Рискованные метры, или Есть ли жизнь в коммуналке?

29 Янв 2017 16:00

Автор:

Блог автора

Домов с классическими советскими коммуналками, как в старых фильмах, в столице осталось немного — не более десятка. Причем такие здания не просто расселяют, а сносят.

Впрочем, сегодня любая квартира может превратиться в коммуналку, рассказала корреспонденту агентства «Минск-Новости» заместитель директора одного из риелторских агентств Анна Коломыцева:

Например, бывшие супруги делят жилплощадь, приобретенную в период брака. Или собственник, у которого несколько наследников, умирает. Те получают по доле в квартире, как правило, без определения конкретных комнат. В таком случае можно составить у нотариуса соглашение о порядке пользования жилыми помещениями (при общем согласии) либо обратиться в суд. Иногда сособственники выплачивают друг другу разницу в метраже, чтобы в последующем избежать споров, и определяют доли в новом эквиваленте. Был случай, когда однушку одновременно унаследовали восемь человек. Разумеется, таким табором никто в ней жить не будет. И когда сособственники не договариваются, кто, кому и сколько выплатит за долю, метры начинают распродавать третьим лицам. Кто-то приобретет такой кусочек для регистрации, а кто-то — и для проживания. Увы, нередко доли покупают родственникам — алкоголикам или наркоманам.

Комнаты с общей кухней покупают родители иногородним студентам. Или те, у кого не хватило сбережений на полноценную квартиру.

Придумав легенду, по которой я, приехав с периферии, ищу комнату сыну-студенту, отправилась знакомиться с рынком «коммунальной» недвижимости. На одном из специализированных сайтов нашла самое дешевое предложение — за 9 900 условных единиц. Жилплощадь находится в доме на улице Лещинского, недалеко от метро, в квартире, судя по фото, сделан хороший ремонт. Первая мысль: почему так дешево? Звоню агенту. Оказывается, это 1/3 доля в однушке. Продавец стал уверять, что соседка — порядочная женщина средних лет, мой сын будет под присмотром 24 часа в сутки. Только хочет ли она жить в одной комнате с посторонним человеком? Тем более с молодым мужчиной. А еще в ходе беседы выяснилось, что продает долю дочь потенциальной соседки. Явно в отношениях с родительницей у них не все гладко.

Еще одна комната в трешке продавалась в доме на улице Калиновского за 11 тысяч «зеленых». Ее отправилась смотреть лично. Агент уверяла, что это уникальное предложение. Первый этаж хрущевки. Ремонт в квартире, по всей видимости, последний раз делался во времена самого Никиты Сергеевича. Пока агент вещала, какой потрясающий вид открывается из окна, из соседней комнаты вышла пенсионерка с вопросом: «Опять приволокла кого-то на смотрины?» Бабулька проживает в квартире с тремя внуками, которые не прочь заложить за воротник. Продает недвижимость абсолютно посторонний им человек. Вообще у остальных двух комнат шесть совладельцев, а бабка-старожил никак не свыкнется с тем, что квартира давно уже имеет статус коммунальной.

Решила посмотреть комнаты подороже. Они, как правило, в малонаселенных двушках. Выбор пал на 11-метровую за 20 тысяч у. е. в доме на улице Заславской. Если условия проживания в квартире оказались более или менее сносными, то мужчина, обитающий во второй комнате, шокировал: вышел из кухни в нижнем белье, грудь и спина расписаны под хохлому. Будучи навеселе, полез обниматься: мол, рад знакомству, соседушка.

Давайте посмотрим еще один вариант, на Партизанском проспекте. Большой метраж, свой балкон, — стала уговаривать меня риелтор. — Правда, во второй комнате на 11 квадратах проживает семья с тремя детьми.

От переставшего быть заманчивым предложения я отказалась.

Комментарии к статье
Добавить комментарий