Кофе с берушами, или Невкусно, зато громко

20 Июл 2017 16:03

Автор:

Блог автора

Нота соль в музыке и пищевая соль на столе. Ухо и язык в кулинарии и в жизни.

…И вот приносят мисочку с гаспаччо ложек на девять и прозрачные драники, сквозь которые можно рассмотреть облик едока за соседним столиком. Короче, экономкласс в полном его блеске. При этом гаспаччо и драники с каплей сметаны стоят 5 рублей 35 копеек.

Тарелки сама несу к столику, к которому приставлен высокий табурет, овладеть которым удается далеко не с первой попытки. Только теперь начинаю думать: каким таким ветром меня занесло в это кафе-закусочную? Хотя до сих пор все было логично: центр города, в двух шагах от редакции «Вечернего Минска», время обеденное…

Деньги отданы вперед, до того как я увидела эти самые тарелки. Получается, дороги назад нет. Надо съесть.

И вот тут начинается самое интересное. Хочется описать все словами из бессмертного романа Булгакова «Мастер и Маргарита»: «Ополоумевший дирижер, не отдавая себе отчета в том, что делает, взмахнул палочкой, и оркестр не заиграл, и даже не грянул, и даже не хватил, а именно, по омерзительному выражению кота, урезал какой-то невероятный, ни на что не похожий по развязности своей марш».

Оркестра нет, но марш из динамиков грянул.

Судорожно держась за столик, кривобокой стриптизершей сползаю с табурета-насеста и иду к администратору. «Скажите, пожалуйста, а можно ли уменьшить звук?» — «Хорошо». И уходит в недра подсобок. Звук падает децибелов эдак на 5. Прошу уменьшить еще. Получаю еще минус 5. Марш кончается. И начинается Диана Арбенина: «Твои драные джинсы и монгольские скулы, Ты была моей тайной, зазнобой моей». Забываю, что Арбенина — наша землячка, Дина Кулаченко из Воложина, и начинаю ее тихо ненавидеть. Резкий пронзительный голос бьет по вискам и отдается где-то в районе копчика. Повторяю процедуру спускания с табурета и выхожу, прихватив драники, на улицу, где к закусочной приставлена летняя терраса. Мой бог, здесь тоже динамики, и тоже Арбенина! Улица Козлова, и без того шумная, прибавила в акустике. (Сегодня зашла в это кафе и приятно удивилась: звук негромкий. Видимо, не я одна из посетителей страдала от ударов по барабанным перепонкам, и администрация нехотя пошла на уступки.)

Откуда эта местечковость — запускать в кафе, ресторанах, парикмахерских, салонах маршруток, магазинах громкую музыку? Разве у нас у всех одинаковые музыкальные вкусы и пристрастия, один и тот же порог восприятия звуков? Скорее, музыкой хотят заглушить наши претензии по части услуг и сервиса. Ритмизованный шум вызывает состояние, приближающееся к опьянению, а это значит, что мы становимся глупее и добрее и не будем предъявлять претензии по части невкусных котлет и плохо нарезанных салатов…

Хотите верьте, хотите нет, но в моей косметичке уже давно лежат беруши в пластиковой упаковке. Покупаю чашку кофе и вставляю беруши. Понимаю: заплатив за кофе, я заплатила и за Стаса Михайлова, который «дни проколачивает зря без тебя», и за Сергея Шнурова, который «на лабутенах» и не буду повторять, в каких штанах, и за Егора Крида, который «изменил себя в корне»… Но я не хочу пить кофе в этой компании, вот в чем вопрос. И не потому, что плохо отношусь к певцам. Просто не хочу.

В Минске невозможно найти кафе, где нет навязчивой, убогой музыки, а есть негромкий нейтральный фон. Это значит, невозможно попить кофе и поговорить по душам с подругой, которую не видела много лет, невозможно даже поговорить с самой собой. Один только раз удалось пообедать в прекрасно звучащем ресторане с французской кухней. Но потом он отказался от обеденного меню и стал недоступен.

Согласно санитарным нормам, в минских кафе и ресторанах предельно допустимый уровень звука может составить 70 децибел. Сравните: 120 децибел дает отбойный молоток, а при 130 наступает болевой шок. Не пора ли пересмотреть эти самые СанПиНы, тем более что они были установлены 15 лет назад?

Человека можно убить звуком. Во всяком случае, громкий звук может значительно сократить жизнь, если приходится постоянно находиться в условиях городского шума: дома гремит телевизор, за стенкой сосед делает ремонт, во дворе косят траву, на улице визжит шинами транспорт. А в итоге разрушаются слух, а также нервная и сердечно-сосудистая системы. Причем сам горожанин этого и не замечает, а, выезжая на природу, где шумят кроны деревьев и переговариваются птицы, испытывает беспокойство, как рыба, которую вынули из воды.

Возвращаясь к теме звука в кафе и ресторанах, а также других заведениях общепита, выскажу догадку: во всем виноваты русские купцы. Получив приличные барыши, они гуляли. Широко, громко, смачно. С цыганами и плясками. Заедали черную икру душещипательными романсами и венгерскими хорами. Да… «Ваше степенство» любило покутить. Сто лет прошло, а все аукается…

В заключение приведу цитату из книги «Ленком — мой дом» Марка Захарова. Режиссер рассказывает о гастролях в Париже, куда театр возил рок-оперу «Юнона» и «Авось». В свободное время Пьер Карден, организатор гастролей, водил артистов в самый знаменитый, самый крутой ресторан мира «Максим». И вот что пишет Захаров: «Как все зарубежные рестораны, «Максим» не совмещен с дискотекой, и там можно разговаривать. Хорошо слышно друг друга, только иногда в одном зале играет тихая музыка…»

Комментарии к статье
Добавить комментарий

Инесса

Полностью согласна!

And

Кажется, знаю, о каком кафе идет речь (высокие стулья, убойная музыка и т.д.). Оказались в такой же ситуации со знакомым, с которым договорились встретиться поболтать в обед. Не слышали друг друга на расстоянии полуметра.
УВы, те, кто работает в этих заведениях и, наверное, их хозяева, слушают только такую музыку и в таком формате. А их «местечковость», как Вы точно выразились, не позволяет им догадаться, что не все одним миром мазаны)))

Сергей

Правильно автор пишет — местечковость! Дебильная и наглая местечковость. У меня друг живет в Париже.
Идем с ним по улице, вечер, кафе светятся — их много, видно, что люди за столиками сидят. Но НЕТ МУЗЫКИ. Спрашиваю — как так? Он отвечает: во-первых, громкая музыка у нас не принята ВООБЩЕ. Французское кафе — это тихий, ненавязчивый музыкальный фон. Пианист, например, наигрывает, еще что-то в этом роде. Но негромко — люди приходят в кафе посидеть, поговорить, музыка не должна им мешать. Во-вторых — вечернее время. Музыка — до 9 вечера. Народ пришел с работы, кому-то с рассветом подниматься. Так что, если житель дома пожалуется — хозяев кафе оштрафуют, и не символически. а так, что мама не горюй! Еще жалоба — — еще раз оштрафуют, и побольше. И будут штрафовать каждый раз, пока не взвоют и не поймут: лучше не нарываться! Но, прости, говорю, а как же знаменитые певцы и ансамбли, которые начинали в ресторанах? Да, отвечает, есть и это. Но это рестораны, НЕ РАСПОЛОЖЕННЫЕ В ЖИЛЫХ ДОМАХ. Ищи помещение в отдельном строении, там открывайся и приглашай всяких творцов. А как иначе? Ты хозяин кафе, ресторанчика, кабака, ты делаешь свой бизнес, зарабатываешь деньги. Флаг в руки! Но не мешай при этом людям, которые к твоим делам не имеют никакого отношения. У них своя жизнь, и они не обязаны страдать оттого, что тебе охота привлечь клиентов..А кабаки с ревущей рок-музыкой — это вообще за чертой города. Охота оттянуться — садишься на машину, едешь в специально отведенное место.
Так во Франции. А мы оказываемся заложниками юных мальчиков-девочек, барменов и официанток, с их музыкальными пристрастиями. И если ребятам нравится, когда когда гремит музыка системы «забивка свай» — горе остальным.
У меня к этой теме особое отношение, ещё и потому что в доме, где мы живём грозятся открыть ресторан. А у меня отец больной, с постели не встает. При мысли, что скоро его, старого, заслуженного человека, кто-то начнет с утра до вечера на формально законном основании изводить музыкальной долбежкой из колонок, хочется пожелать этому валящемуся на нашу голову заведению много очень, очень нехорошего.

Я

Сегодня была в таком кафе, где музыка зашкаливала. На мое замечание администратор никак не отреагировала…