те, кто адаптировался, занимают прозападную позицию, и я их понимаю. Другие, думаю, из-за менталитета, не смогли до конца забыть русское прошлое. В любом случае каждый имеет право на свою позицию. И осуждать никого из них не стоит.

— А фестиваль «Русское зарубежье» — это поддержка эмигрантов или способ донести информацию о них жителям России?

Мы стараемся работать в двух направлениях: приглашаем на фестиваль гостей из-за рубежа, которые участвуют в жюри, а также проводят встречи с местными жителями, чтобы рассказать о жизни русских общин в той или иной стране. На последний фестиваль, к слову, приезжал представитель русского этнического общества в Мельбурне Александр Ильин. Это хореограф, родившийся в китайском Харбине, а позже эмигрировавший в Австралию. Кроме него фестиваль посетил Ив Франкен, который работает заместителем директора музея русской культуры в Сан-Франциско. В прошлом году мы приглашали представителей из Чехии, Украины, Англии. Кстати, за десять лет на фестивале «Русское зарубежье» было показано 400 картин о русской эмиграции со всего мира. Неплохой результат. В основном это истории людей, хотя бывает, что авторы тяготеют к обобщению. Но даже такая работа позволяет оценить жизнь русских на примере биографий известных личностей.

— Трудно ли сегодня документальному кино попасть в эфирную сетку больших каналов?

Трудно, но можно (улыбается). Все свои фильмы я делал без расчета, что их сразу покажут в эфире. Но всегда была уверенность: если картины чуть-чуть отлежатся, то ко мне обязательно придут и попросят их. Так и случалось, в частности с фильмом «Союзники. Верой и правдой!». Тема-то вечная — Вторая мировая, человек на войне. Приятно, что этот фильм не раз брал в свою сетку вещания мой любимый канал «Культура» в прайм-тайм.

— А всегда ли документальное кино — авторское?

Считаю, оно таким должно быть. Какое бы событие ни освещалось, как бы ни хотелось быть объективным на сто процентов, авторский взгляд должен присутствовать. Чего не скажешь о каких-то горячих репортажах, когда нужно быстро что-то выдать зрителям. Мне, признаться, ближе не столько документальное, сколько именно неигровое кино. Это особый жанр, в котором во всей России работают не больше пятисот человек.

Складывается впечатление, что документалисты и вовсе работают только для фестивалей или, того хуже, в стол…

Такая проблема была и будет, это же не коммерческий жанр. Те, кому интересно выпускать продукт здесь и сейчас, идут на телевидение. Возвращаясь к фильму «Союзники», могу сказать, что показывал его и в Лондоне, и в Париже, и в других европейских городах. Благодаря отзывам, и прессы в том числе, он стал известен широкой аудитории.

— Последнее время документалистика как в Европе, так и в России все чаще отстаивает одну определенную точку зрения. На ваш взгляд, это вредит жанру?

— Отчасти это связано с идеологией, и мало кто из творцов способен над этим подняться. К тому же многое зависит от цели, которую ставит автор, снимая фильм. Можно быть частью пропаганды, и тогда точка зрения одна, но мне это не близко.

— В Беларуси победу советского народа в Великой Отечественной войне чтут на самом высоком уровне. Уже упомянутый фильм «Союзники» рассказывает и о других победителях фашизма. Часто ли вас упрекают в желании разделить или забрать победу у советского народа?

Конечно, такие упреки слышал не раз. В основном они звучат до показа, поскольку после фильма недовольные голоса утихают. Почему? Вклад союзников очевиден, и мой фильм демонстрирует военное братство. После такого рассказа вовсе не хочется делить победу. Ну а если говорить языком цифр, то подсчитано, что 1,5 миллиона наших прадедов не вернулись бы с войны, если бы союзники — пусть даже поздно — не высадились в Нормандии. И мне нетрудно передать за это американцам привет, нужно уметь быть благодарным.

— В одном интервью вы сказали, что не готовы снимать картины о современных войнах. Почему?

— До сих пор ощущаю неготовность, но в прошлом месяце начал снимать такое кино.

— Чего больше в процессе создания документального фильма — работы в архивах или встреч с людьми?

Знаете, зачастую у героев хранится больше информации, чем в архивах! В «Союзниках» мы использовали как хронику из русских и английских архивов, Национального военного архива Вашингтона, так и из частных коллекций. Конечно, в основном это были фотографии, но иногда попадались и кинопленки. Например, мне не удалось найти достаточно материала про концлагерь «Бухенвальд» в самом большом архиве кинофотодокументов под Красногорском. А у узника концлагеря в Париже оказалась целая стопка снимков, доставшаяся ему от американских освободителей.

— Планируется, что фестиваль политического документального кино «Евразия.DOC» летом пройдет в Минске. Как член жюри подтверждаете?

Так и будет. В минувшем году он прошел в Смоленске и был посвящен технологии оранжевых революций. Это больная и важная тема, я не думаю, что такая же идея будет на повестке дня в Минске. Но остроту в картинах обещаем.

Справочно

Сергей Зайцев родился в 1969 году в Москве. Окончил эстрадно-джазовое отделение музыкального училища имени Гнесиных, курсы сценаристов при ВГИК, Высшие режиссерские курсы — мастерскую Михаила Туманишвили, Владимира Акимова, Игоря Класса. В его творческом списке немало документальных лент, игровой фильм «Змея» по рассказу Александра Грина. Он президент Международного кинофестиваля «Русское зарубежье», член нескольких объединений кинематографистов, художественный руководитель киностудии «Русский путь», член жюри фестиваля политического документального кино «Евразия.DOC».

Комментарии к статье
Добавить комментарий