О естественном и (не) безобразном

Виктор Приходько
Автор материала:
Виктор
Приходько

Помните, какой праздник отмечает человечество ежегодно 19 ноября? Забыли? Тогда напомню — Всемирный день туалета. Ни больше, ни меньше. А это означает одно: туалет — дело серьезное и важное.

Кстати, слово, которым мы чаще всего обозначаем помещение или специально оборудованное место, где люди справляют естественные надобности (животные туалетов не строят), пришло из французского языка. А вот древнейший на Земле туалет, возраст которого 4,5 тысячи лет, найден при раскопках города-крепости Мохенджо-Даро в долине реки Инд (сейчас это территория Пакистана). И представлял он собой сооружение из кирпича с седалищем, связанным с подземной канализацией. Уже в те незапамятные времена люди пришли к выводу о необходимости канализировать отходы собственной жизнедеятельности, то есть культуру отправления естественных надобностей человека можно наряду с наличием письменности считать своеобразными маркерами цивилизованности.

Неумолимое время текло, человечество увеличивалось численно, в ряде мест жило весьма скученно, туалетная проблема не только никуда не девалась, а, наоборот, становилась все острее. Решали ее с разной степенью успешности. Возьмем, например, Древний Рим. Вечный город в период наивысшего расцвета — при императоре Траяне — начитывал до полутора миллиона жителей. Это и сегодня немало, тогда-то это был мегаполис из мегаполисов. Форумы, Колизей, Большой Цирк, термы, арки, фонтаны,  обелиски, акведуки, многоэтажные дома (инсулы)… А еще Рим — это Клоака Максима и почти полторы сотни общественных туалетов (латрины). Без них огромный город просто задохнулся бы в нечистотах, вымер бы от эпидемий. Туалеты были платными. Плату за посещение комнат задумчивости ввели после того, как император Веспасиан установил специальный туалетный налог. Это вызвало насмешки, но когда Тит, сын Веспасиана, стал упрекать папашу, тот ответил, что «деньги не пахнут». Фраза стала крылатой и звучит до сих пор. Общественные римские туалеты  обеспечивались проточной водой, смывающей «отходы производства» соответственно в систему канализации — Большую Клоаку — Тибр — Тирренское море. Для тех, кто не желал платить либо не успевал добежать до латрины, предусматривался иной вариант: на улицах были расставлены большие сосуды (для малой нужды) с ручками (подобный инвентарь нашли в изобилии при раскопках в Помпеях). Впрочем, воспользоваться данным вариантом могли лишь мужчины. Прагматики-римляне даже нашли применение собранной таким образом урине — ее использовали в общественных прачечных для замачивания белья, считалось, что после того оно лучше отстирывается: заблуждение, вытекавшее из недостаточного развития знаний.

Конечно, находились и в Вечном городе желающие справить нужду за углом или вылить содержимое терракотового горшка из окна многоэтажного жилища прямо на улицу. Но нарушителей строго наказывали рублем, а точнее, ассом, денарием или сестерцием.

Тесные европейские средневековые города также сталкивались с данной проблемой: хрестоматийная сценка с выплескиванием помоев и последствий справления нужды на узкие улочки кочует по страницам книг и фильмов о рыцарях и мушкетерах. Впрочем, и в то время в наиболее крупных столицах Старого Света наряду с продавцами воды существовали «бизнесмены», ходившие по улицам с ведром и складными шторками на груди. За небольшую плату они помогали облегчиться по-малому, но, к сожалению, опять-таки только мужчинам. Налицо дискриминация по половому признаку.

Но все это, как говорится, дела давно минувших дней. Вернемся в наше просвещенное время. Недавно прочитал отзывы о нашем городе иностранных студентов. Один из них, иранец, на вопрос о том, что более всего неприятно удивило его здесь, сказал, что на общем благостном фоне его поразили иные минчане, прилюдно справлявшие малую нужду в довольно людных местах. Оно, конечно, со стороны виднее, но стало обидно за свой город, за земляков. Думалось: «Бывает, конечно, в темных закутках видали, но ведь это не системное явление, перегнул иностранец…» Повод убедиться в правоте безымянного респондента представился довольно скоро. Утром 1 января, после бурного празднования новогодней ночи, не где-нибудь, а на непривычно пустынном центральном проспекте столицы повстречал молодого человека навеселе, который ничтоже сумняшеся, даже не пристроившись к углу или столбу, фонтанировал отнюдь не идеями. Весь его вид как бы говорил: «Мне надо, и я буду!»  С тех пор я стал глазами иностранца пристально смотреть на проблему, и, знаете, земляки, вынужден констатировать — он не перегибал. Чаще всего в грехе оказывались замешаны мужчины. Но недавно, идя по зимнему (этот факт следует подчеркнуть особо) парку имени Челюскинцев, довелось невольно убедиться, что и «леди делают это». Желающим обвинить меня в соглядатайстве отвечаю — все произошло случайно и как человек воспитанный, я отвернулся. Но факт остается фактом. Лично моя коллекция подобных картинок с натуры насчитывает теперь немало единиц хранения. Это при том, что специально за ними не охочусь.

Впрочем, за такого рода фактами далеко ходить не надо. Поясню, что имею в виду. В нашем высотном доме жильцы всех 108-и квартир вверх-вниз стараются передвигаться исключительно в кабинах лифтов (их два). Лестничными маршами (чтобы туда попасть, надо открыть четыре двери) пользуются крайне редко (даже те, кто обитает на нижних этажах), в основном только тогда, когда лифты выходят из строя. И не только потому, что там постоянно не горит почти ни одна лампочка, но и потому, что это место давно превращено в общественный туалет (совсем как у Владимира Высоцкого: «Дом на улице Нагорной стал общественной уборной…». Помните?).  Гадят собирающиеся здесь длинными зимними вечерами молодежные компании, распивающие в больших количествах пиво и более крепкие напитки. В помощь им и иные, не самые светлые личности со стороны, которым просто, извините, приспичило. Как они попадают в подъезд, дверь которого находится «на замке» (домофон)? Ну это на самом деле не проблема, если подъезд один, а квартир, как уже сказано, больше сотни: люди ходят взад-вперед практически ежеминутно, пристроился в хвост — и ты уже в туалете, извините, в подъезде.

Проблема, однако! И следует признать, что она по-прежнему стоит на повестке дня, решать ее все равно придется: свидетельство тому хорошо можно увидеть сейчас, когда в парках и скверах лежит снег, который то здесь, то там испещрен предательскими желтыми разводами.

О том, что поиск решения проблемы ведется, свидетельствует хотя бы такой факт: несколько лет назад в столице было принято решение о том, что туалеты городских предприятий общественного питания должны быть открыты для посещения всеми желающими. Но постепенно доброе начинание сошло на нет. Причина — уж больно быстро посетители с улицы приводили нужники в непотребное состояние. Гадили, одним словом.  Эксперимент, построенный на доверии, провалился. Бесплатные и доступные широким массам туалеты остались, по только в ресторанах быстрого питания, где обслуживание клиентов поставлено на поток. Ими руководят прагматики. Ход их рассуждений примерно таков: пусть посетят отхожее место, а затем если не все, то многие что-нибудь да и купят.  Таким образом, распахнутые двери туалета (который то и дело при этом не забывают закрывать на санитарный перерыв) — это своего рода маркетинговый ход. Ничего личного — просто бизнес.

А вот приятель, минувшим летом побывавший в одном из крупных голландских городов, привез в том числе и яркие впечатления о пребывании на улице, богатой пивными заведениями. Полно народу, сидят, пьют, разговаривают. А если кому уже невмоготу стало, то он идет в один из импровизированных туалетов, которые расположены здесь же: такая кабинка наподобие пляжной с отверстием в мостовой. Наверняка цены на обустройство данной инфраструктуры заложены в цену пива. Но все довольны — все, как говорится, для блага человека.

Но давайте снова вернемся домой. Нет, конечно, туалетов в Минске в последние годы стало больше. Как стационарных, так и передвижных. Но все-таки их пока еще недостаточно.

Может, и нам перенять опыт старика Веспасиана и современных голландцев ? Ввести, например, некий пивной акциз, или туалетный налог, а полученные таким образом средства пустить на развертывание сети благоустроенных и неких облегченных (только для мужчин, поскольку опыт показывает, что они более несдержанные) отхожих мест. Что скажут экономисты?

И, конечно же, решить «стыдную» проблему только финансовыми и административными мерами не получится. Справляющего малую нужду в общественном месте закон приравнивает к мелкому хулигану, кажется. Его оштрафовать можно, чтобы в следующий раз призадумался. Но ведь к каждому забору, углу или дереву милиционерам не приставишь. Давайте помнить о том, что  сегодня тема посещения туалета в западных культурах уже давно не является абсолютно табуированной. А еще будем помнить, что уровень культуры общества не в последнюю очередь как раз и определяется культурой отправления естественных потребностей человека.

Самое читаемое

1 КОММЕНТАРИЙ

  1. О боги… Вам мало всевозможных акцизов и налогов??? И снова: что за дискриминация? Туалетов в Минске катострофически не хватает! А дополнительные надбавки на пиво — стопудово — не решат проблему, а уйдут на очередной «распил бабла»…

Comments are closed.