ГЛАЗА В ГЛАЗА. С ответственностью и доверием

27 Апр 2017 10:02 Комментариев нет

Автор:

Блог автора

В проекте агентства «Минск-Новости» — известные люди с неравнодушным и откровенным взглядом на происходящее и на себя. Наш сегодняшний собеседник — председатель Федерации профсоюзов Беларуси, член Совета Республики Михаил Орда.

Пообещал — сделал

— Позвольте начать со скорого торжества. День труда многие минчане по-прежнему считают семейным праздником, поэтому и красную дату в календаре приветствуют. А что для вас лично, Михаил Сергеевич, 1 Мая?

Фото БелТА

День труда — праздник исторический, который отмечался еще со времен Советского Союза. Его ждали, чтобы пообщаться, причем не только с коллегами по производству, а с гораздо большим кругом — родными, друзьями, близкими. И, безусловно, были у 1 Мая свои хорошие традиции. Например, чествование трудовых династий на заводах, на производствах, чествование людей за особые заслуги в области труда — их награждали, фото на Доске почета размещали… Эти традиции мы стараемся не терять. Обязательно планируем вручение премий в области труда, определяем лучших на предприятиях, приглашаем династии со всей республики, где все, от дедушек до самого младшего взрослого члена семьи, работают на одном производстве.

Для меня лично 1 Мая — это прежде всего праздник, когда мы показываем, что мы — вместе. Мы демонстрируем свою солидарность, показываем, что нас объединяет труд, объединяют цели, которые есть сегодня у трудовых коллективов и профсоюзов. И, безусловно, это хорошее настроение, потому что 1 Мая мы всегда говорим о наших результатах, наших достижениях, славим человека труда. Это все позитивные вещи.

— Интернет подсказывает разные сведения о вас. Родились в Гродненской области, долгое время возглавляли БРСМ, трижды избирались в Палату представителей Национального собрания, ныне председатель Федерации профсоюзов Беларуси, член Совета Республики… Какие знаковые моменты вашей биографии не названы?

— Самые знаковые вы назвали, и все они связаны с работой, которой я всегда уделял и продолжаю уделять максимум внимания. И от работы, согласитесь, зависит очень многое в жизни — и настрой, и насколько уверенно человек чувствует себя в целом. Те выборные должности, на которых я трудился, начиная с института, где занимался студенческими стройотрядами, штабом трудовых дел, всегда предполагали доверие. Это особое чувство, когда люди за тебя голосуют, когда тебя не назначают, а избирают, — тебе доверяют работу, ее организацию. И если ты за это берешься, то должен понимать свою ответственность: не подвести, потянуть любую ношу. Три созыва я был депутатом Палаты представителей, и каждый был для меня знаковым. Ведь понятно, что в месте, где ты родился и вырос, где тебя знают с самого детства, там ответственность выше. Это твоя родина, и у земляков спрос совершенно другой, за крепким словом они в карман не полезут. Если ты что-то обещал и не сделал, на родине за это совершено по-другому спрашивают.

Вообще я убежден: если что-то пообещал, должен сделать, если что-то не получилось, должен честно сказать, что не получилось. Как убежден и в том, что главное в жизни — искренность. И между людьми, и в отношении дела, которое делаешь, потому что от этого зависит опять же доверие к тебе. А если есть доверие, то между людьми более прочная связь, они более сознательно все будут делать, помогать, участвовать в совместной работе.

— Михаил Сергеевич, а если навскидку — от чего обещанного и сделанного у вас осталось удовлетворение?

— Никогда не сортировал вопросы на мелкие или глобальные. Помочь конкретно взятому человеку, дать ему возможность чего-то добиться или помочь справиться с какими-то проблемами дорогого стоит. А то бывает, знаете, замахнешься на глобальное, а это глобальное может быть для всех и никому конкретно.

Включать ум

— Мы много в последнее время размышляем о будущем нашей страны. На ваш личный взгляд, какое оно, будущее Беларуси?

— В первую очередь мирное и стабильное. Потому что любой хаос, резкие трансформации отражаются прежде всего на простых людях, больше всего страдают именно они. Поэтому нам надо очень внимательно анализировать, что происходит вокруг и к чему нас подталкивают. Причем это надо делать не только государству — каждому из нас. Говоря по-простому, надо включать ум, включать мозги. Не поддаваться, не вестись на деструктивные призывы и провокации. Потому как за ними стоят определенные политтехнологии… Мы должны точно понимать: все зависит от нас. Насколько мы сами будем внимательны, ответственны, трудолюбивы — от этого зависит наше будущее. Я всегда спрашиваю людей, когда встречаюсь с ними глаза в глаза: нам надоела стабильность, нам надоела мирная жизнь? Мы хотим драйва? Так мы его запросто получим. Но обратно выйти будет очень сложно. И еще давайте скажем, только очень честно, прямо: кто пострадает от этого? А пострадают люди, рабочие, трудящиеся. Я рассуждаю как простой человек, который родился и вырос в Беларуси. У меня тут семья, родные. Хочу повторить: мы все, не один только Президент, не только правительство, отвечаем за наши благосостояние, стабильность, за мирную, спокойную жизнь в стране. Мы все вместе отвечаем за страну своим трудом и своим участием. Только смотреть и надеяться, что кто-то должен прийти и зарплату заплатить, кто-то должен сделать твою жизнь лучше, — так достойное будущее не построишь.

Старшее поколение восстанавливало страну, когда не хватало не то что хлеба — вообще ничего в достатке не было. Работали и понимали: как они будут работать, так и жить будут… И при этом делились последним, никогда не проходили мимо — это то, что белорусов всегда отличало. Мы и сегодня гордимся своими гостеприимством, толерантностью, небезразличием к тому, что происходит друг у друга.

С оглядкой на конкретного человека

— О человеке труда сегодня публично говорят немного. А какое внимание ему уделяет Федерация профсоюзов Беларуси?

— Я и сам свою трудовую деятельность начинал слесарем. Для меня труд — центральное понятие. Человек труда — это в первую очередь тот, кто трудится на предприятиях, на производстве. И, безусловно, он заслуживает всех форм поощрения. Профсоюзы настаивают на том, чтобы наниматель определял помимо зарплаты какие-то доплаты, выплаты поощрительного характера. В последнее время мы выработали такой подход, чтобы наряду с социальными гарантиями в коллективных договорах обязательно присутствовали разделы по спорту, культуре, экскурсионным мероприятиям. Потому что не хлебом единым жив человек. Люди должны друг друга узнавать, а делать это лучше в неформальной обстановке. Как модно сейчас говорить, так формируется корпоративность.

Будем обращаться к Президенту, чтобы 2018-й или последующий за ним объявить Годом человека труда. Без предприятий, без производств мы большого богатства в стране не создадим. А там у нас трудятся люди, и этим людям нужно воздавать честь и хвалу.

— Знаю, что профсоюзы предлагают вменить в обязанность нанимателям включать в коллективные договоры нормы о непрерывном повышении квалификации работников. Не утопичное предложение, Михаил Сергеевич?

— Отнюдь. У нас как-то так повелось, что повышение квалификации на постоянной основе проходят лишь учителя и врачи. А что, другие профессии не ответственные? А если человек работает на производстве, где техника постоянно идет вперед? Если у него устаревшие знания, скорее всего, он будет трудиться медленно, не так производительно, как мог бы. А это ущерб и производству, и человеку. Значит, чтобы повышалась заработная плата, улучшалось благосостояние, надо постоянно учиться. Вот поэтому мы сегодня и требуем в коллективные договоры закладывать норму повышения квалификации.

Президент требует: не должно быть обвальных и шоковых реформ. Это то, что сегодня поддерживает и профсоюз. Потому что любая реформа должна быть с оглядкой на конкретного человека. Да, мы не можем быть в стороне от мировых процессов. Происходят роботизация, информатизация многих отраслей, есть профессии, которые полностью исчезают. Если мы отстанем, то можем отстать навсегда. Значит, модернизация необходима. Но параллельно должны быть такие обязательные вещи, как опережающее обучение. У нас есть хорошая пошаговая инструкция по ответственной социальной реструктуризации предприятия. Но пока она имеет рекомендательный характер, а мы должны нормативно давать человеку гарантию переобучения, давать ему пособие, время на трудоустройство и заниматься его трудоустройством. И это работа всех: и профсоюзов, и власти, и нанимателя.

Сегодня мы требуем от правительства дополнительной защиты и для тех, кто находится на контракте. Наниматели, случается, создают человеку неприемлемые условия труда. Например, делают в неделю только 8 рабочих часов. Предупреждают за 7 дней. Человек, получается, 4 дня в месяц работает, зарплаты никакой. Проходит месяц, он говорит: «Я не согласен». А не согласен — будь здоров. Ушел — пособие платить не надо, трудоустройством заниматься не надо. Это тоже должно быть оговорено: при каких условиях могут изменяться существенные условия труда по контракту. Если есть сегодня неполная неделя, вынужденный простой, человеку надо выплачивать определенную сумму, минимум две трети тарифной ставки, и так далее. Человек ведь должен на что-то жить, у него есть семья. И эта тема — в сфере внимания профсоюзов.

— Когда вы приезжаете на предприятия, о чем вас чаще всего спрашивают? И в целом ваши встречи — это больше монолог или все-таки диалог?

— Естественно, начинаю с монолога, но всегда стараюсь, чтобы завязался диалог. Для меня важно, о чем думают люди, важно поговорить с руководителями предприятий. Стараюсь все это делать неформально, чтобы разговор вести не с позиции занимаемой должности, а на равных. Хочется, чтобы люди не замыкались в себе, а говорили о том, что их сегодня волнует. Чаще всего это земные вопросы, которые касаются работы, занятости, заработной платы, жилья, ближайшего детского сада, спортивной школы… Простые жизненные вопросы, на которые я всегда стараюсь реагировать. Там, где можем чем-то помочь, мы это делаем.

Из последних инициатив федерации, которые мы вынесли на уровень Главы государства, и Президент нас поддержал: нам нужны компенсационные механизмы, связанные с высвобождением на производстве излишнего количества людей. У каждого человека должен быть страховой полис — страховка по безработице, которая позволит ему не остаться с проблемами один на один. Была создана рабочая группа, мы неоднократно собирались в правительстве, и сегодня уже есть наработанные предложения, как мы будем вводить этот механизм.

— Год назад вы сказали, что профсоюзный хлеб никогда не был легким…

— Я в первую очередь говорил о нашем первичном звене, перед которым снимаю шляпу. На этой передовой вся работа организуется! Имел в виду и наши выборные структуры — руководящие органы отраслевых профсоюзов. Это они сегодня обязаны слышать, видеть, помогать и там, где надо, реагировать на вызовы, проблемы, которые есть на производствах и в обществе. Чем труден профсоюзный хлеб? У нас нет административно-законодательной власти или полномочий: сказал — и все должны вот так делать. Наше влияние — это наш авторитет. Вторая трудность — умение вести переговоры, умение убеждать, находить компромисс. А это не всегда просто, потому что есть вещи, которые абсолютно непопулярны…

Но я хочу сказать, что результаты нашей общей работы очень весомы. Только за два последних года удалось восстановить на работе более 200 человек, незаконно уволенных. Проходит, бывает, не одно судебное заседание, прежде чем докажем правоту человека. У нас работают хорошие юристы, в каждом отраслевом профсоюзе есть правовые инспекторы. За два года вернули людям более 100 миллиардов неденоминированных рублей, незаконно удержанных, — это свыше 5 миллионов долларов… За этими цифрами — большая работа. И это торжество справедливости, то, на чем всегда стояли профсоюзы.

Несколько слов о технике безопасности, условиях труда. У нас есть техническая инспекция. Только за прошлый год мы комплексно, в разрезе предприятий, оценили 37 районов. По договоренности с правительством все вопросы выносим на местный исполком, где принимаются решения, обязательные для исполнения. Пока гром не грянет, мужик не перекрестится, когда случается проблема, все бегают, ахают, а надо все делать, чтобы не допускать беды. Поэтому так важно проверять условия труда — тот же температурный режим, спецодежду, исправность машин и механизмов… Везде ли и всегда получается? Не везде и не всегда. Где-то получается решить сразу, где-то — по истечении времени. Вот этим и непрост труд профсоюзного работника. Он должен быть очень внимательным, небезразличным. Я всегда говорю: если ты подписался на эту работу, тяни, отрабатывай свой хлеб.

Отцовский дом как криница

— Часто ли бываете на своей малой родине, в Дятлово?

— Семья, родные, близкие — это святое… Я уже говорил, что для меня было большой ответственностью избираться как раз от того округа, где я родился, вырос, где много знакомых, школьных друзей, родственников. Где жили мой дед, прадед… Малая родина — это то, что с тобой говорит на ты. Там нет никаких недоговоренностей, потому что приезжаешь на улицу, где вырос, и с тобой никто не церемонится, на какой бы должности ты ни был. И, конечно же, отцовский дом — это корни, криница, из которой подпитываешься, о которой всегда помнишь.

— На что у Михаила Орды не хватает времени, но очень хочется найти?

— Наверное, это самый сложный вопрос. На выборной должности ты не можешь быть на работе 8 или 10 часов. Если ты избрался, то работаешь 24 часа в сутки. Это правда, поверьте. Я и к себе такие требования предъявляю, и к своим коллегам. Но при этом стараюсь находить время на всё. И на спорт, и на концерт. Но самое главное мое увлечение — работа.

Еще материалы рубрики:

ГЛАЗА В ГЛАЗА. Директор ОАО «Элема» Александр Тризонов: патриот тот, кто работает

ГЛАЗА В ГЛАЗА. Владимир Громов: «Музыка еще никому в жизни не помешала»

ГЛАЗА В ГЛАЗА. Содружество смотрит далеко вперед

ГЛАЗА В ГЛАЗА. Жанна Романович: «Когда видишь реальных людей, которым помогаешь, это воодушевляет»

ГЛАЗА В ГЛАЗА. Ректор академии искусств — о распределении, гордости за студентов и минских граффити

Комментарии к статье
Добавить комментарий