Замминистра иностранных дел: о работе дипломата много мифов, которые ничего общего с реальностью не имеют

14 Янв 2017 09:20

Автор:

Блог автора

Чтобы подтвердить или, наоборот, развеять мифы, связанные с работой дипломата, корреспондент агентства «Минск-Новости» поговорил с заместителем министра иностранных дел Республики Беларусь Валентином Рыбаковым.

— Валентин Борисович, быть дипломатом — привилегированная, но очень трудная работа. Людям часто приходится подвергать свою жизнь опасности, постоянно колесить с семьей по миру. Каков ваш взгляд на профессию?

— Так случилось, что вся работа за рубежом у меня связана практически с одной страной — США. Сын, все время бывший со мной в командировках, когда вернулись домой, сказал, что никогда не будет пытаться работать в МИД или другом подобном месте. Он увидел жизнь дипломата с изнанки, ее настоящую картинку — где он живет, в каких условиях, чем приходится заниматься. Вокруг работы дипломата действительно образовались устойчивые мифы, которые ничего общего с реальностью не имеют. Мне не раз приходилось отвечать на вопросы, и сложилось впечатление, что люди думают, будто дипломат должен обладать двумя навыками: красиво завязывать галстук и после приема самостоятельно добираться до руля авто. На самом деле это далеко не так. Наши посольства за рубежом малочисленны — 3–4 дипломата и несколько человек техперсонала. На практике это означает, что дипломат должен быть универсалом, как минимум разговаривать на одном из языков, который употребляется в этой стране. Кроме того, ему приходится заниматься и политическими вопросами, и экономическими, продвижением экспорта, вопросами культуры, туризма и другими.

— Значит, есть смысл говорить о белорусских дипломатах как об универсальных сотрудниках?

— Да, наверное. Есть государства, где министерства иностранных дел, торговли и внешнеэкономических отношений совмещены. С этой точки зрения мы не уникальны, но подобных стран действительно очень мало. Для наших посольств за рубежом экспорт и внешнеэкономические интересы Беларуси как раз то, чем занимаются дипломаты в первую очередь. Тем не менее, являясь координатором и отвечая за экспорт, мы реально не имеем ни товара, который продаем, ни возможности, скажем, устанавливать на него цену, контролировать его качество и тем более непосредственно этот товар продавать. Наша роль — помогать экспортерам и стоящим за ними министерствам и ведомствам. Роль дипломатов заключается в том, чтобы в стране пребывания найти возможных партнеров и покупателей, соединить, связать их любым способом: организовать контакты, визиты, участие в выставках, проведение совместных комитетов и комиссий по торгово-экономическим и научно-техническим вопросам. Для этого дипломат должен обладать определенным набором знаний и умений.

Как вы считаете, от личного контакта с местной элитой в стране пребывания зависит успех дипломатии?

— Желание пойти навстречу и реальные шаги — это все-таки разные вещи. Давайте не забывать, что в большей части стран, где мы работаем, экономика действует по рыночным законам. И тут вопрос понравился — не понравился не имеет решающего значения. Если бизнес заинтересован во взаимодействии с нами, то оно осуществляется, даже несмотря на отсутствие посольства. Или несмотря на санкции, под которыми Беларусь длительное время находилась. Бизнес, конечно же, действует с оглядкой на какие-то политические моменты, но если контакты взаимовыгодны и приносят деньги, то отношения будут развиваться и без присутствия личных симпатий.

— Валентин Борисович, как становятся дипломатами?

Я в МИД пришел в 1993 году. В 1980-м с красным дипломом окончил переводческий факультет Минского института иностранных языков по специальности «Английский и французский языки». У нас был очень сильный курс. Интересный факт: в нашем министерстве уникальная ситуация — министр, первый заместитель и еще один заместитель (в моем лице) не только выпускники одного вуза, но и пять лет учились на одном курсе. После окончания распределился на строительство металлургического комбината в Индии, спустя полгода руководил группой переводчиков в аппарате советника по экономическим вопросам посольства СССР в Индии, но никакого отношения к дипломатии не имел. Поэтому по возвращении спустя четыре года о дипслужбе и мыслей не было. Во-первых, в Беларуси хоть и был свой МИД, но он был очень маленький, и трудоустроиться в нем не было возможности. Во-вторых, я трезво отношусь к своим способностям: не принижаю их, но и не считаю себя сверхспособным. Дело в том, что всё в жизни мне давалось ценой большого труда. Я окончил с золотой медалью обычную школу в белорусской глубинке — в Гомельской области. С 9-го класса учился на заочных курсах при инязе. Больших возможностей в то время для изучения английского языка не было.

Что касается сегодняшнего дня, мы ежегодно по нашей квоте направляем на учебу в МГИМО ограниченный круг людей. Это могут быть студенты абсолютно любого вуза Беларуси или выпускники школ. Направляем для изучения редких языков, которые у нас либо не преподают вообще, либо преподают на недостаточно высоком уровне. В итоге мы получаем специалистов с корейским, японским языком, хинди или ивритом. Это штучный товар. Остальных специалистов подбираем дома. Довольно часто приглашаем из других министерств и предприятий, в том числе на должность посла.

— Профессия дипломата в сознании людей связана со сплошными путешествиями, приемами, практически беззаботной жизнью. Как на самом деле живут сотрудники вашего ведомства, находясь за границей?

— Это как раз один из мифов, о которых я уже говорил, будто бы жизнь дипломатов за границей просто сказка, счастье и мечта. Это далеко не так и далеко не всегда так. Можно, конечно, работать в какой-то комфортной или относительно комфортной европейской столице. Безусловно, есть возможность посмотреть страну, если есть что смотреть или это неопасно. Но мы же присутствуем на всех континентах. Надо совершенно откровенно признать: большой очереди из желающих работать в некоторых странах нет. Это связано с рядом трудностей, ограничений и просто элементарной безопасностью. У нас работает посольство в Сирии, и я хорошо знаю, что сейчас происходит в этой стране. Мы закрыли свое посольство в Ливии в том числе из-за угрозы личной безопасности сотрудников. Не будем забывать, что у дипломата есть семья, дети, чаще всего школьного возраста. Далеко не во всех странах есть школы при том же российском посольстве. И тогда семья идет на то, что ребенок или жена с детьми остаются в Беларуси либо дети учатся в международной или местной школе со всеми вытекающими последствиями. При возвращении домой могут быть конкретные проблемы: не изучал белорусский язык, нет документов или школьная программа радикально отличается от нашей. Жена или муж сотрудника и здесь теряют место работы, и за границей чаще всего не имеют возможности работать. В отдельных странах по определению не может быть друзей или хороших знакомых за пределами коллектива посольства. Правда, здесь есть и свои плюсы: это отличный шанс научиться жить в коллективе, каким бы он ни был, и находить решения в конфликтных ситуациях, если они возникнут.

— Валентин Борисович, как изменилось министерство за 25 лет существования белорусской дипслужбы?

Самое главное: появилась белорусская дипломатическая школа. Большинство сотрудников министерства отработали не одну загранкомандировку и имеют опыт работы в центральном аппарате. Понятно, что профессиональный уровень стал совершенно другим. Если в 1990-х годах основным критерием для приема людей на работу было знание иностранных языков, то сегодня наши сотрудники обладают достаточными знаниями и умениями в различных областях народного хозяйства, чтобы эффективно справляться с поставленными задачами на внешних рынках. Но нельзя забывать и про другие направления работы. Это политические связи, контакты с политическим руководством стран, парламентами, организациями, которые занимаются внешнеполитическим анализом, и так далее. Есть представительство в ООН, которое не решает вопросы экономики, но занимается исключительно политическими проблемами, которые могут иметь прямое отношение и к экономике. Так что сегодня любой сотрудник МИДа — связующее звено между нашим государством и страной пребывания.

 

Комментарии к статье
Добавить комментарий