МАМСКИЙ БЛОГ. Хватай его, хватай, или До чего язык ребенка доводит

Сколько нужно времени, чтобы вытянуть из упаковки подгузник? Кажется, справилась за секунду.

Тем не менее мой малыш успел накрутить себе на голову пеленку на манер косынки, обнаружить рядом собственный носок и попытаться запихнуть его в рот.

Исследовательский инстинкт

Детке три с половиной месяца – самое время начинать активно познавать мир. Ползать у парня еще не получается (пока безрезультатные попытки его лишь страшно расстраивают), зато предметы, что случайно или не совсем попадают в маленькие цепкие пальчики, с каждым днем все охотнее запихиваются в рот. Если, конечно, размеры объектов изучения позволяют это сделать. Указательный пальчик, например, замечательно там помещается. Но на нем малыш останавливаться даже не собирался. Схватил маму за мизинец – ну-ка, каков он на вкус? Попался уголок одеяла – попробуем его в роли пустышки. Погремушка в виде бренчащего красного шарика в ажурном зеленом ободке озадачивает нашу детку уже которую неделю. Шарик раза в полтора превышает размеры рта, поэтому никак туда не помещается. Юный исследователь не сдается и… самозабвенно облизывает предмет исследования, как только тот попадает ему в руки, – вдруг он уменьшится? Сейчас парень лежит на игровом коврике, пожимает свою ручку другой ручкой, будто приветствуя, и подозрительно смотрит на кошку, которая свернулась клубочком в опасной близости от малыша. Рано или поздно сын придумает, как пододвинуть Маню поближе к себе или самому подползти к семейной любимице. Тогда ей точно несдобровать. Но что в таком случае делать мне? Кошку ведь не прокипятишь.

Игра в перехватчиков (кто успеет быстрее – сын умудрится что-то запихнуть не туда, куда следует, или я все же успею выхватить это что-то из загребущих ручек) еще впереди. Но предпосылки, как видите, уже налицо. До вопроса, куда девать все мелкие предметы из поля зрения сынишки, дело еще не дошло. Куда больше меня беспокоят микробы, которые в любом случае есть, например, на тех же погремушках. Вы представляете, во что превратится мой день, если я буду бегать на кухню и кипятить или стирать игрушки каждый раз, как они упадут на пол? Да у меня не хватит терпения на такие пробежки. Даже не пытаюсь. Пока только тщательно мою полы. Мамский инстинкт, конечно, требует максимальной стерильности. Приходится напоминать себе, как с приходом осени, собирая сына на прогулку, каждый раз била себя по рукам, которые стремились укутать малыша как можно теплее. «Вспотеет – будет хуже», – твердила я. Теперь одергиваю себя словами: «На улице миллиарды микробов. Все равно придется с ними справляться. Пусть тренируется». И сама же протягиваю ему ту самую погремушку в виде красного шарика с зеленым ободком. Устанет быстрее.

Включите диско, ребенок спит!

Малыш хорошо поел, довольно улыбнулся, изрек благодарственное: «Агу!» и тихонько засопел под узнаваемое во все времена мамино: «А-а-а»? Как бы не так! Это такая же редкость, как комета Галлея в небе. Наш принцип, пожалуй, не такой мирный: где устал – там упал, где упал – там уснул. Практика показала, что малыш засыпает только тогда, когда потратит изрядную порцию энергии. И тратить ее он может либо на сопротивление родительским попыткам уложить дитя баиньки, что может длиться часами, либо на активное общение, желательно, с гимнастикой тела и духа. Как это выглядит? Шоумены, учитесь.

«Я от бабушки ушел, я от дедушки ушел, и от тебя, Лиса, тоже уйду!» – на все лады распеваем с сыном песенку Колобка. Я с планшетом в руках (суррогатный заменитель книги, но все-таки очень удобный и малогабаритный), малыш с энергией мелкой атомной бомбочки. Юный слушатель очень уж переживает за Колобка: ручками машет, ножками дрыгает, а уж как подпевает на своем «агушном» языке – заслушаешься. Кстати, заметила, что реакция на белорусскоязычные сказки у нашего паренька более бурная. На днях, к примеру, читали сказку про хитрую Лису и Медведя, так на строчке «Мужык, а мужык. Калi б гэта была калода, то з яе сякера тырчала б!» маленький ценитель литературы настолько распереживался за судьбу незадачливого медведя, что выдал залпом несколько фраз. Да с такой интонацией, будто делал Лисе строгий выговор с занесением в личное дело. Во всяком случае слова «агука» и «абудига» звучали весьма грозно и решительно.

Дослушать до конца длинную сказку у нашего парня обычно не хватает терпения, даже если под нее очень хочется погулить. Поэтому гимнастика под «Каравай, каравай, кого хочешь выбирай» будет особенно к месту. Потом – легкий перекус, под который сын обычно начинает мерно сопеть носиком.

Скажете, слишком сложно? Можно и попроще. После папиного рассказа о свежих багах в недрах Windows или очередном способе сортировки информации в базе данных сын засыпает без лишних слов, особенно если до беседы он уютно устроился на папиных руках.

Кстати, под сборник знакомых мне с детства колыбельных малыш продолжает заниматься своими делами – бренчать погремушкой или требовать внимания, капризно выпячивая нижнюю губу. Никаких мыслей насчет сна у него не появляется, зато я спустя время начинаю позевывать. Поэтому колыбельные пришлось заменить обычной музыкой. Днем, к примеру, нашему парню хорошо спится под какой-нибудь хороший сериальчик или, как сейчас, под сборник «Дискотека 90-х». Главное – не прерывать «концерт». Замечено: ребенок просыпается, когда в комнате внезапно становится тихо. Подозреваю, привычка спать при любом шуме у малыша появилась в роддоме. Во-первых, наша палата располагалась как раз напротив кухни, где, судя по звуку, частенько падали кастрюли и бренчала посуда. А во-вторых, по утрам во время обхода наша дверь с шумом распахивалась и жизнерадостный врач залетал в палату вместе с громогласным: «Добрай ранiцы!» Поначалу сын от такого чуть ли не подпрыгивал в кроватке, а потом и вовсе перестал замечать громкого доктора. Привык.

Сам себя переспорил

На днях сын так разговорился под очередную сказку, что у меня сработал журналистский инстинкт и я незаметно включила диктофон. Волшебная история про ослика Иа малышу вскоре разонравилась, но несколько минут эмоционального монолога записать все же получилось. Знаете, что учудил мой парень, когда я дала ему послушать самого себя? Сначала он сделал большие удивленные глаза. Даже от неожиданности втянул голову в плечи и оба кулачка приставил к ротику. А потом, вероятно, узнал собственную руладу… и давай спорить с уже сказанным! Правда, после нескольких дебатов запись ему разонравилась и сын перестал на нее реагировать.

Кстати, с зеркалом, где он впервые увидел вторую маму, было так же. Но несколько минут крайнего удивления: «Как так! Мама слева – и вот она, в круглом окошке справа!» было гарантировано. Потом же интерес к необычному раздвоению личностей у него пропал. Может, через пару дней вернется.

P.S. Загадка. Когда укладываю сына в коляску, чтобы отправиться на прогулку, он поначалу возмущается, а уже минут через пять сладко посапывает под мерное покачивание своего «крейсера» на колесах. Если пробуешь так же покачивать парня дома в кроватке, то ни пять, ни 25 минут не уговорят его уснуть. Почему?

Фото с сайта ogrudnichke.ru

Еще материалы рубрики:

МАМСКИЙ БЛОГ. Как выжить, оставаясь один на один с новорожденным?

МАМСКИЙ БЛОГ. Пора по папам, или «Не надо! Я сына сломать боюсь!»

МАМСКИЙ БЛОГ. «Оп-ля» не получилось, или Почему не стоит поторапливать малыша в развитии

МАМСКИЙ БЛОГ. Дебаты и дебют: откуда берется «лягушачий» животик и кому выгодно показывать язык

МАМСКИЙ БЛОГ. Кто сказал: «Мяу!», или Как дома появилась усатая нянька

Самое читаемое

1 КОММЕНТАРИЙ

  1. Я так разумею, што з беларускай мовай малечы давялося сустрэцца яшчэ ў раддоме? 🙂 Беларускамоўны доктар — гэта нештачка)))
    Продолжаю наслаждаться записками молодой мамы))))
    Порадовали темы общения папы с ребёнком))) Глядишь, в виндовских багах дитятко будет разбираться с первых месяцев жизни)))

Comments are closed.