Минск Иосифа Лангбарда. Зодчий, который придал городу европейский лоск

17 Мар 2017 13:28

Автор:

Блог автора

Когда однажды Иосифа Лангбарда спросили, что такое советская архитектура, он сказал то ли в шутку, то ли всерьез: «Что я построю, то и будет советской архитектурой».

Юбилейный год Минска отмечен красивой датой одного из главных его архитекторов. Исполнилось 135 лет со дня рождения Иосифа Лангбарда — зодчего, который изменил дореволюционный облик нашего города, придал ему европейский лоск. При этом предложил такие архитектурные решения, которые не требовали сноса старого Минска. Лангбард умел соединять новое и старое, чего порой не хватает современным градостроителям. Он, приверженец вертикалей, тянул наш город ввысь…

Представьте Минск конца 1920-х — начала 1930-х. Население менее 200 тысяч человек — примерно столько сегодня живет в Борисове. Начинает развиваться промышленность, за работой в город тянутся крестьяне. Не хватает топлива. Дефицит электричества. Добротных красивых зданий — раз-два и обчелся…

В царской России Минск был провинциальным губернским центром, каких сотни. Волею судеб он стал столицей БССР. А статус, как говорится, обязывает…

В кругу друзей: Иосиф Лангбард (сидит с тростью в руке), за левым плечом — жена Ольга

Опытного ленинградского архитектора Иосифа Лангбарда приглашают в 1929 году для строительства павильонов 1-й Всебелорусской сельскохозяйственной и промышленной выставки. С этого момента он, по сути, начинает жить на два города — в Ленинграде и Минске. Принимает участие во всесоюзном конкурсе на лучший проект Дома правительства БССР и выигрывает его, обойдя таких именитых зодчих, как Л. Руднев, И. Фомин, Н. Троцкий.

Дом правительства создавался четыре года — с 1930-го по 1934-й. Чтобы его построить, снесли пол-улицы деревянных домишек. Громадину возвели ручным способом, без экскаваторов и башенных кранов. Так появилось самое крупное сооружение в белорусской архитектуре в межвоенный период — гимн советскому энтузиазму и торжество нового стиля — конструктивизма.

Не то чтобы Лангбард не любил колонны и башенки. Любил. Просто конструктивизм, по его мнению, лучше и точнее соответствовал пролетарской культуре, чем классицизм с его декором и тем более ампир и рококо. Лангбард стремился к логичным, сугубо функциональным формам. Однако произошло чудо: у него, Лангбарда, линии заиграли, ось симметрии взяла высокую ноту. Эта симфония строгих вертикалей оказалась не по-пролетарски богатой, эффектной, изысканной. Поэтому некоторые историки архитектуры считают его все-таки неоконструктивистом.

Иосиф и Ольга Лангбард жили в браке счастливо

Проектируя Дом правительства, зодчий использовал прием симметричных, постепенно нарастающих к центру объемов. А сам центр отодвинул вглубь и создал парадный двор. Затем слегка прикрыл двор памятником Ленину, разработанным им вместе с ленинградским скульптором Манизером. (За этот ансамбль Лангбарду в 1934-м было присвоено звание «Заслуженный деятель искусств БССР».) Дом правительства спроектирован настолько грамотно, что, когда в наши дни его ремонтировали и меняли столярку — старую советскую на новую финскую, здание с легкостью приняло суперсовременные технологии и решения.

В 1935 году Лангбард делает проект еще одного здания для белорусского правительства, но уже в Могилеве. Туда оно готовилось переехать в ноябре 1939-го ввиду угрозы оккупации Минска с запада — граница была рядом. Здание построили, но за полтора месяца до перемены столиц Красная Армия воссоединила Западную Беларусь с БССР. Минск свой статус сохранил, а могилевскому Дому правительства дали иное имя — Дом Советов — и вселили в него дюжину организаций.

Минские 1930-е — самые плодотворные годы в творческом наследии Лангбарда. Плоды были один лучше другого. И все оригинальные: Дом правительства, Дом Красной Армии (Дом офицеров), оперный театр.

Архитекторы до сих пор говорят: Дом Красной Армии — самое совершенное из минских творений Лангбарда. Четыре надземных и четыре подземных этажа, 100 комнат и залов общей площадью, равной трем футбольным полям, сцена, первый крытый плавательный бассейн, соответствующий европейским стандартам того времени… Строгие линии снаружи, а внутри — роскошь. Панно, барельефы, настенная роспись… Этот проект и сам автор считал очень удачным.

С оперным он мучился долго. Театр строили на высокой горе, и Лангбард решил сделать круговую композицию. У здания появились складчатые стены, ниспадающие каскадом, а игра светотени сделала их еще более живыми.

Проект комплекса зданий Академии наук создал не Лангбард, но он его творчески переработал, придумал двухрядную колоннаду. И предложил установить именно здесь памятник Франциску Скорине. Правда, от этой идеи тогда отмахнулись.

Один из довоенных рисунков Иосифа Лангбарда: вестибюль оперного театра

Четыре огромных и прекрасных строения — Дом правительства, театр оперы и балета, Дом Красной Армии и Академия наук — показали лицо нового Минска. (Пятое детище Лангбарда — здание кинотеатра «Победа», спроектированное им вместе с Михаилом Баклановым и построенное уже после войны.)

Все (!) лангбардовские постройки уцелели во время вражеского нашествия. Фашисты превратили цветущий город в руины, но Лангбарда не смогли победить. Его стены стояли, как заколдованные. В театр упала бомба. Дом правительства и Дом Красной Армии были нашпигованы минами. Здания горели. И все-таки выжили, сохранились. Как только Минск был освобожден, Иосиф Григорьевич вернулся в город, ставший ему родным, и в составе комиссии Комитета по делам архитектуры при СНК СССР работал над планами реконструкции Минска и Гомеля.

Таким архитектор увидел оперный театр, когда в 1944-м вернулся в Минск

А дальше… Грустная история: между творцами и их начальниками, да и между самими архитекторами начались склоки и трения. В 1948 году Иосиф Лангбард принимает решение и сообщает «наверх», что сделал все, что нужно, и не видит больше в Беларуси никаких перспектив для своей работы. Бесповоротно уезжает в Ленинград. Жить ему остается три года…

Каким он был человеком? Трудоголик. Мечтатель. А вот что написал скульптор Заир Азгур в своей книге «То, что помнится…»: «Круг его интересов был поистине необъятен. Я заслушивался лангбардовскими рассуждениями о древней Вавилонской башне и расщеплении атома, о скульптуре эллинов и современной урбанистике, о возникновении национальной розни среди человечества и о борьбе за мир. Много повидавший в своей жизни, он, видимо, жалел, что не успел сделать чего-то очень важного».

Барселона знаменита домами Гауди, а Париж — зданиями Ле Корбюзье. В Москве чтут своих архитекторов — Казакова, Потапова, Бухвостова и называют в их честь улицы. А кто не знает улицу Зодчего Росси в Санкт-Петербурге!

Минск Иосифа Лангбарда — из этого ряда.

Малоизвестные факты

На его дипломе об окончании Императорской академии художеств стоит роспись президента академии — императрицы Марии Федоровны.

Женился в 38 лет на ленинградской телефонистке Ольге Захаровой. Детей не было. Жили Лангбарды в элитном ленинградском доме Бенуа, в котором в разные годы находились квартиры Кирова и Шостаковича.

Участник двух войн. В Первую мировую был начальником инженерного отряда, возводил военные укрепления. Во время Великой Отечественной руководил маскировкой зданий в Ленинграде.

Памятник на могиле Иосифа Лангбарда на Серафимовском кладбище Санкт-Петербурга создан народным художником Беларуси Заиром Азгуром.

У архитектора была идея соединить два крыла Дома правительства, но она так и осталась на бумаге

Справочно

Иосиф Лангбард родился в Российской империи 6 (18) января 1882 года в местечке Бельск Гродненской губернии (ныне Бельск-Подляски, Польша). Учился архитектурному делу в Одессе и Санкт-Петербурге.

Здания по его проектам построены в Минске, Москве, Санкт-Петербурге, Костроме, Могилеве, Харькове, Ростове-на-Дону, Киеве. Заслуженный деятель искусств БССР, доктор архитектуры, обладатель Гран-при Парижской выставки 1937 года за архитектуру Беларуси.

Скончался 3 января 1951 года в Ленинграде.

 

Комментарии к статье
Добавить комментарий