МЫ ВМЕСТЕ. Владимир Черницкий: «Возглавляю общину, чтобы память жила»

О «французских» корнях, отношении к эмиграции и балансе в природе корреспонденту агентства «Минск-Новости» рассказал председатель Союза еврейских общественных объединений и общин Владимир Черницкий.

— С уважением отношусь к религии, — начинает беседу Владимир Леонидович. — По праздникам хожу в синагогу, но врать, что я верующий, не могу. Моя первая жена умерла в 32 года. Остался один с двумя детьми. Невестка ушла из жизни в 34. Сын растит дочь. Где же был Всевышний? Почему забрал их? Сегодня многие впали в религию — такое время. Но помолиться, а потом сделать гадость — подло. Необязательно восхвалять Всевышнего публично. Важно чтить его в душе и жить, соблюдая заповеди.

Признается, что искренне любит еврейский народ.

— Несмотря на постоянные гонения, потомки Авраама дали миру немало выдающихся людей — ученых, художников, врачей, архитекторов, педагогов, — продолжает Владимир Черницкий.

Евреи не просто выжили, а сумели сохранить культуру и традиции. Сегодня они с гордостью говорят о национальной принадлежности. Но так было не всегда.

— До шестого класса был твердо уверен, что я француз, — улыбается глава общины. — Родители придумали заменить таким образом слово «еврей». Но когда окружающие обзывали жидом, было обидно и непонятно.

Вспоминает, что национальный вопрос прояснила Малая советская энциклопедия из библиотеки отца. Заинтересовался. Выяснил, что среди лауреатов Ленинской премии немало иудеев: мальчишкой карандашом подчеркивал в газете еврейские фамилии. Именно в этих списках впервые встретил фамилию замечательного архитектора, впоследствии основателя еврейской общины Леонида Левина. Так состоялось их заочное знакомство.

— В годы славного советского прошлого не раз слышал в транспорте: «Жидок, отодвинься», а в переломные 1990-е — обвинения в том, что «евреи сожрали всех кур», — рассказывает председатель. — А знаменитое: «Если в кране нет воды, значит, выпили жиды» у Высоцкого? Кто виноват во всех бедах? Конечно, дети Израиля!

По словам Владимира Леонидовича, сегодня ситуация кардинально изменилась:

— Не так давно участвовал во Всемирном форуме евреев в Нью-Йорке. На нем официально прозвучало, что Беларусь признана одной из самых безопасных стран мира для иудеев. Часто встречаюсь с представителями различных диаспор и могу с уверенностью сказать, что в Синеокой комфортно себя чувствуют и армяне, и литовцы, и чуваши, и представители других 140 национальностей, для которых земля под белыми крыльями стала вторым домом.

Его родители — Леонид, сын кузнеца Менделя, и Сара, дочь портного Абрама, познакомились в 1937-м. Ей было 18 лет, ему — 19. Оба молодые, красивые, влюбленные…

— Они замечательные люди, — отмечает Владимир Леонидович. — Папа прошел всю войну, сражался под Москвой, на Волге, участвовал в операции «Багратион», дошел до Берлина. Рассказывал, что служил начальником узла связи в городе Карлсхорст (один из районов берлинского округа). Именно он после подписания Акта о безоговорочной капитуляции Германии во Второй мировой войне первым передал: «Москва! Москва! Я Берлин! Это Победа!»

Когда наступила мирная жизнь, Леонид Михайлович продолжил служить в армии, в 30 лет получил звание полковника.

— Я родился в 1946 году в Ленинграде, когда отец оканчивал академию связи, почему-то названную именем кавалериста Буденного, — уточняет собеседник. — В 1951-м мы переехали в Минск, жили на улице Коммунистической, недалеко от суворовского военного училища. Врезался в память один момент: после взрыва в учебном заведении отец вернулся домой весь в крови, переоделся и ушел заниматься эвакуацией людей. Еще одно яркое воспоминание связано со смертью Сталина. Мне было всего 7 лет, я плохо осознавал происходящее, но по угнетающей, нависшей, будто тяжелая туча, атмосфере, по отпечаткам горя на лицах людей чувствовал, что произошло что-то грандиозное.

Семья часто переезжала. В конце 1950-х Черницкие окончательно осели в белорусской столице.

Его родители прожили душа в душу 59 лет, воспитали четверых детей.

— Старшая сестра, Тамара, окончила в Минске институт народного хозяйства, она инженер-экономист, — рассказывает Владимир Леонидович. — Сейчас живет в Нью-Йорке. Брат, Михаил, инженер по радиоэлектронике, обосновался в Торонто. Младший, Сергей, тоже инженер, живет в Париже.

Он признается, что в первую волну эмиграции очень переживал из-за разлуки с близкими. Возникали ли мысли последовать за ними? Конечно! Но не уехал. Жить в своей стране, каждый день видеть родных и друзей, общаться с окружающими на одном языке — дорогого стоит.

— К сожалению, папа ушел из жизни, а мама, дай бог ей здоровья, здравствует и поныне, — улыбается он. — Ей 98 лет, мы ее очень любим, опекаем, ведь семья должна держаться вместе. Пережитые вместе радость и горе объединяют, сплачивают, и это дает силы.

— Меня часто спрашивают: зачем ты, будучи успешным, состоятельным человеком, занимаешься общественной работой? — признается собеседник. — Мою бабушку живой бросили в шахту, дедушку расстреляли — такое невозможно забыть. Возглавляю общину, чтобы память жила.

В Минске открыт еврейский общинный дом, в котором создан музей истории и культуры евреев Беларуси.

— Общину поддерживают спонсоры, — поясняет Владимир Леонидович. — Под одной крышей дружно соседствуют несколько организаций. Они помогают пожилым, детям-инвалидам, работают с молодежью, реализуют образовательные и творческие проекты.

В городе также открыты три синагоги, есть миква (водный резервуар для омовения от ритуальной нечистоты), кошерная благотворительная столовая.

— Во все времена евреи старались выжить, а вместе это всегда легче, — уверен собеседник. — Поэтому мы, представители различных направлений иудаизма (светского, ортодоксального, реформистского), объединились. Вместе отмечаем праздники. Иногда складывается впечатление, что у нас их даже больше, чем в Израиле.

В довольно зрелом возрасте он возглавил крупную компанию.

— Моя задача — администрирование, экономическая и финансовая безопасность, — поясняет Владимир Черницкий. — Работа выстроена по американской схеме, но есть специфика: все сотрудники компании — одаренные ребята.

Признается, что надувать щеки, если работаешь с программистами, не получится. Нужно знать и тонко чувствовать потребности каждого члена команды, ведь от этого зависит результат.

— Зарплата у сотрудников, как и в целом в IT-сфере, достойная, — замечает он. — Корпоративами, оборудованными в офисе кофейными барами, комнатами приема пищи, душевыми нынче не удивишь. Приглашаем педагогов, чтобы ребята совершенствовали английский, проводим лекции на разные темы.

Несмотря на плотный график, Владимир Леонидович с удовольствием посещает выставки, ходит на спектакли, но главная его страсть — авторская песня:

— В салоне собираются интеллигентные люди, общаются, слушают песниЛюди приходят со своими тапочками, берут печенье к чаю. Такая камерная атмосфера располагает.

Владимир Черницкий убежден: несмотря на то что жизнь кажется сложной, в ней все просто. Нужно помнить о родителях, помогать старикам и детям, нести в мир добро.

— В природе все сбалансированно, — считает он. — Давно подметил: поможешь кому-то материально — обязательно вернется, откуда и не ожидал. Так что жадность нужно уметь перебороть — на благо и людям, и себе.

Справочно

Владимир Черницкий родился в 1946 году в Ленинграде. После школы окончил Минский электротехникум связи, затем — Всесоюзный заочный электротехнический институт связи в Москве. Работал на Белорусском телевидении, заводе «Горизонт», в вычислительном центре Минсвязи. С 2005 года — директор одного из резидентов Парка высоких технологий компании Exadel. Более 20 лет занимается общественной работой, возглавляет еврейскую общину «Хэсэд-Рахамим». С нынешнего года еще и председатель Союза белорусских еврейских общественных организаций и общин. Женат, трое детей и шестеро внуков.

Еще материалы рубрики:

МЫ ВМЕСТЕ. Из страны огней

МЫ ВМЕСТЕ. Мечеслав Лысый: «Союз поляков должен быть единым»

МЫ ВМЕСТЕ. Червона рута с васильком

Самое читаемое