Светлана Стаценко: «Чтобы наш ученик выступил, он в классе трудится день и ночь, выкладывается на 200 %»

02 Апр 2017 16:02

Автор:

Блог автора

Сколько времени надо, чтобы воспитать артиста, и почему перестали петь Андрей Кунец и Ксения Ситник, рассказала художественный руководитель Национального центра музыкального искусства имени В. Мулявина Светлана Стаценко.

Не баловство, а обучение

— Светлана Адамовна, готовясь к интервью, наткнулся на прошлогоднюю новость об очередном наборе в центр. К вам дети приходят сами или их все-таки приводят родители?

Тенденция обнадеживающая, поскольку раньше своих чад приводили в основном родители, отдавая дань моде, а ныне ребята сами стремятся к нам. Конечно, взрослые вправе выбирать детям место занятий, увлечение. И поверьте, я делала то же самое, когда мои дочки были поменьше. Безусловно, советовалась с ними, но выбирала лучшее. Вообще мы в центре редко объявляем набор. Почему? Когда берем ребенка на воспитание, это же не на год-два. Это процесс учебы, и, как в школе, после первого класса ученика отсюда никто не отпустит (смеется). У нас не баловство, а обучение вокальному мастерству. Это может занять и 5, и 7 лет. С Сашей Лактионовой (победительница первого сезона шоу ОНТ «Я пою!». — Прим. авт.) мы начали работать 6 лет назад. Сейчас ей 14, и мы все еще занимаемся. Или Вероника Коцкая, которая сейчас учится в Англии. С ней мы проработали почти 10 лет. Так что набирать новых учеников, не подготовив предыдущих, трудно.

Вспоминая программу «Я пою!», не могу не заметить, что на российском телевидении сегодня много аналогичных проектов. Скучаете по этой программе?

Ближе всего к нашему шоу программа НТВ «Ты супер!». Она также имеет социальную направленность, в ней участвуют дети из трудных семей. Более того, там выступают две наши девочки из «Я пою!». И делают это достойно. А все потому, что есть опыт, практика работы с оркестром. Что касается проекта ОНТ, то, конечно, скучаю. Я же на нем жила! А появившийся «Талент краiны» совсем другой, там представлен широкий спектр искусства. Думаю, и «Я пою!», и «Талент краiны» вполне могли бы развиваться параллельно.

…И огромный жизненный багаж

Возвращаясь к работе центра: первый набор состоялся 10 лет назад. Все ли ученики выбрали профессию артиста?

Конечно, не все. Но те, кто хотел чему-то научиться, получили сполна в хорошем смысле слова. Карина Жукович учится в московской Гнесинке, Алина Молош решила остаться в Минске, окончила колледж и сейчас не только поет, но и преподает. Владлен Иванов из Бобруйска поступил в эстрадно-джазовый колледж российской столицы. Да и другие ребята, связавшие свою жизнь вовсе не с искусством, тоже устроились. Мне часто задают вопрос про Ксению, мол, столько занимались, а все напрасно… Это так глупо! Ведь ребенок занимается вокалом в свое свободное время, это его увлечение. И совсем не обязательно выбирать пение делом всей жизни. Считаю, что все приобретенные в центре навыки — это огромный жизненный багаж, а не только возможность стать профессионалом. Одна моя девочка, с которой мы начинали работать еще в Мозыре, сейчас трудится в крупной компании в США. Получает столько, что нам и не снилось (смеется). Как-то мы созвонились, и она сказала: «Это все благодаря Вам». Спрашиваю, при чем здесь я, должность-то ее с музыкой не связана! Оказывается, пригодилось умение держаться на сцене. На личном собеседовании она вспомнила все приемы артиста и получила работу с формулировкой, что была убедительнее других претендентов.

— Знаю, что вы жесткий и прямой преподаватель, но надо ли ребенку рассказывать, что жизнь артиста, тем более в небольшой Беларуси, вовсе не сахар?

Я за то, чтобы не обманывать. Когда родители приводят ребенка просто попеть, отправляю в кружки, студии, которых сейчас хоть отбавляй. А здесь мы учимся входить в шоу-бизнес. Да, это сложно. Мы много говорим с учениками о Беларуси. О том, что если и быть здесь артистом, то не одним из, а лучше всех. Что отличает наш центр? Мы всегда работаем над новым материалом. Конечно, проще перепевать мировые хиты, но в таком случае отсутствуют цели и задачи для начинающего артиста. Так можно и дома петь. Конечно, мы в классе порой слушаем такие композиции. Но не поем, а изучаем музыкальные ходы, вокальные приемы, переходы.

Возвращаясь к оригинальным песням, отмечу, что всегда приятно на международных конкурсах услышать, как иностранцы исполняют наш материал. Песни «С друзьями» Леши Жигалковича, «Новый день» Андрея Кунца, «Мы вместе» Ксении Ситник ушли в народ, а это признание.

— То есть, обучаясь у вас, ребенок получает еще и реальную возможность выступать на сценах Минска и Беларуси.

Назовем это работой под ключ (улыбается). Мы вместе с ребенком, исходя из его возможностей, думаем над репертуаром. Приглашаем авторов слов на занятия. Так зреет песня для конкретного ученика. Добавляем аранжировку, вместе с дизайнером готовим концертный костюм. Ведь режиссерам концертов интересен не только сам ребенок, но и оригинальный номер, свежая качественная песня. Поэтому выступлений у ребят много.

Вы вспомнили Андрея Кунца, который, по-моему, когда-то занял второе место на детском «Евровидении». Почему он перестал выступать?

Поет он до сих пор очень хорошо, но вот желание выступать у парня пропало. Часто бываю в этой семье, дружу с его мамой Светланой. И порой наблюдаю, как он для себя исполняет композиции… Сейчас он оканчивает институт культуры, посмотрим, что будет дальше. То же самое было с Ксенией: в один момент захотела чего-то другого.

Многие, думаю, расстроены, что ее нет на белорусской эстраде…

Поет она очень неплохо. Мы, к слову, вместе выступали на праздновании 10-летия центра в театре эстрады. У нее сейчас такой возраст, в каком некоторые только начинают (улыбается). Если захочет, вполне может вернуться на сцену. Но сейчас я довольна, что она учится международной журналистике. Я за умных девчонок. Рада, что она выросла такой.

Равнение на Мулявина

— Одно дело выступать перед залом, совсем другое — участвовать в конкурсах. Можно ли творческого ребенка подготовить как спортсмена, для которого неудача — это всего лишь ступенька на пути к успеху?

Работая с детьми, мало быть просто музыкантом. В первую очередь нужно быть педагогом, потом еще и психологом. Если эти три качества сходятся воедино, все получается. Знаю много талантливых исполнителей, которые, как ни крути, не могут научить молодежь. И наоборот. Всегда говорю ребятам, что мы с ними делаем все возможное, нам многие помогают, а их задача — выйти и спеть. Но спеть надо так… Не могу себе позволить выставить на конкурс сырой номер и удивляюсь, когда слышу просьбу строго не судить детей, которые только вчера вечером выучили слова песни. Чтобы наш ученик выступил, он в классе трудится день и ночь, выкладывается на 200 %. Еще один момент: ребенку надо объяснить, что нам, педагогам, неважно, какие оценки поставило жюри. Главное, как он спел. Порой родители учеников спрашивают, зачем нужны все эти конкурсы. Отвечаю: когда материал готов, его надо показывать. И заодно глянуть, что привозят другие. Сравнить уровень. Считаю, любому делу нужен выход, финишная прямая. Для этого и существуют музыкальные соревнования.

— На кого равняются ученики Национального центра музыкального искусства имени В. Мулявина?

Вы только что назвали его имя — песняр Владимир Мулявин. Наши ребята стараются продвигать белорусскую культуру, петь песни на роднай мове. Вообще, наши дети молодцы, они везде! И на телевизионных проектах «Голос» как в Москве, так и в Киеве, на «Евровидении», «Славянском базаре» и даже на фестивале в Сан-Ремо.

Фото автора

 

Комментарии к статье
Добавить комментарий