ЭКСПЕДИЦИЯ. Что стало с сохранившимися в Минске родовыми усадьбами? Часть 1

В наследство Минску достались крохи от былого архитектурного облика. Время, войны, урбанизация не пощадили многие здания, в том числе старинные усадьбы местной аристократии. Сохранились лишь некоторые из дворцов, господских домов и загородных резиденций.

К памятникам архитектуры сегодня относятся бывшие усадьбы, которые размещаются в Курасовщине, Верхнем городе, Лошице и Слепянке, сообщается на сайте главного управления идеологической работы, культуры и по делам молодежи Мингорисполкома. Горожане могут прикоснуться к быту и жизненному укладу известных семей — Ваньковичей, Пшездецких, Курасовых, Любанских.

Раньше дворянские поместья играли значимую роль в развитии культуры: в них располагались библиотеки и архивы, экспонировались живописные полотна, ставили спектакли. А что там происходит сейчас?

Музей «Дом Ваньковичей. Культура и искусство первой половины XIX века»

Дата 12 мая отмечена тремя событиями: в этот день в 1800 году родился живописец Валентий Ванькович (в разных источниках данные расходятся — указывается также 14 февраля), в 1842-м он ушел из жизни, а в 2000-м в его честь в Минске открыли дом-музей.

Располагается здание в центре столицы — за Дворцом Республики на улице Интернациональной, 33а. Постройка датируется XVIII веком, выполнена в стиле классицизма.

В XIX столетии дом был чем-то вроде салона — там проводили литературные встречи и вечера камерной музыки. В гости к хозяевам заглядывали драматург Винцент Дунин-Марцинкевич, композитор Станислав Монюшко, художник Ян Дамель.

В 1920-х наследник рода Петр Ванькович эмигрировал в Польшу. В бывшей усадьбе советская власть организовала коммунальную квартиру. Постепенно в некогда благоустроенном дворе новые жильцы разбили огород, а об исторической значимости дома даже не вспоминали.

В 1970-х коммуналку расселили и в конце того же десятилетия для реставрации выполнили архитектурно-планировочное решение, — рассказывают в музее. — Авторы мечтали сделать эту усадьбу центром культурной жизни, как и в XIX веке. От прилегающих улиц музей планировали отгородить забором и брамой, восстановить весь комплекс зданий — господский дом, флигель управляющего, хозпостройки.

Чтобы осуществить задуманное, потребовалось более трех десятилетий: первозданный архитектурный облик старинной городской шляхетской усадьбе вернули лишь в 2016 году. Последним штрихом стало воссоздание корпуса, в котором прежде находились конюшни и каретная.

Сегодня во дворе комплекса нас встречает сам Валентий Ванькович — бронзовый памятник художнику с мольбертом в руках (скульптор Владимир Слободчиков).

В центре площадки — вяз, который посадили в начале XX века.

Музей занимает только одно из восстановленных зданий — господский дом. Во флигеле теперь офис турфирмы, на месте бывших конюшен — ресторан.

Изначально задумывалось, что все строения комплекса отойдут музею, — поясняют сотрудники «Дома Ваньковичей». — Сейчас постоянная и временная экспозиции выставляются у нас в одних и тех же помещениях.

Планировка дома коридорно-анфиладная, то есть все комнаты можно обойти по кругу и вернуться в исходную точку. Здание деревянное. Интерьеры оформлены в стиле ампир, который в позапрошлом веке пользовался популярностью у знати.

— Обстановка воссоздана достоверно. Мебель, осветительные приборы и другие предметы интерьера старинные, — поясняет экскурсовод. — Что касается картин, то представлены в основном копии и принты. Единственный подлинник кисти Ваньковича — портрет Томаша Зана 1839 года. Полотно купил и вернул на родину «Белгазпромбанк».

В одном из залов выставлена копия картины, которая принесла Валентию Ваньковичу известность, — «Мицкевич на скале Аю-Даг» (1828). Оригинал хранится в Национальном музее в Варшаве.

В других комнатах — портреты современников хозяев дома: мелкой шляхты, военных, чиновников, их жен и дочерей.

Прогуливаемся по дому: кабинет, парадная гостиная, чайная комната.

В каждой из них встречаем любопытные экспонаты — стол-сороконожку, который раскладывается на шесть метров, веер из дорогостоящего перламутра, двухсотлетний рояль с родной механикой и клавишами из слоновой кости, дамские платья XIX века на все случаи жизни — утренние, прогулочные, официальные, бальные.

В этом здании балов не проводили — не позволяли размеры помещений, — продолжает гид. — Тут жили мальчики семейства, которые к шести утра ходили на учебу в гимназию. Пышные приемы Ваньковичи устраивали в другом месте — в усадьбе на нынешней улице Филимонова. Там они и жили.

Сегодня в музее помимо постоянных экспозиций можно посмотреть выставку «Слуцкий пояс», ознакомиться с предметами старины из частной коллекции Игоря Сурмачевского, послушать концерт лютневой музыки XVI-XVII веков, побывать на акции «Ночь музеев». За год музей «Дом Ваньковичей» посещают 15 000 человек.

Усадьба Ваньковичей

Теперь посетим еще одну историческую достопримечательность Минска — ту самую загородную усадьбу Ваньковичей. Расстояние между двумя домами — 7 верст. В позапрошлом веке, чтобы преодолеть такой путь на лошади, требовалось два с половиной часа. Сегодня на авто — 15 минут.

В XIX веке жилище знатного семейства утопало в зелени. Садово-парковый комплекс площадью 11,3 га плавно переходил в сосновый лес. Рядом протекала река Слепянка, на которой соорудили каскад плотин и водопадов.

Внутри особняка — роскошные интерьеры. Стены, обитые дорогими тканями, кессонированный (с углублениями) потолок, как в Мирском замке, мебель времен Людовика XV, изразцовые печи.

Здесь будущий основоположник белорусский школы живописи Валентий Ванькович провел детство.

С приходом большевиков здание закружило в хороводе стремительно меняющихся хозяев. В разные годы в бывшем дворце квартировали контора совхоза, картофелеводческая станция, школа НКВД, парниково-тепличный комбинат, общежитие и клуб.

Статус памятника истории и культуры постройка получила лишь в 1980-х — после многочисленных перепланировок и прочих физических истязаний.

Когда в 2009 году за восстановление архитектурной ценности взялась частная компания, усадьба находилась в аварийном состоянии.

В здании строители увидели прогнившие полы, деформированные несущие стены, развалившиеся балконы. По словам предпринимателей, дешевле и проще было снести дом и возвести на его месте новый. Но условие Минкульта однозначно — восстановить. В результате расходы на реконструкцию составили 10 миллионов долларов.

Сегодня усадьба словно майский одуванчик желтеет на ухоженном газоне. Ее украшают замысловатые кованые элементы, вазоны с цветами, лепнина. Внутри дом выглядит еще более фешенебельно, чем снаружи. Ощущение такое, будто оказался во дворце.

В бальном зале, который от пола до потолка сверкает золотом, — восстановленный по сохранившимся старинным образцам паркет.

В большой столовой — тот самый объемный потолок из темного дерева.

По словам авторов проекта, интерьеры достоверные. Правда, свое назначение некоторые помещения все-таки поменяли. К примеру, спальни и кухня в подвале. Вместо них теперь залы паназиатской кухни и пивной ресторан.

Вот как в 2013 году официальный представитель частной компании, которая проводила реконструкцию, Наталья Толстая рассказывала о будущем предназначении усадьбы:

В первую очередь она рассматривается нами как историко-культурная ценность. Отсюда и направление ее использования. Мы создаем оптимальные условия для комфортного пребывания, предусмотрена возможность проведения выставок, музыкальных салонов, конференций и симпозиумов, художественных аукционов, официальных приемов и встреч с выдающимися людьми.

По прошествии четырех лет стало очевидно — музеем это место никак не назовешь.

Скорее заведением для отдыха обеспеченной публики и проведения свадеб, корпоративов, банкетов. Чтобы отужинать здесь вдвоем, нужно иметь по меньшей мере 200 рублей. Заказали столик — и прикоснулись к истории.

Впрочем, отдельные любители творчества Ваньковича не видят в этом ничего дурного. В конце концов, инвесторы спасли дворец, который долгие годы стоял без дела и лишь ветшал. Остается надеяться, что когда-нибудь на территории архитектурного памятника все же станут проводить обещанные художественные салоны для почитателей белорусского искусства и истории, а не только увеселительные мероприятия.

О судьбе остальных родовых усадеб Минска мы расскажем в следующем материале.

Фото Тамары Хамицевич, 3df.by, pan-demetrius.livejournal.com, nest.by

Еще материалы рубрики:

ЭКСПЕДИЦИЯ. Из чего складывается цена квадратного метра в новостройках Минска

ЭКСПЕДИЦИЯ. Куда отселяют тех, кто годами не платит за услуги ЖКХ

ЭКСПЕДИЦИЯ. Деревня, где новую жизнь пьяницам и наркоманам помогают начать… алкоголики

ЭКСПЕДИЦИЯ. Деревня Цна: жизнь поселения до и после включения в состав Минска

ЭКСПЕДИЦИЯ. Один из самых криминогенных районов 1990-х теперь стал тихой окраиной Минска

Самое читаемое