ЛЮДИ В БЕЛЫХ ХАЛАТАХ. Александр Белоусов: «В «Склифосовском» всё, как в реальной жизни»

27 Янв 2017 09:36

Автор:

Медбрат по массажу 6-й центральной районной клинической поликлиники рассказал корреспонденту агентства «Минск-Новости» о реабилитации пациентов, медицинских сериалах и материальных благах.

— Александр Владимирович, оставляя за кадром зарплаты в белорусском здравоохранении, медработник все же та профессия, с которой без куска хлеба не останешься. Работу вашему брату везде предложат: в столице, регионе, за границей…

— Что есть, то есть, не пропадешь. Важно состояться в профессии, и тогда всегда будешь кому-то нужен. Что касается меня, то раньше глаза горели, сейчас немного поугасли. Знаете, многие медики сгорают на работе… И это страшно. К счастью, я предел эмоционального запаса еще не исчерпал. Благодаря пациентам. Они меня вдохновляют.

— Вот так новость! На пациентов все больше жалуются…

— Случается, но меня они не раздражают и не утомляют. Наоборот, повторюсь, вдохновляют. Я массажист. Специфика такова: виден результат труда. Не всегда сразу, но он есть. И это здорово, когда можешь помочь больному человеку.

— Говорите, не утомляют пациенты. Неужели на ваших сеансах они все такие душечки: не пищат, не охают, не ноют?

— И пищат, и охают, и ахают, разве что не плачут — я не из тех, кто гладит. И разный болевой порог у людей. Но последующий эффект того стоит. Ручной массаж хорош индивидуальным подходом. Разговариваю с каждым человеком в течение всех десяти процедур. Обо всем, но, конечно, про общее состояние здоровья, о том, проходят ли болезненные ощущения. Кстати, массаж показан всем — и больным, и здоровым. После процедуры повышается настроение, улучшается самочувствие, успокаиваются нервы, нормализуется гормональный фон.

— Повезло вашим родным: личный массажист в семье!

— Вы так думаете? Откровенно: на работе так крыльями намашешься — домой возвращаешься без задних ног. Трудимся с коллегой посменно, я на ставку, она — на полставки. Процедуру делаем как в поликлинике, так и на дому — перенесшим инсульт, тяжелые операции, людям преклонного возраста. Не халтурим, выкладываемся по полной. К сведению: спектр медицинских показаний, при которых назначают массаж, очень широкий.

— Наверняка еще и подрабатываете?

— Не без этого, хотя в нашей среде не принято сей факт афишировать. А что делать? На одну зарплату не проживешь. Воспитываем с супругой двоих детей.

— Если не секрет, в коммерческом медцентре дополнительно трудитесь?

— Было дело, но совмещать работу в государственной и частной структурах очень сложно. И физически, и морально. Ты ведь себе не подвластен. Поэтому коммерческие медцентры в прошлом, а в настоящем — дополнительные заработки от случая к случаю.

— Зарплатой вашей интересоваться не буду: очевидно, что невысока. Но вы же можете уйти из поликлиники, найти более прибыльное место…

— А пациентов на кого оставить? Их кто на ноги ставить будет? В нашей поликлинике, как говорил, два массажиста. Этого явно недостаточно. Считаю: службу надо расширять. И вообще, в государственную медицину надо привлекать специалистов. Вопрос: как?

— Вы меня спрашиваете? Материальными благами прежде всего, тогда уезжать за рубеж не будут и в представители фармацевтических компаний не пойдут…

— Согласен: деньги всем нужны. Но среди медиков меркантильных людей немного. Больше фанатов своего дела. И я фанат: не собираюсь уходить из профессии и не жалею, что пошел в медицину. Многие из тех, с кем учился в медучилище, считают так же. И врачей самоотверженных, преданных своей профессии — большинство. Такими родились. Помню, когда в тройке (в 3-й городской клинической больнице Минска. — Прим. авт.) работал, мой друг, студент медицинского университета, пахал санитаром в приемном покое, потом медбратом, и так до окончания вуза совмещал учебу с работой. По сей день он в медицине.

— Убедили: деньги для медиков — не главное. Привлечение кадров оставим на откуп руководителям системы и учреждений здравоохранения. Но ответьте: каким ветром вас в третью клинику занесло?

Меня распределили туда по окончании медицинского училища. Работал медбратом в отделении анестезиологии и реаниматологии. Пять лет. Было чрезвычайно интересно и очень тяжело одновременно. Так сложилось: поменял специализацию. Почему? Не буду вдаваться в подробности. Хотя те времена часто с теплотой вспоминаю: прекрасный сплоченный коллектив, профессионалы. У нас была действительно команда. Кстати, в российском сериале «Склифосовский. Реанимация» удачно воссоздана атмосфера этого отделения.

— Увлекаетесь медицинскими сериалами?

— Не всеми. Но «Склифосовского» смотрю. Очень достойный фильм, близок к действительности. Как-то наткнулся на ТВ-передачу с актерами этого сериала: они не берутся за постановку сцены, не понимая сути. Медицинские консультанты у актерского состава очень сильные в профессиональном плане.

Как человек, проработавший не один год в стационаре, скажу: атмосфера, показанная в фильме, действительно соответствует той, что в клинике. К примеру, эпизод: привозят пациента со множественными травмами, его надо экстренно спасать. Работают все: каждый занимается своим делом, никто никому не мешает. Нет суеты, все четко, отлажено. Всё, как в реальной жизни.

Или еще. Один из героев фильма — пожилой доктор, дока в своем деле. Без всяких высокотехнологичных обследований ставит предварительный диагноз. Мне в тройке довелось работать с заведующим отделением анестезиологии и реанимации Александром Парфеновичем Тихоновцом. Диагност от бога — по первым признакам определял, что с больным. При всем том, что тогда ни компьютерной, ни магнитно-резонансной томографии в помине не было. Вообще людям, работающим в таких чрезвычайно сложных отделениях, памятники при жизни надо ставить.

Можно небольшое отступление? Попал пациент в клинику в тяжелом состоянии. Хирурги сделали свое дело, реаниматологи — свое, вместе спасли человека. Он выжил. А дальше что? Нужна медицинская реабилитация. У нас (в Беларуси. — Прим. авт.) она в зачаточном состоянии. Акцент на этом направлении не ставится. Мое мнение: в любой больнице должно быть отделение медицинской реабилитации. Иначе пациент остается один на один со своими страданиями. Кто поможет ему восстановиться? Где искать помощь? Наличие нескольких реабилитационных клиник в стране проблемы не решают — туда еще попасть надо.

— За чем же дело стало?

— Многие, даже врачи, не верят в реабилитацию. В тот же массаж в частности. Не голословно говорю: доктора, которые впервые ко мне за помощью обращались, выходили из кабинета с квадратными глазами — не ожидали такого эффекта. Поживем — увидим. Верю, что нашу службу, службу медицинской реабилитации, все-таки заметят. И пациенты, ради которых мы, собственно, и выходим каждый день на работу, смогут быстрее восстанавливаться.

Еще материалы рубрики:

ЛЮДИ В БЕЛЫХ ХАЛАТАХ. Ольга Тур: «Врачам в поликлинике некогда болеть»

ЛЮДИ В БЕЛЫХ ХАЛАТАХ. Андрей Богдан: «Лучшая благодарность, когда пациент не попадает к нам вторично»

Комментарии к статье
Добавить комментарий