ЛЮДИ В БЕЛЫХ ХАЛАТАХ. Кардиохирург: «Ничто так не приближает нас к ошибке, как слепое следование инструкции»

28 Апр 2017 09:50 Комментариев нет

Автор:

Кардиохирург РНПЦ «Кардиология» Владимир Андрущук рассказал корреспонденту агентства «Минск-Новости» о жизни, смерти и клиническом мышлении врача.

Владимир Владимирович, за последние полгода в белорусской кардиохирургии произошли знаковые события: трансплантация комплекса «сердце-легкое», создание 3D-модели сердца. С вашим участием.

Работа в РНПЦ «Кардиология» построена по командному принципу. И это главное: в одиночку ничего не получится. Та же идея проводить операции с применением 3D-печати появилась у меня осенью 2016 года. Хотелось усовершенствовать хирургическую помощь людям с редким пороком сердца (гипертрофической кардиомиопатией), приводящим к внезапной смерти. Собрал команду энтузиастов, и вместе придумали, как это сделать. Создали на компьютере модель сердца, распечатали ее на 3D-принтере в масштабе один к одному. 27 января 2017 года провели первую в Беларуси операцию на сердце с применением 3D-моделирования. Успешно. Выполнили еще две операции. Тоже удачно.

В ноябре 2016-го у нас проведена первая в стране трансплантация комплекса «сердце-легкое». Мы к этому несколько лет готовились, стажировались в ведущих зарубежных медицинских центрах. Мужчина, которого прооперировали, жив, здоров, наблюдается у наших врачей.

В медицине кардиохирурги — особая каста. Гордитесь, что причастны?

Кардиохирургия всегда была для меня большой мечтой. До этого семь лет отработал в отделении торакальной хирургии НИИ пульмонологии и фтизиатрии (сейчас РНПЦ), где в основном занимался хирургическим лечением осложненных форм воспалительных заболеваний легких, туберкулеза… Часто болел, потому что ежедневно соприкасался с очень серьезными инфекциями: около 70 % хирургических пациентов с туберкулезом. Из них почти 90 % — прибывшие из мест лишения свободы. С активной формой заболевания… Естественно, мы соблюдали санэпидрежим, но все равно риск передачи инфекции воздушно-капельным путем имелся. А у меня тогда жена забеременела…

В кардиохирургии почти 18 лет. Вы правы, это действительно круто! В РНПЦ «Кардиология» хорошо развита научная школа. Новые разработки не пылятся на полках — внедряются в практику. Постоянное движение вперед. Мне мои дети говорят: «Папа, что ты все время учишься!» Это они так обозначают мою работу над докторской диссертацией, участие в научных проектах. Им невдомек, а мне интересно.

И морально тяжело, учитывая тяжесть болезней пациентов…

Сложных больных много. В областных клиниках открылись кардиохирургические отделения, но самых тяжелых пациентов направляют к нам. Недавно поступили двое мужчин. У одного из них опухоль легкого, которая распространяется на сердце. Такие операции выполняем совместно с онкологами. Заранее предупреждаем: риск умереть довольно высок. Дело не в квалификации врачей. Во время операции удаляют пораженные легкое, лимфоузлы, а пострадавший участок сердца замещают биологической тканью. Мужчине 55 лет, мы все ему рассказали. Он согласен. Некоторые после таких операций живут 12–15 лет. Если ее не сделать — несколько месяцев.

Второй мужчина — с запущенной ишемической болезнью сердца, увы, неоперабельный. Ему 65 лет, перенес несколько инфарктов. Трансплантация бессмысленна из-за серьезного поражения других органов и систем. Немного продлит жизнь только поддерживающее медикаментозное лечение.

Он знает об этом?

Мы сказали.

Так и сказали: хирургическое лечение бесполезно, вы умрете?..

Мы все умрем: и я, и вы… Это только вопрос времени. Сказать в лоб человеку, что жить ему осталось несколько месяцев, тяжело. Подобная прямолинейность далеко не всегда оправданна. Но я полагаю: есть люди, которые хотели бы знать правду, чтобы завершить на этой земле важные дела или прожить остаток жизни по-другому.

Это реально, учитывая их самочувствие?

Нельзя сказать, что они все беспомощные. От человека зависит, его силы духа, поддержки близких.

Если человек отказывается от операции, а другого способа продлить ему жизнь нет, уговариваете?

Не имею права: кто из хирургов на 100 % гарантирует положительный исход операции? Врач может предоставить объективную информацию, правильно расставить акценты, поддержать пациента. Когда я был на стажировке в Берлине, там доктора людям со злокачественными опухолями объясняли: риск смерти, если не оперироваться в течение года, такой-то, если оперироваться — такой-то, риск осложнений во время операций такой-то… В нашей стране безнадежным больным не всю правду говорят. Наверное, надо исходить из того, с кем ты разговариваешь. В любом случае мы готовы провести операцию человеку, настроенному бороться за свою жизнь.

Предложили бы вам операцию, долго бы думали?

К счастью, повода к размышлению не было: мне только аппендикс удаляли. Приступ аппендицита случился в день моей свадьбы. Не совсем типичная форма, скорее всего, на фоне принимаемых в тот момент антибиотиков. Сорвать торжество не мог. И свадебное путешествие тоже. По возвращении обратился к хирургам. Прооперировали.

В клинике за пациентом наблюдают, его поддерживают, а дальше что?

После выписки из кардиохирургии пациентов, нуждающихся в дальнейшем лечении, переводят в кардиологическое отделение (в столичной клинике или в областной). В других случаях предлагают реабилитацию в Аксаковщине (в Республиканской клинической больнице медицинской реабилитации). Потом — наблюдение за состоянием здоровья в поликлинике или в городском кардиоцентре. Если у доктора возникают вопросы по лечению, он всегда может посоветоваться с коллегой из консультативно-поликлинического отделения РНПЦ «Кардиология». Кроме того, в нашем центре реализуются научные программы. Я занимаюсь пациентами с онкологией, другой доктор — пациентами с ишемической болезнью сердца… Мы включаем пациентов в эти программы, периодически обследуем. Так что они под пристальным контролем.

Иногда больные жалуются: лечат по инструкции…

Инструкции не заменяют полностью клиническое мышление. Не все можно пошагово прописать. Врачи знают, что должны лечить не болезнь, а пациента, у которого может быть множество сопутствующих недугов. Ничто так не приближает нас к ошибке, как слепое следование инструкции.

Кто чаще страдает от сердечно-сосудистых заболеваний: женщины или мужчины?

70 % мужчин.

— Почему?

К ишемической болезни сердца, например, могут привести курение, лишний вес, малоподвижный образ жизни, стрессы, злоупотребление алкоголем, жирной пищей. Перечисленному больше подвержен сильный пол. А строение сердца у мужчин и женщин одинаковое, возможно небольшое отличие по массе, размеру. Около 50 % здоровья человека определено наследственностью, остальное зависит от образа жизни.

Лично вы ведете здоровый образ жизни?

Сказать, что веду абсолютно здоровый образ жизни, нельзя. Перегрузки физические, эмоциональные… От них не уйти, как и от ежегодных медицинских осмотров. Без них не допустят к работе. Проверяют нас по полной программе: психиатр, нарколог, невролог, дерматолог, анализы, рентген, ЭКГ (электрокардиограмма), УЗИ (по показаниям).

…компьютерная и магнитно-резонансная томография. Эти кабинеты в соседнем корпусе. Почему бы и нет?

Зачем? Проведение КТ И МРТ не входят в диспансеризацию, их назначают только по медицинским показаниям.

Как вы боретесь с усталостью? Поливитамины с минералами пьете?

Витаминами когда-то очень увлекался, потом на них развилась аллергия. БАДы (биологические активные добавки) не принимаю. Предпочитаю свежие овощи, фрукты. Думаете, врачи какие-то особенные? Мы тоже устаем. Порой возвращаюсь с работы, с ног валюсь. Часик-два отдохну, а после с младшей дочерью могу уроки поучить, ужин приготовить, что-то по научной работе сделать. У меня еще сын-старшеклассник. Среди недели с близкими нечасто полноценно видимся. Но есть же выходные! И отпуск, который стараемся всей семьей проводить: хотя бы на две недельки выезжаем на море или к родственникам в Киев.

Еще материалы рубрики:

ЛЮДИ В БЕЛЫХ ХАЛАТАХ. Ольга Тур: «Врачам в поликлинике некогда болеть»

ЛЮДИ В БЕЛЫХ ХАЛАТАХ. Андрей Богдан: «Лучшая благодарность, когда пациент не попадает к нам вторично»

ЛЮДИ В БЕЛЫХ ХАЛАТАХ. Александр Белоусов: «В «Склифосовском» всё, как в реальной жизни»

ЛЮДИ В БЕЛЫХ ХАЛАТАХ. Владимир Малец: «Падает скальпель? К экстренной операции»

ЛЮДИ В БЕЛЫХ ХАЛАТАХ. Вера Русецкая: «Женщины должны рожать без боли»

Комментарии к статье
Добавить комментарий