Педагог: «Отметка — это не оценка личности человека, это лишь показатель знаний»

23 Апр 2017 11:30 Комментариев нет

Автор:

В столице определили лучших педагогов. К победе в престижном конкурсе профессионального мастерства «Столичный учитель — столичному образованию» они шли три месяца.

Позади три тура соревнований и почти полтысячи участников. В финал вышли 82 учителя, и только 8 из них стали победителями. Они представят столицу на республиканском этапе конкурса в сентябре-октябре 2017 года.

По итогам конкурсных испытаний среди 8 финалистов был определен кандидат, набравший максимальное количество баллов. Им стала учитель русского языка и литературы Наталия Мысливец, чей педагогический стаж — 23 года. Корреспондент агентства «Минск-Новости» встретилась с абсолютным победителем профессионального конкурса в ее родной 13-й гимназии.

Кабинет педагога — место, где она творит вместе с учениками. Стены не увешаны портретами Пушкина, Некрасова, Гоголя. Зачем, если при необходимости можно их спроецировать на доску. Вместо изображений классиков — дизайнерская лепнина со смыслом: лира, струны которой пробуждают вдохновение, театральные маски, символизирующие вечность драмы и комедии, дуб, олицетворяющий мудрость.

— Наталия Михайловна, есть разница, как читать «Войну и мир», на планшете или на бумаге?

Практически все дети пользуются электронными книгами. Говорят, можно настроить экран, увеличить шрифт. Но зрение все равно портится. Гаджеты — мировая тенденция, зарабатывание денег корпорациями, и от этого никуда не денемся. Когда вижу на уроке планшет, прошу сделать хотя бы шрифт крупнее. «Войну и мир» можно почитать дома в электронном формате. На занятиях же, как правило, нужны быстрые ответы — быстрая реакция. Меня в школе учили читать книгу с карандашом в руках. Теперь дети делают электронные закладки, но они не дают необходимой оперативности. А так не возражаю, читайте, как вам удобно. Учителя не станут поперек времени, экономики и прогресса. Но есть уроки, на которых гаджетам не место, например контрольная. Конечно, дети хотят и тут пользоваться электроникой, но мы не разрешаем.

— Одним из требований, предъявляемых к претенденту на звание лучшего столичного учителя, было наличие инновационного опыта. Какой у вас?

— Гимназия № 13 реализует филологический, физико-математический и химико-биологический профили. И в рамках каждого мы выстроили дополнительную профориентационную работу. Предлагаем ребятам проектные задания, которые помогают имитировать различные виды деятельности: ученики пробуют себя в качестве полиграфистов, компьютерных дизайнеров, актеров, декламаторов… Они щупают профессии. В 16 лет выбрать призвание тяжело. Обычно готовим проект для единичного урока, а он перетекает в научно-практическое исследование. И ребенок уже с ним едет на конференцию!

— Какие затруднения вызывает централизованное тестирование по русскому языку?

— Лексика. Дети мало читают. В современном языке много англицизмов, поэтому в заданиях, где нужно определить значение слова, подобрать к нему синоним и антоним, много ошибок.

— Каковы результаты ЦТ у самих учителей?

— Лукавят те педагоги, которые утверждают, что имеют результат 100 баллов. Ничего подобного! Мы тоже допускаем ошибки, что-то пропускаем по усталости. И тоже учимся! Прежде чем предложить задание ребенку, ты делаешь его сам.

— Тесты отражают реальные знания выпускников?

— Скорее, проверяют уровень грамотности, а творчества — нет. Если выпускник выбирает в дальнейшем филологическое направление, планирует найти себя, скажем, в издательском деле или журналистике, конечно, одного теста недостаточно. Нужно вводить дополнительную часть, где есть элемент творчества, сочинение. Но какой бы результат ни был, говорю детям: элемент необъективности есть всегда. Бальзак в школе был посредственным учеником, Чехову за сочинение ставили тройки, не с самым хорошим аттестатом вышел из лицея Пушкин… Отметка — это не оценка личности человека и уж тем более его творческих способностей. Это лишь показатель знаний и прикладных умений в определенный период.

— В самопрезентации вы рассказывали о духовности, о том, как важно воспитывать ее в юном поколении. Как это реализовать?

— Вспоминаю урок: читала пятиклассникам отрывок из «Муму». Герасим ведет собачку перед смертью в трактир, чтобы накормить. Она преданно смотрит ему в глаза. У Герасима капают слезы в тарелку со щами. И вдруг я слышу, как моя ученица Даша начинает всхлипывать. Дети поворачиваются, видят, что она плачет, но никто не задает вопрос, никто не подшучивает: «Смотри, Дашка плачет»… Они понимают, что происходит. В 11-м классе читали «Матренин двор» Солженицына. Когда погибает героиня, автор пишет, что никто даже не заметил, что ушел праведник, на котором держатся деревня, город, мир. Кто такие праведники? Те, кто живет по правде. Иногда дети задают непростые вопросы, не те, которых мы как учителя ждем: «Зачем жить по правде? Кто живет по правде, тому всегда больше всех достается». Тогда говорю: «Ведь вы хотите жить среди таких людей, которые всегда откликнутся на вашу боль, радость?» У Солженицына есть ответ: счастье может не прийти, мечты могут не реализоваться, а прожить жизнь все равно нужно достойно. Думаю, они это слышат.

— Кто из современных писателей полезен молодежи?

— Рекомендация одна — просто читать. Дети в принципе мало читают, не хотят. Раньше, чтобы написать сочинение, нужно было пойти в библиотеку, ознакомиться с несколькими литературными источниками. Сейчас любой вопрос задают другу Гуглу. Молодежь не хочет искать что-то в книге — они хотят готовых ответов. Для того мы, учителя, и нужны, чтобы подтолкнуть интерес к чтению. Иногда старшеклассники могут говорить: «Не любим Маяковского!» А вы его знаете, чтобы не любить? Мои ученики его любят. Но на это трачу много времени: произведения разбираем по косточкам, чтобы было понятно, откуда эта метафора или гипербола. Здорово, когда они в жизни цитируют писателей. Помню, прихожу на урок, спрашиваю ученика, отчего он такой мягкий. Отвечает: «Сегодня я просто облако в штанах»…

Фото Сергея Лукашова

 

Комментарии к статье
Добавить комментарий