Теннисист В. Самсонов: «40 — возраст серьезный, но Олимпиада показала, что уходить пока резона нет»

12 Мар 2017 09:00

Автор:

Дом в солнечной Испании, красавица жена, подрастающие дети, материальный достаток, килограммы «драгметалла», добытого на престижнейших турнирах, включая чемпионаты Европы и мира, многочисленные титулы, имя, известное всей планете… Спортсмену, разменявшему пятый десяток, с такими козырями на руках можно бы, кажется, с чувством выполненного долга курить бамбук.

Не тут-то было — минчанин Владимир Самсонов, пожалуй, не менее виртуозно, чем на пике карьеры, продолжает укрощать маленький пластиковый мяч, летающий над теннисным столом подобно разящей молнии, и по праву считается лидером российского клуба «Факел Газпрома» и сборной Беларуси. А на последней, уже шестой (!) для себя Олимпиаде-2016 еще и занял как никогда ранее высокое, четвертое место. И это, повторим, в 40 лет!

«Небожители» из Поднебесной

— Владимир, на Играх в Рио привычно доминировали китайцы, прибрав к рукам едва ли не все возможное «золото» и «серебро». Аргументы, объясняющие их тотальное превосходство, видимо, привычные: дескать, «имя им — миллиард», лидерам дышат в спину десятки конкурентов, в Поднебесной не счесть залов и столов, в пинг-понг играет полстраны.

— И это далеко не все. В Китае проходит очень много соревнований, где отбирают лучших сначала, скажем, в городе, потом в провинции, и так вплоть до национальной команды. Попасть в сборную, особенно олимпийскую, наверное, тяжелее, чем выиграть медаль на чемпионате мира. Не случайно же Ма Лун и Чжан Цзикэ разыграли в финале «золото» Игр-2016.

Поднебесная издавна славится школой пинг-понга и тренерскими кадрами. Китайцы и экономически заметно поднялись по сравнению с теми же 1990-ми годами, а значит, выросли возможности материального стимулирования.

— То есть мастера малой ракетки там реально много зарабатывают?

— Они очень хорошо зарабатывают. Сейчас практически никто из самых сильных теннисистов, входящих в сборную, не играет в европейских клубах. Во-первых, нет финансовой необходимости. Во-вторых, они полностью доминируют в мире. И если раньше им нужно было, чтобы молодежь набиралась опыта в Европе, нынче это не имеет смысла. Лучшие тренируются дома и играют в Китайской лиге.

— При всем этом вы дали в полуфинале тому же Чжану Цзикэ нешуточный бой, наверное, порядком вымотавший вас физически и психологически. Не этим ли объясняется поражение с крупным счетом в дуэли за «бронзу» с японцем Мидзутани, проходившей всего несколькими часами позже?

— Не думаю, что это было основной проблемой. Человек, с которым ты встречаешься в матче за 3-е место, тоже только что проиграл, не меньше тебя устал и разочарован. В принципе, мы находились в одинаковых условиях. Скорее уж дала о себе знать травма ребра, полученная накануне. Но все равно, когда выходишь сражаться за олимпийскую медаль, стараешься забыть про болячки и прочее, просто борешься и пытаешься выиграть каждый мяч.

— А могли ли в молодости представить, что спустя два десятка лет будете так же азартно и упорно, да еще и более удачно штурмовать олимпийский пьедестал?

— Нет, никогда особо над этим не задумывался, планов с дальним прицелом не строил, тем более не прикидывал, что вот через столько-то лет завершу карьеру. Сорок, конечно, — возраст серьезный, но Олимпиада показала, что уходить пока вроде резона нет.

С «немцем» Овчаровым в «Факеле Газпрома»

— Какая-то из ваших шести Олимпиад, помимо, разумеется, последней, запомнилась особо?

— Разумеется, особняком стоит Атланта-1996, ведь дебют — как первое свидание. К каждой из них я очень серьезно готовился, в результате довольно высоко поднимался по турнирной сетке, но для полного успеха чего-то чуть-чуть не хватало. В Рио тоже сделал все, что мог. Понятно, хотелось выиграть медаль, однако, к сожалению, их только три. У нас, кстати, в 1992 году оба полуфиналиста получали «бронзу», как в сейчас в борьбе или боксе. Даже не знаю, почему это положение отменили.

Конечно, четвертое место принято считать самым обидным, но, объективно говоря, результат очень хороший. Мне удалось выиграть несколько тяжелых матчей, причем даже с травмой в четвертьфинале у Овчарова. Можно сказать, без везения не обошлось.

— Вы ведь с Димой Овчаровым вместе защищаете цвета «Факела Газпрома» из Оренбурга?

— Да, уже несколько лет.

— Хлопца с украинскими корнями уважительно величают немцем, вы же остаетесь белорусом, приезжаете под знамена сборной, невзирая на усталость и проблемы со здоровьем. Это принципиально важно?

— Конечно, я всю жизнь выступаю за сборную. Хочется порадовать болельщиков. Знаю, что, кроме Минска, большинству из них увидеть мою игру вживую негде. Хотя на самом деле часто бывают проблемы то с коленом, то с локтем, на Олимпиаде вот с ребрами. Все-таки, наверное, возраст чувствуется. Как будет дальше, загадывать не стану: чтобы продолжать играть, нужно крепкое здоровье.

— Слышал от «информированного источника», что, когда вы подписывали контракт с нынешним, явно небедным газпромовским клубом, работодатели предложили сумму гонорара или зарплаты проставить самому в незаполненной строчке. Было такое?

— Нет, такого не было (смеется). Хотя, конечно, хорошие игроки знают себе цену и приблизительно представляют, о каких деньгах должна идти речь.

— Начиная с 1994 года вы последовательно выступали в командных чемпионатах Германии, Бельгии, Испании, сейчас вот России, однако обосновались с семьей на Пиренеях. Понравился климат?

— Я в последнее время так много путешествую, что уже затрудняюсь сказать, где живу… Мы приехали в Гранаду в 2008 году, когда мне предложили неплохой контракт на 5 лет в теннисном клубе этого города. Однако через шесть месяцев возникли проблемы, связанные с финансовым кризисом, и они, будучи не в состоянии выполнять наши договоренности, извинившись, предложили по возможности самому подыскивать варианты трудоустройства.

Гранада, Гранада, Гранада моя

— Долго искать не пришлось?

— Кое с кем из «Факела Газпрома» я и до того контактировал и знал, что клуб этот очень серьезный. И на поступившее от них предложение ответил согласием. Но вновь менять место жительства после недавнего переезда из Бельгии в Испанию, где уже начала обживаться семья и сыновья пошли в школу, не было резона, и мы решили остаться в Гранаде.

— Успели к тому времени купить дом?

— Нет, поначалу с жильем помогал клуб. Дом купили позднее. Что касается климата, Гранада находится на юге страны, но ближе к горам, и погода там не такая, как, скажем, в курортной зоне: более сухой воздух, зимой может быть довольно холодно, минусовая температура — обычное дело.

— Ваша супруга-полиглот Наталья вдобавок к четырем или пяти освоенным ранее языкам испанский уже занесла в свой актив?

— Да, Наташа в этом смысле молодец. И способности соответствующие имеет, и всегда очень серьезно занимается. Если уж надо выучить испанский, то сделает все, чтобы как можно быстрее заговорить на нем. Тем более что язык лучше всего усваивается в той стране, для которой он родной.

— Она работает?

— Помогает в одной фирме, которая связана с настольным теннисом, и учит языки.

— Вам отлучаться из дома приходится надолго?

— Да, у нас часто сборы, по крайней мере, перед важными матчами — всегда. Плюс сами встречи европейской Лиги чемпионов и первенства России. В последнее время я действительно очень много путешествовал, такое ощущение, что постоянно в разъездах.

— В целом на сборы и соревнования уходит, к примеру, половина календарного года?

— Думаю, больше.

— Это работа на износ или она помогает мышцам не дрябнуть, а технике не ржаветь?

— Конечно, если постоянно играешь, то находишься в оптимальной форме, но иногда перелетов и турниров становится слишком много, усталость накапливается, и тут главное — вовремя остановиться. Следить за своим физическим состоянием и здоровьем с возрастом становится все важнее. Уметь отдыхать значит быть настоящим профессионалом.

— В перелеты берете с собой самое необходимое?

— Как правило, костюм, кроссовки, несколько пар носков, шорты. Ракетки вообще никогда не сдаю в багаж.

— Одной ракетки хватает надолго?

— Надолго, в основном меняются накладки. Причем чаще правая, поскольку с этой стороны удары мощнее, вращений больше, она и изнашивается быстрее. Но на протяжении одного турнира, как правило, ничего не меняю.

— А в жизни ничего пока менять не собираетесь?

— Вкус к игре я еще не потерял. Хотя, опять-таки, это спорт. Все может закончиться гораздо быстрее, чем ты предполагаешь.

Комментарии к статье
Добавить комментарий