Каких композиторов минчане включали в «Скверный рейтинг», и что осталось от первого ботанического сада

03 Мар 2017 10:51

Автор:

Корреспондент агентства «Минск-Новости» отправилась на прогулку по Верхнему городу с заслуженным артистом Республики Беларусь Виктором Скоробогатовым.

Гид: Виктор Скоробогатов, заслуженный артист Республики Беларусь.

Маршрут: улицы Интернациональная — Революционная — Ленина — Энгельса — Музыкальный переулок — площадь Свободы.

За последние несколько лет Верхний город стал музеем музыки под открытым небом. Летние вечера джаза и классики собирают тысячи людей у ратуши, уютные дворики на прилегающих к ней улицах тоже все чаще становятся концертными площадками.

— Эту территорию смело можно назвать музыкальным кварталомутверждает Виктор Скоробогатов солист и режиссер Национального академического Большого театра оперы и балета Республики Беларусь, профессор, преподаватель Белорусской государственной академии музыки, руководитель творческого коллектива «Беларуская капэла».

И за полтора часа убедительно доказывает, почему.

Шаг первый

Встречаемся у входа в главный корпус Белорусской государственной академии музыки (улица Интернациональная, 30).

Изначально консерватория располагалась на улице Кирова, а это здание появилось здесь в 1950-е годы, — рассказывает Виктор Скоробогатов. — На месте современной гостиницы «Европа» до 1984 года было другое строение. В 1968-м я пришел туда впервые, чтобы поступить в Минское музыкальное училище имени Глинки. Меня зачислили, но после первого курса ушел в армию. В то время даже не знал, что пою со сцены, где впервые в истории академического жанра оперы прозвучал белорусский язык — на премьере «Сялянкі» Станислава Монюшки и Винцента Дунина-Марцинкевича в Минском городском театре в 1852 году. За слова «белорус» и «белорусский» тогда можно было сесть в тюрьму, поэтому сам факт постановки — творческий и гражданский подвиг авторов. Осенью им установили памятник в сквере у ратуши. Лучше места не придумаешь.

Шаг второй

Минуем площадь Свободы, останавливаемся на пересечении улиц Ленина и Революционной у памятника Максиму Горецкому. Во втором доме, на фасаде которого он установлен, в 1930-е годы размещалась Белорусская академия наук.

— В то время эта улица была очень культурной, — шутит В. Скоробогатов. — На Революционной, 3, располагался Дом белорусского радио, где работал симфонический оркестр. На Революционной, 13, — Инбелкульт, где в 1922 году началась академическая история белорусского искусства. Там трудились композиторы Николай Аладов и Николай Чуркин, Вячеслав Селях — единственный конкурент Федора Шаляпина, который после революции 1917 года завершил свою певческую карьеру и вернулся из Петербурга в Минск, но возглавил музыкальную комиссию Инбелкульта. Благодаря его стараниям впервые на белорусском языке прозвучала опера Даргомыжского «Русалка» на сцене тогда городского, а сегодня Купаловского театра.

Шаг третий

Проходим мимо архикафедрального костела Пресвятой Девы Марии и останавливаемся рядом с Республиканской гимназией-колледжем при Белорусской государственной академии музыки (площадь Свободы, 7).

— Теперь пристройка к собору принадлежит гимназии, но раньше это была просто музыкальная школа, а еще раньше — дом губернатора. Изначально же здесь располагался иезуитский коллегиум, — говорит гид. — Помимо арифметики, геометрии и астрономии там в обязательном порядке учили музыке, то есть в Минске музыкальное образование существует уже более 400 лет.

Шаг четвертый

Останавливаемся рядом с кофейней на пересечении улиц Ленина и Интернациональной.

— Раньше в этом доме (улица Ленина, 7) размещались Союз композиторов и концертный зал, — напоминает Виктор Скоробогатов. — Периодически там собиралась комиссия из представителей Союза и Министерства культуры, чтобы купить у композиторов их произведения. До войны, конечно, это происходило в другом помещении, но таким же образом — композитор исполнял свое произведение и ждал решения комиссии. В 1936 году Исаак Любан хотел продать свою песню, но ему отказали. Он выбросил ноты в мусорное ведро и ушел. В зале присутствовала народная артистка СССР Лариса Александровская, которая эти ноты достала и запела: «Бывайце здаровы, жывіце багата!» Уже через пару лет эту песню считали народной.

Шаг пятый

Сворачиваем на улицу Интернациональную. Минуем дом, где вырос композитор Станислав Монюшко (улица Энгельса, 3).

Его семья жила на втором этаже, — рассказывает Виктор Скоробогатов. — Монюшко посещал занятия в школе через дорогу (улица Интернациональная, 20). Ходил учиться музыке в ратушу к Доминику Стефановичу. На стене дома № 3 несколько лет назад установили мемориальную доску. За основу взяли портрет Чеслава Монюшко, который изобразил сына за роялем. В XIX веке на первом этаже этого здания располагался нотный магазин Александра Велицкого.

Шаг шестой

Подходим к музею «Дом Ваньковичей» (улица Интернациональная, 33а).

— Он принадлежал не художнику Валентию Ваньковичу, а его брату Эдварду, который женился на родной тете Монюшко, — обращает внимание гид. — Поэтому, когда композитор приезжал в Минск, часто останавливался или в доме у Ваньковичей, или в доме Зимницкого в Музыкальном переулке, который теперь называют домом масонов. Ольхе посреди двора не меньше 150 лет. Это дерево — одно из старейших, которые сохранились в Минске, Ваньковичи заложили здесь первый ботанический сад.

Шаг седьмой

Сворачиваем в Музыкальный переулок и снова возвращаемся на площадь Свободы. Присаживаемся на скамью Огинского.

— Михал Клеофас Огинский был очень популярным композитором у белорусов, поэтому скамью установили здесь не случайно, — поясняет Виктор Скоробогатов. — В 1990-е годы его наследник Анджей Залуцкий приезжал в Минск. Ему показали газету «Имя». Там была постоянная рубрика «Скверный рейтинг» — в сквере у ратуши журналисты проводили опросы о любимых поэтах, писателях, художниках и так далее. В номере, который принесли Залуцкому, минчане рассказывали, кто их любимый композитор. На первом месте — Огинский. На втором — Бах. На третьем — Шостакович. Анджей не поверил, пошел с коллегами на улицу, чтобы задать прохожим тот же вопрос. Впечатлился — каждый знал как минимум полонез «Прощание с Родиной».

Фото Сергея Лукашова и Тамары Хамицевич

Комментарии к статье
Добавить комментарий