Минчанин, бросивший учебу в Швейцарии: «Очень мало информации по сравнению с нашими университетами»

Об учебе в одном из самых престижных частных вузов мира и о том, почему ее бросил, корреспонденту агентства «Минск-Новости» рассказал бывший студент Школы гостиничного менеджмента в Швейцарии.

За плечами Антона Тихонова (имя изменено) год учебы на экономическом факультете Белорусского государственного университета и полтора года — в Школе гостиничного менеджмента в Лозанне. Во всем мире считается, что там готовят лучших специалистов в сфере ресторанно-гостиничного бизнеса. Выпускники работают в таких крупных компаниях, как Hilton, Marriott, Ritz-Carlton.

В 18 лет я думал, что возможность учиться за границей стоит всех потраченных усилий, даже если выбранная специальность и университет не совсем тебе подходят. Обертка была настолько хороша — престижная работа, возможность путешествовать по всему миру, перспективы карьерного роста, что я на нее купился.

— Ты поступал и в белорусский вуз, и в швейцарский. Наверняка есть отличия?

Конечно. Чтобы поступить в Школу гостиничного менеджмента в Лозанне, сначала нужно было сдать английский язык. Я проходил тест TOEFL, и мне нужно было набрать 100 баллов из 120. Это довольно высокий уровень. Со 109 баллами берут в самые престижные университеты — Гарвард, Оксфорд. Я сдал на 106. После этого надо подать заявку: отправить аттестат и мотивационное письмо, в котором объяснить, почему решил поступить именно туда. Если оно произведет впечатление, приглашают на собеседование — это что-то вроде внутреннего экзамена, хотя больше похоже на устройство на работу. Его проводят преподаватели и студенты вуза. У них распечатаны мотивационное письмо и любая другая информация, которую они смогли найти. Члены комиссии просматривают аккаунты абитуриентов в социальных сетях. Еще их, как и в других европейских вузах, очень интересует социальная активность: участие в кружках и спортивных секциях, благотворительная деятельность и т. д. У нас все это не так популярно, поэтому пришлось слегка приукрасить.

Следующий этап собеседования — ролевая игра. Дается абсолютно жизненная ситуация, которая может произойти в отеле или ресторане, и за 10 минут ее нужно как-то решить. Я был менеджером в гостинице, и моя подчиненная на ресепшене нагрубила постоянному клиенту. Все роли играли студенты. Подготовиться заранее к этой части экзамена невозможно. Ведь цель игры — понять, как ты можешь действовать в неожиданной ситуации.

— Итак, ты справился со всеми этапами и поступил. Какими были первые впечатления?

Больше всего поразило то, что школа похожа на торгово-развлекательный центр, а не на университет. Студенты живут в общежитии, напоминающем отель, а на первом этаже есть три ресторана. В одном из них готовят блюда высокой кухни — у него даже мишленовская звезда есть. В первом семестре в этих заведениях работают сами студенты, чтобы получить практический опыт и понять, как все устроено изнутри. Всех делят на команды, и каждые 5 дней дают разные задания. Скажем, неделю работаешь официантом, учишься правильно подавать блюда и рассказывать о них гостям. Все это время команду курирует преподаватель. Он не только объясняет тонкости профессии, но и оценивает каждого студента: его мотивацию, пунктуальность, соблюдение дресс-кода. В пятницу — тест. Вопросы очень простые, например, с какой стороны наливать вино клиенту? Правда, иногда встречаются и специфические вещи. Мне попался вопрос, как должно подаваться мясо дикого оленя.

— Какие еще задания запомнились?

— Одну неделю я убирал комнаты в общежитии. Мыл полы, менял постельное белье, драил туалеты. Еще неделю — дегустировал алкоголь. Пил всевозможные напитки, пока преподаватель рассказывал, как правильно подавать их с разными блюдами. Учился делать коктейли в школьном баре, заодно узнал, как наладить контакты с поставщиками. Выпекал булочки. За 5 дней усердного труда в пекарне получил от преподавателя опыт, необходимый для того, чтобы потом организовать ее с нуля. Сейчас, когда прихожу в кафе, рестораны, понимаю, как все это работает, сразу вижу, где есть недочеты.

— Создается впечатление, что обучение больше похоже на развлечение…

Это не совсем так. В школе очень строгие правила, иногда они доходят до абсурда. Никого не волнует, что ты заболел. Отлично отражает принципы капиталистического мира. Одна девушка упала в обморок прямо во время практического занятия, провела в медпункте больше 15 минут, за что ее отправили на пересдачу. Забыл бейдж или плохо погладил рубашку — 15 минут на то, чтобы это исправить. Не успел — пропускаешь неделю и отрабатываешь ее во время каникул, пишешь специальный тест из 90 вопросов. Плюс придется заплатить 300 евро. Такая железная дисциплина нужна для того, чтобы студент понял, каково работать в сфере, где от сотрудника требуют быть идеальным во всем.

— Во время первого семестра студенты ищут практику, которую будут проходить следующие полгода. В этом помогает школа. Есть специальное бюро, которое занимается поисками. По выходным в университете проходят карьерные ярмарки, куда приезжают представители компаний со всего мира. Практиковаться можно в казино, на круизном лайнере, даже в Диснейленде. Подходит всё, что касается сферы обслуживания. Я проходил практику в Японии, в ресторане гостиницы The Ritz Carlton Tokyo. Он находится в центре города и считается одним из трех самых престижных отелей японской столицы. 6 месяцев работал помощником официанта: мыл посуду, выносил еду, общался с посетителями-иностранцами. В Ritz существует особая идеология: сотрудник должен сделать все, чтобы пребывание в отеле стало для клиента незабываемым. У каждого есть 2 000 долларов, которые он может потратить на то, чтобы воплотить в жизнь какую-нибудь своеобразную прихоть гостя. Естественно, перед этим нужно все обсудить с менеджером. Был случай, когда в ресторане пара праздновала годовщину свадьбы, и команда отеля, узнав об этом, создала романтическую обстановку в их номере: лепестки роз, шампанское, свечи и все в таком духе.

— Чем тебе запомнилось время, проведенное в Японии?

Больше всего меня поразили люди. Они очень трудолюбивые, работают по 14–15 часов. Мой менеджер буквально жил в отеле. С 9 утра до 2 ночи он был на службе, а после оставался спать в гостинице в специальной капсуле. Токио — огромный город, а метро закрывается в полночь, такси стоит дорого, поэтому добраться до дома почти невозможно. Так что мой менеджер видел свою семью только по выходным. Работа — это вся их жизнь.

— Как проходит обучение после окончания практики?

— Многие студенты бросают университет, потому что понимают, что эта сфера им не подходит. А все, кто продолжает учиться, 3 года посещают лекции. У нас было всего по 2–3 пары в день, и напоминали они дополнительные курсы по менеджменту. Очень мало информации, особенно по сравнению с нашими университетами. И вся она узкопрофильная. Когда я учился на экономическом факультете БГУ, нам преподавали много предметов для общего развития — философию, социологию, информатику. Поэтому тем белорусам, которые проучились хотя бы год на родине, легко дается учеба в Европе. Они по приезде уже много чего знают. А у европейцев чуть ли не со школы начинается специализация, поэтому они зачастую мыслят узко, разбираются только в одной сфере, в то время как мы знаем обо всем по чуть-чуть. Я не знаю, хорошо это или плохо. Просто разные подходы, я бы даже сказал, стиль жизни.

— Чем отличается система оценки в Швейцарии?

В школе нет рейтингов, контрольных работ. Только письменные экзамены, сдаются в середине и конце семестра. По 11 предметам. За час нужно ответить на 10 вопросов по всему курсу. Лить воду не получится. Никаких билетов и бесед с экзаменатором. Работы не подписывают, а ставят порядковый номер. Проверяет преподаватель, который тебя не знает, поэтому он оценивает сугубо ответ, а не личность. Так что фактор личного отношения не работает.

Такого понятия, как курсовые, тоже нет. Есть исследовательские проекты, которые разрабатываются в команде. Например, нам давали задание написать, как работает служба безопасности в конкретном отеле. Мне с товарищами попалась гостиница в Париже как раз в то время, когда в городе произошла серия терактов. В этом еще одна особенность школы — темы исследований всегда актуальны и связаны с тем, что творится в мире. Так что копаться в материалах, которым по 40–50 лет, не приходится.

— Сложно было учиться?

Совсем наоборот. По всем предметам я получал высокие оценки, но не скажу, что прикладывал для этого колоссальные усилия. Просто ходил на пары. Правда, многие студенты не выполняли и этот минимум. Специально для тех, кто вообще ничего не делает, на экзамены разрешено было приносить шпаргалки — листы А4, на которых можно было писать все, что угодно. Система построена так, чтобы сдали все. Все-таки люди платят большие деньги, университету это выгодно.

— Почему, имея возможность окончить такой престижный университет, ты решил все бросить и вернуться в Беларусь?

Мне не подошел такой стиль жизни и обучения. Прозвучит странно, но мне захотелось учиться по-настоящему. Копаться в груде информации, нужной и не очень, чтобы вовремя сдать курсовую, зубрить билеты в последнюю ночь перед экзаменом. Не просто платить бешеные деньги за возможность ничего не делать, но при этом гордо называть себя студентом одного из лучших частных вузов планеты. Да и весь этот бизнес-мир с его фальшивыми улыбками, как оказалось, мне совсем не подходит.

Еще одна причина, по которой я бросил учебу, — языковой барьер. Большинство студентов — французы или жители франкоязычных регионов Швейцарии. Поэтому, несмотря на хорошее знание английского языка, чувствовал себя лишним. Даже когда я сидел в компании со своими якобы друзьями, они могли спокойно общаться на французском, не обращая внимания на мои просьбы говорить по-английски. Такое отношение морально очень давило.

— Сейчас ты живешь в Минске. Что планируешь делать дальше?

Мне хочется остаться в Беларуси. За время, проведенное за границей, я понял, как скучаю по родине, близким людям. Европейцы совершенно не похожи на нас. Мне показалось, что у них нет понятия дружбы, любви и отношения между людьми больше похожи на взаимовыгодное сотрудничество. На мой взгляд, жизнь в Швейцарии — совсем не то, что нужно нашей душе.

Подготовила Анастасия Данилович

Самое читаемое