Чем волонтеры могут быть полезны профессиональным спасателям

Столичная служба спасения и Минская городская организация Красного Креста (КК) — дружественные структуры.

И те, и другие первыми приходят на помощь жителям, когда в городе бушует стихия или случается масштабное ЧП. Циклоны «Хавьер» и «Даниелла», лютые морозы, многочисленные подтопления и изнуряющая жара — те случаи, когда эти две организации объединяли усилия, чтобы выручать минчан из неприятностей.

Когда внимание сотрудников МЧС сконцентрировано на проведении аварийно-спасательных работ, а сами они находятся в зоне риска, то волонтеров можно задействовать в работе, которая напрямую не связана с опасностью для жизни, — объясняет пресс-секретарь Минского городского управления МЧС Виталий Дембовский. — Это упрощает и ускоряет действия по ликвидации ЧС. К примеру, спасатели могут вынести пострадавших из опасной зоны, а представители Красного Креста окажут им первую помощь до прибытия медиков.

IMG_20160619_211702 copy

Разумеется, речь не о локальных пожарах. А вот ураган или потоп — другое дело. У КК есть специальная техника, которую они получают по гуманитарным программам. К примеру, на вездеходе доберутся до застрявшего в снегу автомобиля и помогут ему выбраться. Это позволит не отвлекать МЧС на вызовы, не связанные со спасением жизни. Также волонтеры во время сильных снегопадов выставляют посты вдоль дорог, устанавливают пункты обогрева и горячего питания. Летом, в зной, угостят изнывающих прохожих прохладительным напитком, а в мороз предложат горячий чай или кофе.

К сожалению, волонтерское движение в Беларуси еще не так развито, как в странах Западной Европы, — продолжает собеседник. — Для того чтобы изучить, как это делают наши коллеги в Норвегии, в июне мы отправились в город Олесунн. Сам я уже три года волонтер Красного Креста, координатор работы по взаимодействию Минской городской организации КК и МГУ МЧС.

DSC07704 copy

Чтобы добраться до окруженного со всех сторон морем северного города, минской группе волонтеров потребовалось совершить три перелета, и это заняло практически целый день. В то время как жители белорусской столицы изнывали от 30-градусной жары, Олесунн встретил гостей умеренными +16. Интересный факт: несмотря на расположение в северных широтах, этот город никогда не знал лютых морозов. Самая низкая температура, зафиксированная там за всю историю наблюдений, составила всего -11 градусов. Однако все же нельзя утверждать, что природа балует жителей Норвегии мягким климатом. Снегопады, ливни, сходы лавин — те явления, которым приходится противостоять изо дня в день.

Акклиматизация прошла незаметно, — говорит Виталий Дембовский. — Разница во времени — всего один час — также облегчила адаптацию. Правда, в один из дней, когда проводились занятия на море, сутки напролет лил дождь. Мы вымокли до нитки. И вода в море ледяная. Местные тогда заметили, что мы испытали на себе всю «прелесть» норвежского климата.

Волонтеры КК из этой северной страны пригласили белорусских коллег обучить спасательным работам в акватории моря и на скалистой береговой линии, а также рассказать о том, какие методики применяют в поиске пострадавших, потерявшихся, утонувших, терпящих бедствие на воде. Кроме того, в курс учебной программы входило швартование судов, вязка узлов, навигация по морю и многое другое.

С практической точки зрения не все из этих навыков могут пригодиться в нашей стране, — замечает Виталий Дембовский. — В Беларуси нет такой большой акватории, скал. В то же время у норвежцев огромный опыт проведения спасательных работ с привлечением волонтеров. Но, посмотрев на работу коллег, убедился, что белорусские спасатели ничем не хуже, работают в соответствии с мировыми тенденциями.

По мнению представителей белорусской делегации, волонтерское движение в Норвегии прекрасно развито с точки зрения оснащения и навыков. Нашей стране в этом смысле есть к чему стремиться. Активность волонтеров качественно влияет на уровень проведения спасательных операций, поскольку они народ обученный. Это значит, что при чрезвычайном происшествии как минимум один его участник сможет спастись сам. А у тех, кто не знает, как действовать в подобных ситуациях, появляется больше шансов выжить.

Учиться белорусским волонтерам выпало с несколькими группами из различных регионов Норвегии. Программа состояла из практического и теоретического курса, рассчитанного на пять дней. Все освоенное по англоязычным пособиям тут же закреплялось на практике.

К примеру, изучение вязки узлов проходило следующим образом: лектор рассказал о существующих способах, раздал веревки и… выключил свет, — объясняет собеседник. — «А теперь вяжите!» — скомандовал преподаватель.

Занятия начинались в восемь утра. Первую половину дня проводили за партами, затем отправлялись «в поля» закреплять материал. Там, на скалистом побережье и в неспокойном море, предстояло испытать свое мужество: что делать, если на судне течь, как ориентироваться в открытом море, какое приспособление использовать для помощи утопающему? Довелось белорусам посетить и профессиональное спасательное подразделение города Олесунн. Отдельной структуры МЧС, как у нас, там нет. Есть организация, представляющая собой симбиоз службы спасения и полиции. Это существенно расширяет полномочия заморских огнеборцев. К примеру, им позволено заниматься регулированием дорожного движения, если случилась авария или ЧП. Кроме того, учитывая специфику местности, при каждой спасательной части создана водолазная служба — там она крайне востребована. По словам гостивших у скандинавов волонтеров, тамошние пожарные части мало отличаются от наших.

Мне было приятно видеть, что по оснащенности наши подразделения ничем не уступают, — резюмирует Виталий Дембовский. — Применяются установки одних и тех же мировых производителей. Также ознакомились с практикой распространения автономных пожарных извещателей среди населения — норвежским спасателям разрешено продавать их даже после вызовов.

Фото предоставлено МГУ МЧС

 

 

 

Самое читаемое