Минчанка открыла мини-детский сад для детей с аутизмом

14 Апр 2017 15:49

Автор:

Блог автора

Мама близняшек с аутизмом самостоятельно занялась обучением и социализацией дочерей, открыв частный мини-детский сад для особенных малышей, передает корреспондент агентства «Минск-Новости».

Появление в семье ребенка с расстройством аутистического спектра — безусловно, трагедия. Согласно мировой статистике такие дети чаще всего рождаются у представителей трех профессий: программистов, банковских служащих и педагогов. Чтобы «вытянуть» малышей с аутизмом из их мира и хоть как-то социализировать, родителям требуется много сил и терпения. И чем раньше начать, тем лучше окажется результат. Без помощи специалистов здесь не обойтись. Хорошо, если рядом есть такой, который поддержит, подскажет и направит.

Минчанка Юлия Вишневская впервые столкнулась с аутизмом еще до того, как доктора диагностировали это расстройство у ее дочерей-близняшек: проблемы остро давали о себе знать в садике, дома, на детской площадке. Сейчас девочкам идет седьмой год.

Мы возили девчонок от одного специалиста к другому, работали с ними дома, тратя весь семейный бюджет на их нужды, — вспоминает собеседница. — 35 часов в неделю — именно столько целенаправленных занятий нужно детям с аутизмом, чтобы приблизиться к тому, что умеют их ровесники. В конце концов мне пришлось учиться самой: сначала по доступным в Интернете материалам, потом под руководством известного детского психолога Олега Трофимовича в Центре помощи аутичным детям. Прошла обучение в Москве, получив международный сертификат АВА-тераписта, а после при поддержке коллег открыла детский сад для малышей с аутизмом. Я делала это сама, а не искала, на кого бы свалить обучение моих детей.

Идею создания детсада нельзя назвать спонтанной. Два года назад на семейном совете решили, что на ее воплощение потратят средства от продажи бабушкиной квартиры. Нашли помещение, оборудовали его с учетом особенностей предстоящей работы. Немалую роль сыграла поддержка уже практикующих на тот момент коллег, ведь найти хороших специалистов нелегко. Сильный толчок дало участие в телепроекте «Мой бизнес».

Детский сад для ребят с аутизмом находится на первом этаже жилого дома на улице Колесникова. Войдя внутрь, сразу обращаешь внимание на светлые стены и четко зонированное пространство, дополнительно обозначенное цветом: здесь гардеробная, дальше по коридору классы для занятий, кухня, уборная… Структурированное пространство — основной элемент TEACCH-подхода, мало известного в Беларуси, но с успехом применяющегося в системе комплексной помощи аутистам в Германии и Великобритании. На одной из стен под фотографиями воспитанников висят липкие ленты с прикрепленными на них карточками, обозначающими конкретный вид деятельности: тележка — поход в магазин, столовые приборы — принятие пищи, скрипичный ключ — музыкальное занятие и другие. Выполнив то или иное задание, ребята снимают стикер и кладут его в ящик.

Юлия имеет статус индивидуального предпринимателя, поэтому вправе нанять на работу только троих специалистов, среди которых психолог, педагог-дефектолог, музотерапевт. Садик на постоянной основе посещают семеро ребят, в том числе ее дочери. Троих малышей приводят сюда на индивидуальные занятия.

Для каждого ребенка существует индивидуальная программа, рассчитанная на полгода. Но она может быть в любой момент дополнена, — продолжает Юлия Вишневская. — В расписание включены специализированные занятия, прогулка, гимнастика, музыкальный урок, занятие с дефектологом или психологом… Воспитанники находятся здесь по четыре часа в день, сад функционирует в две смены.

По словам собеседницы, работа с такими детьми начинается с индивидуальных занятий за столом, потом в шаге от стола. Затем постепенно можно перемещаться в другие зоны. Каждая из них выделена структурно или цветом. Сделано это не случайно, а чтобы учиться применять освоенные навыки в разных местах. Ведь если их отработать лишь за столом и не обобщить, то вскоре они могут исчезнуть.

Со временем воспитанников объединяют в пары. Сперва они выполняют задания параллельно, тем самым привыкая к тому, что кто-то находится рядом. Потом учатся выполнять фронтальные инструкции педагогов. Затем формируются группы из трех человек.

На индивидуальных занятиях, как правило, используют подкрепления, то есть мотивируют детей. Так, 6-летний Павел заинтересовался игрушечным планшетом, но чтобы его заполучить, нужно заработать 5 жетонов, выполнив различные задания — письмо, счет, сравнение и другие. При этом каждое поручение продумывается так, чтобы ничто не отвлекало, ведь детишек с аутизмом очень трудно переключать.

Время от времени Павел что-то невнятно бормотал, уходил в себя. Юлия говорила с воспитанником четко, чеканя каждое слово. После она пояснила, что если требуется донести до такого ребенка информацию, нужно установить с ним зрительный контакт и использовать минимум слов — три-четыре, иначе твоя речь становится для него просто шумом.

На занятиях Паша сидит в специальных наушниках — у него гиперчувствительное звуковое восприятие. Однако педагогам удалось отчасти побороть эту особенность — мальчишка с удовольствием посещает музыкальные занятия. Сперва их проводят вперемешку с привычными для воспитанников видами деятельности, потом доля музыки увеличивается.

Вместе с детьми педагоги отрабатывают различные социальные навыки в реальной среде. Например, как пользоваться общественным транспортом и посещать магазины.

В гипермаркете, что неподалеку, нас уже знают. Продавцы даже думают, что это все мои детки, — улыбается Юлия.

Зайдя в торговый зал, педагог выдала ребятам карточки с изображениями того, что им нужно купить. В тот день отоваривались фруктами: один мальчик искал на прилавке грушу, второй — яблоко, третий — апельсин. Взяв нужное и оплатив покупку, каждый нес свой пакетик в садик. Порой кто-то бросал ношу на землю, кто-то пытался есть фрукт на ходу, а кто-то — сунуть свой пакетик другому… Но поставленную задачу в любом случае нужно выполнить до конца.

Даже многофункциональные взрослые аутисты испытывают трудности при посещении торговых центров, — поясняет Юлия. — Наши коллеги из Испании рассказывали, что у них в специализированных школах на первых этажах размещены магазины, где отрабатывают этот навык. Пока мы с ребятами ищем один конкретный товар, но после начнем учиться совершать покупки по списку.

В обучение детей также обязательно включены элементы самостоятельного бытового обслуживания: переодевание с опорой на визуальное расписание, уход за цветами, подметание и мытье пола, сервировка стола и мытье за собой посуды, пользование столовыми приборами.

С родителями воспитанников педагоги находятся в постоянном контакте: обсуждают, какую работу следует проводить дома, предоставляют им видеоматериалы с занятий, дают консультации. Есть много желающих отдать своих особенных деток в этот специализированный сад, но, узнав, сколько придется платить, признаются, что не могут себе этого позволить. Стоимость на самом деле немаленькая — 520 долларов в месяц за 88 часов. Однако это выходит минимум в 5 раз дешевле, чем оплачивать занятия у узких специалистов в таком же объеме.

«Когда-то в школе, начитавшись космической фантастики, я мечтала быть командиром звездного флота, жить в приближенных к боевым действиям условиях и тренировать команду десантников на Марсе. На Востоке говорят, что Бог наказывает человека, исполняя его желания. Теперь у меня 2 своих и 11 чужих (но уже практически своих) камикадзе марсианского происхождения, и выныриваю я из аутизма, только когда веду машину», — пишет Юлия на своей страничке в соцсети. Глядя на нее, понимаешь, насколько она сильна духом. Эта женщина не заняла потребительскую позицию, считая, что ее дочерям кто-то должен помогать, — она взяла инициативу в свои руки. Теперь поддерживает и чужих детей. Благо дома надежный тыл — любящий муж и старшая дочь.

 Фото Сергея Пожоги

Комментарии к статье
Добавить комментарий