Итальянский режиссер — о том, почему влюбился в белорусский театр кукол

19 Мар 2017 13:00 Комментариев нет

Автор:

О том, что невозможно спрятать под маской и почему он влюбился в белорусский театр кукол, итальянский режиссер Маттео Спьяцци рассказал корреспонденту агентства «Минск-Новости».

Два года с успехом идет его Viva Commedia! в Национальном академическом драматическом театре имени М. Горького. В феврале режиссер поставил там еще и «Трактирщицу» Карло Гольдони. Сейчас работает с артистами Белорусского государственного театра кукол — 24 марта там ожидается премьера «Пансион Belvedere».

Он рассказывает о событиях, которые происходят на протяжении одного дня в пансионе Belvedere, — говорит режиссер. — Главные герои — живущие там старики. Естественно, все метафорично: и день, и место, и маски, которые отображают не конкретных персонажей, а скорее обобщенные типы людей. Мы будем говорить и об одном человеке, и о всем человечестве, и о мире, который развивается. Мне не хотелось бы быть нравоучительным, но я надеюсь, что люди, которые увидят спектакль, смогут узнать там свою историю, о которой не забудут, придя домой.

— Если все главные герои — люди преклонного возраста, то почему в спектакле участвует только молодежь?

— Не хочу нелестно отозваться о более зрелых артистах, но я специально отдал предпочтение молодежи, потому что играть пожилого персонажа с физической точки зрения очень сложно — нужны определенная подготовка и выносливость. Идея спектакля мне была ясна заранее, но в работе важны прежде всего актеры, от них зависит, насколько изменится задумка. Как режиссер стараюсь отойти на второй план и дать им возможность предлагать свои идеи, потому что хочу, чтобы артисты чувствовали себя создателями этого спектакля. Я уеду, а они должны будут «надеть» этот спектакль на себя, развивать его дальше.

— Как выбирали, с кем будете работать?

— Вначале попросил провести в этом театре мастер-класс, чтобы все могли на него прийти и решить, смогут ли они участвовать в таком проекте, работать с маской. Для меня есть два основных критерия, по которым выбираю. Первый — не хочу работать с теми, кто не хочет работать со мной. Второй — смотрю, кто подходит для этой работы, расположен предлагать различные идеи, сам хочет внести что-то новое в спектакль.

— Маски персонажей создавали специально или это известные образы?

— Мы делали их специально для этого спектакля вместе с художником Татьяной Нерсисян. Сначала провели большую исследовательскую работу. Для этого я привез учебники по материалам XVII века, где описываются типологии и формы лица. Мы изучали книги Леонардо да Винчи, наблюдали за животными. Маски не могут быть статичными — в зависимости от того, как на них падает свет, меняется их выражение. В этом спектакле они закрывают лицо полностью, поэтому герои не произносят никаких слов, но все равно о чем-то говорят со зрителем. Мы решили сделать очень маленькие глаза специально для того, чтобы артист не мог видеть все перед собой из-под маски. Это вынуждает его поворачивать голову. Вы сами увидите, какой эффект это создает.

— Почему определили жанр этого спектакля как горькую комедию?

— По поводу комедий существует предубеждение, что это спектакли второго сорта. Но я так не считаю, потому что вызвать у человека умный смех гораздо сложнее, чем заставить расплакаться. Ни в коем случае не умаляю заслуг трагедии, но еще Аристофан говорил, что комедия заставляет человека открыть рот и тогда гораздо проще забросить ему туда что-то. Или вспомним, например, моего соотечественника Дарио Фо, который с помощью своих комедий касался очень важных политических вопросов. Поэтому я бы определил этот жанр как благородный. Горький — вкус особый, не соленый и не сладкий. Мы можем оценить его только тогда, когда вырастаем и понимаем, что все в мире не делится только на белое и черное. Мне нравится такое определение для комедии.

— Как можете описать первое знакомство с белорусским театром кукол?

— В первый раз я был здесь в прошлом году. В Италии стационарных театров кукол не существует в принципе, поэтому для меня это стало открытием. Я влюбился в этот мир — здесь можно оживить что-то неживое, дать жизнь какому-то предмету, маске. Это яркая метафора всего театрального мира. Мне очень нравится здесь работать. Актеры театра кукол все ощущают по-другому. В Италии, как и здесь, тоже существуют какое-то недопонимание и путаница по поводу восприятия театра кукол как театра для детей. На самом деле это не так. Мне кажется, сюда должны приходить больше взрослых и открывать для себя этот удивительный живой мир.

Комментарии к статье
Добавить комментарий