Счастье рядом

05 мая 2017 10:55

Автор:

Блог автора

Когда все дома и на столе, кроме крошек, есть еда – вот оно, главное

На днях услышала в автобусе громогласные высказывания аля «в мировом рейтинге счастья Беларусь на 67-м месте из 155 стран». К слову, за нами еще 88 государств, включая Украину на 132-м месте в компании африканского континента. Только как измерить счастье? Метрами? Уровнем дохода? Продолжительностью жизни? Перечисленные так называемые критерии не гарантируют безусловное счастье. Однако речь сейчас не об этом. Не люблю я эти хлесткие и навязчивые разговоры перед невольными пассажирами-заложниками про степень благополучия народа и так далее и тому подобное. Хочешь потолковать, нужен зритель – найди свободные уши на домашней кухне. А в общественном транспорте думается о вещах более приземленных. Или просто дремлется. Но в этот раз автобусный оратор заставил меня пофилософствовать. Про счастье, которое познается в сравнении.

Что было счастьем в 1945-м? Все просто: когда мужики возвращались домой с войны. Люди не для красного словца истошно кричали: «Победа!» и, обливаясь слезами, бросались в объятия друг другу. Какой ценой достался мир, они знали не понаслышке. А что в войну ели? Гнилую картошку собирали по полям. Бабушка рассказывала, было вкусно… Да и позже в деревнях никто не готовил рябчиков, не выделывал в печи мясные стейки, не жарил курицу. Смешно подумать. Куры бегали по двору и несли яйца. Потом из этих яиц с желтыми-прежелтыми желтками получался на шкварках вкуснейший омлет! Такой в духовке не получится ни при каких кулинарных талантах: пробовали – знаем. А эти самые шкварки были любимой едой наших бабушек и дедушек, если хотите, деревенским мясом. И это было счастьем.

Также на селе никто не заваривал себе чаек – ни черный, ни зеленый, ни белый, а уж тем не варил кофе, какао и прочие современные прелести. Мой дед, который в войну ребенком прятался от немцев по сараям, пил исключительно воду из колодца. Стоит на столе студеная водица в солдатской металлической кружке и лежит скиба хлеба – значит, вот оно, счастье. Между прочим, нынче городские богатеи так пышно стол не накрывают, как в деревнях, если только не ждут дюжину гостей. Отведали супчика или, еще лучше, котлетки с картошечкой – и досыць, как говорят крестьяне. А на селе каждый присест за стол сродни пиру. Вспоминаю борщ, кашу в горшочке, упомянутые омлет да шкварки, жареные грибочки с леса, а также маринованные, пареная-вареная картошка (как же без нее!), огурцы с грядки, блинчики, обмазанные сметаной с сахаром, сладкий хворост… Продукты свои, родные. И это было счастье! Доярки и трактористы не зарабатывали миллионы денег, но голоду, измучившему в войну, бросали вызов.

А знаете, что такое рули? Ммм… Отменно утоляет аппетит и особенно жажду. Однако в детстве не могла взять в толк, почему бабушка с неловкостью называла это блюдо едой бедняков. Вкусно же было! Выросла – поняла. Колодезная вода, растворенный в ней сахар и крупно порезанные туда куски черного хлеба – вот и весь рецепт рулей. Семья собиралась за столом, все довольно сёрбали ложками из одной большой мисы, и это было счастьем. А пробовали хлеб, намоченный одной стороной в воду и посыпанный сверху сахаром? Сейчас никому в голову не придет так перекусывать, а раньше это было модным бутербродом (кстати, если вместо воды намазать масло – вообще шик). Ветераны, участники Великой Отечественной, а также дети войны подтвердят мои слова.

Школьные летние каникулы я проводила в деревне, поэтому получила неплохой урок, где начинается счастье. Там, где дед имел возможность держать ноги в тепле и ходить при температуре + 25 градусов в кирзовых сапогах. «Не жарко ему?» — думала я ребенком. Потом он признался, что однажды в войну сильным морозом фашисты вывели его и других жителей села на улицу. Босиком. Поставили всех плечо к плечу, очертили круг по снегу и заставили несколько часов не шевелиться. Кто выйдет за черту – расстрел. Никто не хотел умирать… Счастье там, где бабушка, почуяв невозможно резкий табачный чад от деда, махала рукой: «Хай курыць!» Девчушкой она была угнана в Германию, принудительно работала на немецкой табачной фабрике. Вот там, на чужбине да в неволе, табак вонял, а дома он пах…

Разумеется, современный уровень жизни не подлежит сравнению с военным и послевоенным. Но критерии счастья сдвинулись куда-то далеко в сторону под названием «разлюли-малина». А ведь это понятие незыблемое, устойчивое. Мирное небо, спокойные ночи, улыбки и смех – вот оно, счастье. И его не измерить никакими мерилами.

Спасибо вам, дорогие ветераны!

Комментарии к статье
Добавить комментарий