Вдали от диалога

13 Июл 2017 10:28

Автор:

Блог автора

Кому мешает белорусский мирный атом?

Летняя сессия Парламентской ассамб­леи Организации по безопас­ности и сотрудничеству в Европе, прошедшая 5-9 июля, стала историей. Беларусь как хозяйка саммита провела встречу на высоком уровне. Об этом говорили все: как участники, так и многочисленные гости. Сессия завершилась принятием Минской декларации, в которую по результатам голосования не вошла резолюция по положению в Восточной Европе с несколькими параграфами, посвященными Беларуси. Победила логика здравого смысла. Парламентарии смогли во­очию наблюдать за процессами, происходящими в нашей стране, оценить открытость и миролюбие белорусского народа, убедиться в отсутствии какой-либо напряженности в обществе. Более того, в повестку дня большинством голосов не была включена резолюция с выражением «глубокой обеспокоенности» по поводу строительства Белорусской АЭС, проект которой подготовила литовская делегация. Атомная энергетика развивается в большинстве европейских стран, и позиция, когда предлагается обсудить возведение отдельной АЭС, выглядит по меньшей мере одно­боко.

Почему же строящаяся БелАЭС вызывает у официального Вильнюса «глубокую обеспокоенность»? Давайте разберемся.

Проигранная гонка

В феврале 2001 года в обмен на вступление в ЕС Литва приняла решение остановить Игналинскую АЭС, мощнейшую на тот момент в мире. Причина: на ядерно-энергетическом объекте стоя­ли реакторы, аналогичные чернобыльским. Заключение МАГАТЭ о том, что АЭС в поселке Игналина считается одной из самых надежных, договаривающиеся стороны проигнорировали. Население Литвы получило свободный доступ к недорогой колбасе в гипермаркетах Польши и резко выросшие счета за свет и тепло. А сама страна из экспортера электроэнергии превратилась в импортера.

Выходом из создавшегося положения могло бы стать возведение рядом с Игналинской АЭС станции в поселке Висагинас. Проект даже всерьез прорабатывался. Технологии предполагались японские, а в число пайщиков вошли бы Латвия, Эстония и Польша. Дело было почти на мази, но в марте 2011 года случилась авария на японской «Фукусиме». Потенциальные инвесторы перекрестились и с проекта спрыгнули. Между тем у соседей, то есть у нас, строительство Белорусской АЭС шло планово. Безработные литовские специалисты-атомщики на стройку в Островце поглядывали с завистью.

А вот литовский истеблишмент заволновался: с запус­ком Белорусской АЭС регио­нальная атомная гонка для них будет окончена, даже не начавшись. Теперь в возведении ядерно-энергетического источника в Висагинасе смыс­ла нет. БелАЭС станет самой современной станцией нового поколения в Восточной Европе, к тому же самой мощной. А электроэнергия — дешевой. Кроме того, наличие собственной АЭС у таких сравнительно небольших в территориальном отношении стран, как Беларусь, а тем более Литва, не просто повышает их международный статус. Это в первую очередь значительный прирост ВВП, снижение зависимости от поставок углеводородов, удешевление выпускаемой продукции, повышение ее конкурентоспособности.

Когда все не нравится

И официальный Вильнюс начинает предъявлять претензии. Одна из них — территориальная близость Островца к границе с Литвой. Мол, в ясную погоду корпуса БелАЭС можно будет рассмотреть в бинокль из здания Сейма. Но позвольте! Уже который год жители белорусского Браслава, поднявшись на ближайший пригорок, лицезреют Игналинскую АЭС без всяких увеличительных приборов. И ничего, местный райисполком никаких ультиматумов по этому поводу не предъявляет.

Стоит заметить, что комиссия МАГАТЭ приезжала в Островец еще в 2009 году. Эксперты провели оценку выбора площадки для будущего строительства БелАЭС, и их выводы оказались самыми положительными.

Еще одна претензия касается обеспечения безопасности БелАЭС как на этапе строительства, так и в ходе эксплуа­тации. Что тут сказать? Реализацией проекта занимаются ведущие предприятия российской госкорпорации «Росатом». Реакторные установки, идентичные тем, что будут использоваться на БелАЭС, успешно работают на двух десятках АЭС по всей планете. В частности, Тяньваньскую атомную электростанцию в КНР (аналог будущей белорусской) эксперты МАГАТЭ назвали одной из лучших в мире по параметрам безопасности. Даже если произойдет природный или техногенный катаклизм, на АЭС рухнет Airbus А380, на длительный срок выйдут из строя системы электропитания или электроснабжения, катастрофы не произойдет.

Официальный Вильнюс заявляет о непрозрачности строительства АЭС для меж­дународной общественности. Что вы говорите? В конце мая нынешнего года МИД и Минэнерго Беларуси организовали на БелАЭС гостевую встречу для дипломатов. Чтобы посмотрели, что и как строится. Ожидали, конечно, представителей посольства Литвы, благо предварительное согласие было получено. Более того, для широкого освещения темы аккредитовали литовских журналис­тов. Но ни дипломат, ни коллеги по перу не приехали. Главам дипмиссий Великобритании, Германии и Швеции мероприятие показалось важным, представителям страны-соседки — нет.

Мы, белорусы, мирные люди. Об этом говорится даже в Государственном гимне. С 13 по 16 июня в Минске про­шла седьмая сессия Совещания сторон Конвенции Эспо. Международный документ закрепляет права общественности на доступ к информации о планируемых видах деятельности, которые могут оказывать вредное трансграничное воздействие. В мероприятиях принимали участие около 200 представителей из 45 государств. Касаясь строительства БелАЭС, заместитель министра природных ресурсов и охраны окружающей среды Беларуси Ия Малкина отметила: «Мы хотим работать, открыты для наших коллег и соседей, призываем их к диалогу и будем продолжать это делать». На следующий день Сейм Литвы принял закон об объявлении БелАЭС угрозой национальной безопасности страны. Каким образом парламентарии намерены осуществить реализацию документа, не оговаривается. А не заняться ли соседям решением собственных проблем, тем более что их хватает?

 

Комментарии к статье
Добавить комментарий