Минчанка в пятом поколении рассказала о своих знаменитых предках

22 Янв 2017 09:00

Автор:

Блог автора

Живет в Минске женщина. Скромная, трудолюбивая. Хорошая жена, мать, бабушка и хозяйка. И мало кому известно, что в ее роду есть люди, которыми в свое время гордилась вся страна. Историей своей семьи она поделилась с корреспондентом агентства «Минск-Новости».

Маргарита Круковская — минчанка в пятом поколении. Замужем, имеет четверых взрослых детей, трех внучек, внука и двух правнуков. Рассказывает им о предках, показывает фотографии, которым уже более ста лет.

Бабушку по материнской линии звали Вера Антоновна Красницкая. В конце XIX — начале XX века она жила с родителями, братьями и сестрами, которых было шесть душ, в Минске. Их большая усадьба располагалась как раз на том месте, где сейчас находится Дом правительства. Вера училась в женской гимназии, где царили самые строгие правила. К примеру, не разрешалось надевать юбки со шлейфом, а также прогуливаться по одной из сторон улицы Губернаторской (сейчас улица Ленина), потому что там собирались девицы легкого поведения. Но гимназистки, рискуя быть изгнанными из учебного заведения, все же наблюдали иногда за ночными бабочками из укромного уголка. Просто так, из любопытства. Не забывая при этом посматривать в конец улицы, откуда в любой момент могла появиться классная дама. Она специально приходила, чтобы контролировать воспитанниц. Когда ее замечали, подавали сигнал, и барышни разбегались кто куда. Конечно, молодежь тогда была скромнее нынешней, но в удовольствии пошалить себе не отказывала.

— Бабуля Вера рассказывала, что к ней домой приходили подруги и молодые люди, — рассказывает Маргарита Никитична. — Развлекались тем, что писали друг другу в альбомы стишки собственного сочинения. На первый взгляд они представлялись совершенно невинными, но если прочитать крайние слева буквы по вертикали, то получалось какое-нибудь непристойное слово. И тогда все дружно хохотали.

№1 copy

Константин Зарембо и Вера Красницкая во дворе дома, который стоял в Минске там, где сейчас находится Дом правительства. 1910 год

№3 copy

Силач Костя Зарембо

Отлично, Константин!

Однажды в доме Красницких появился молодой человек — Костя Зарембо. Он обладал невероятной физической силой, занимался французской борьбой. Дружил с известными спортсменами Иваном Поддубным, Георгом Лурихом, участвовал в состязаниях. Победить силача было весьма трудно. Однако хрупкая девушка Вера Красницкая сразила его с первого взгляда. Парень влюбился как мальчишка. Она тоже не осталась равнодушной к эффектному кавалеру. Через несколько лет молодые люди поженились, у них родились дети. Младшая Зина и стала в будущем мамой Маргариты Круковской.

К сожалению, деда я никогда не видела, он рано умер, — говорит Маргарита Никитична. — Бабушка рассказывала, что он выступал в цирке со своим коронным номером: ложился на арену, сверху на него клали две доски, на которые въезжал легковой автомобиль. Под бурные овации богатырь его приподнимал.

В повести Константина Паустовского «Черное море» есть строки, посвященные знаменитому силачу, который в молодости служил на флоте. Дело было на острове Крит, где стояли пять эскадр: английская, русская, французская, итальянская и турецкая. Между матросами устроили соревнования по французской борьбе. Зарембо положил всех. Турки обиделись и привезли своего лучшего борца, водолаза. На груди у него была табличка с надписью: «Нечеловеческая сила». Ниже стояла печать султана. Боролись в дощатой таверне. На десятой минуте Костя турка свалил. Когда тот упал, треснул пол. Видимо, увлеченность спортом передалась Маргарите от деда. Она тоже обладала в молодости необычной для женщины физической силой, успешно занималась пулевой стрельбой.

…Когда Константин умер, Вера осталась с детьми одна. Дочь Зина заболела туберкулезом. На лечение и усиленное питание нужны были деньги. А где их взять? Вера Зарембо собрала многочисленные медали мужа, полученные за спортивные победы, в последний раз полюбовалась ими и отнесла на рынок. Продала и стала выхаживать ребенка. Девочка выздоровела.

Отблески славы

Девичья фамилия Маргариты Никитичны — Москвина. Ее родственник по отцу — всемирно известный актер и режиссер народный артист Советского Союза Иван Москвин.

Когда после войны мои родители Никита Москвин и Зинаида Зарембо решили пожениться, они поехали в Москву знакомиться с семьей отца, — рассказывает Маргарита Никитична. — Мама поинтересовалась у будущего свекра Петра Москвина, нет ли какой родственной связи между ним и знаменитым артистом. Оказалось, это его двоюродный брат.

Известная фамилия минчанке в жизни иногда помогала. В школе, когда вызывали к доске, «Москвина» учителя произносили с некоторым трепетом. Иногда даже оценки завышали. Однако счастливой семья так и не стала. Через несколько лет родители Риты расстались.

В детской памяти сохранилась большая комната, дверь с цветной ручкой, отец в военной форме, сидящий в кресле. Он что-то сердито говорил маме. Что именно, девочка не запомнила. Да и вряд ли бы тогда поняла. Мама плакала. Через несколько дней Никита Москвин ушел к другой женщине, и дочь его больше никогда не видела.

Все, что от папы осталось, — это отчество и знаменитая фамилия, — говорит Маргарита Никитична.

Кино и немцы

Из просторной квартиры пришлось съехать. Поселились с матерью в полуподвальном помещении, темноватом и сыром, на улице Островского (сейчас Раковская), где и жили в 1950-е годы. Единственным развлечением для ребенка стали наблюдения за уличной жизнью. Через низкое, вросшее в землю окошко девочка видела мелькавшие туда-сюда ноги. Бывало, что друг против друга долго стояли сапоги и туфельки. Переминались, носками ковыряли землю, притопывали. Это смотрелось очень забавно, и увиденное Рита изображала карандашом на бумаге.

— Хорошо помню район старой Немиги, — продолжает собеседница. — Там было множество магазинчиков. Особый восторг у нас, детишек, вызывала пуговичная лавка. Заходили в нее, чтобы просто поглазеть. Над прилавками на нитках висели пуговки разнообразных расцветки, формы и размера и каждая казалась нам сказочно красивой.

Однажды на улице Островского поднялся невероятный шум и суета. Перед окошком туда-сюда забегали сапожки, туфельки, ботинки, большие кирзовые сапоги. Рита с соседскими детишками вышла посмотреть, что случилось в их тихом уголке. А там стояли машины, суетились какие-то люди, устанавливали революционные плакаты и декорации. Оказывается, в округе снимали художественный фильм «Миколка-паровоз». В один из дней ребят даже пригласили поучаствовать в эпизодах. Рита помнит, что много раз их просили сделать одно и то же — перебежать с одной стороны улицы на другую. А когда съемки закончились, им раздали конфеты.

Маргарита Никитична хранит старые семейные фото. И жалеет, что не расспросила бабушку и маму о знаменитых родственниках более подробно, не сделала записей. Теперь уже дети и внуки, не желая стать Иванами, не помнящими родства, составляют генеалогию Москвиных — Зарембо — Круковских.

 

Комментарии к статье
Добавить комментарий

Тимур

Спасибо! Очень достойный пример полезности знания родословной.