Офтальмолог: «Когда пациенты в 60 лет говорят, что у них нет катаракты, они заблуждаются»

Какие болезни органов зрения беспокоят минчан, как люди относятся к своим глазам и стоит ли бояться очков?

Об этом корреспондент агентства «Минск-Новости» поговорила с главным внештатным офтальмологом комитета по здравоохранению Мингорисполкома — исполняющей обязанности заведующего Городским офтальмологическим консультативно-диагностическим центром 3-й городской клинической больницы имени Е.В. Клумова Татьяной Муштиной.

— С какими проблемами органов зрения горожане обращаются в ваше учреждение?

— С разными, ведь у нас большой центр. К нам приходят пациенты с глаукомой, катарактой. В центре работает единственный в Минске кабинет ретинальной патологии, где врачи занимаются исключительно заболеваниями сетчатки.

— Как, на ваш взгляд, люди относятся к своему зрению?

— Внимательно. За последние годы мы видим мало запущенных стадий болезни. И это радует. Горожане понимают, что от их поведения, образа жизни, отношения к своему здоровью зависит многое. Таких фраз, как «дайте мне таблетку, и я буду видеть», мы уже не слышим. Те, кто к нам обращается, действительно заинтересованы в лечении и становятся нашими помощниками на пути к выздоровлению.

— Что человека должно настораживать в состоянии его глаз? Как понять, что пора обратиться к окулисту?

— Ухудшение зрения — это то, что должно насторожить и заставить прийти к врачу. Но мы должны понимать, что есть болезни, которые очень долго протекают бессимптомно. И в первую очередь глаукома. Это заболевание на протяжении многих лет постепенно разрушает зрение и никак не проявляется. Человек даже не подозревает об этом недуге. Поэтому всем минчанам после 40 лет надо обязательно посещать офтальмолога. Хотя бы раз в 3 года, даже если нет никаких жалоб. Врач должен регулярно видеть пациента, чтобы померить давление, проверить зрение, убедиться, что все в порядке. К тому же горожане, болеющие сахарным диабетом, должны постоянно наблюдаться у окулиста, особенно с некомпенсированным состоянием.

— Есть ли еще категории минчан, находящихся в группе риска?

Гипертоники, которые не принимают препараты для нормализации артериального давления. В группе риска те, у кого в семье есть родственники, болеющие глаукомой. Они должны ежегодно проверять внутриглазное давление, так как недуг имеет наследственную предрасположенность.

— Врачи-офтальмологи постоянно нам говорят о необходимости сохранения зрения, но часто сами ходят в очках. Как так?

— Очки — это костыли, которые помогают жить. Я не считаю, что пациент со слабой степенью близорукости и даже со средней — это больной. Он здоровый, нормальный человек, но у него есть особенности.

О близорукости как о болезни мы начинаем говорить тогда, когда она достигает высокой степени (от 6 и более диоптрий) с изменениями на глазном дне, сетчатке. Тогда это пациент, который нуждается в лечении. При высокой степени миопии глазное яблоко растягивается до больших размеров. А вот сетчатка так изменяться не умеет. Впоследствии она может просто разорваться.

При возрастной дальнозоркости мы тоже надеваем очки. Хрусталик — не просто линза, он изменяет свою кривизну в зависимости от того, как нам нужно. Взяли книжку в руки — и он быстро стал лупой, потолще, чтобы мы могли читать. Отложили книгу, посмотрели вдаль — хрусталик стал плоским. С возрастом способность быстро меняться он утрачивает. И тогда мы не можем сфокусироваться и почитать вблизи, нужно помочь хрусталику искусственной линзой. С каждым годом он все слабее и слабее. Соответственно, нужны более сильные диоптрии. У нас даже формула есть: в среднем каждые 5 лет прибавляется 1–1,5 диоптрии.

— Все офисные сотрудники — потенциальные жертвы синдрома сухого глаза?

Человек, который работает за компьютером, меньше моргает. Плюс асбестовые потолки в офисном помещении, искусственное освещение, кондиционированный воздух. Все это приводит к тому, что слезная пленка подсушивается. К концу рабочего дня появляется ощущение песка в глазах. Вы реагируете на выхлопные газы на улице — это начальные признаки сухого глаза. Покраснение, жжение, слезотечение — следующая стадия синдрома. Глаза нуждаются в дополнительном увлажнении с помощью средств «искусственная слеза». Сейчас уже есть такие, в которых нет консервантов, они содержат только препарат. Например, капли с чистой гиалуроновой кислотой — отличный вариант. А вот про «Визин» вообще забудьте. Это экстренный препарат, он подходит как раз для телеведущей из рекламы, когда надо срочно выйти на миллионную аудиторию в красивом виде. Но хочу отметить, что капли все-таки не восстанавливают слезную пленку. Они дают смазку, чтобы глазам было легче. А за пленку отвечают слезные железы. В профилактических целях помещение обязательно нужно проветривать, поддерживать влажность вплоть до того, что разбрызгивать воду. А также раз в полчаса-час во время работы делайте гимнастику для глаз.

Человек — хозяин своего рабочего времени. Отвлечься на 2–3 минуты, выполнить элементарные упражнения или просто посмотреть в окно несложно. Потребность делать перерывы надо в себе выработать. Нам нужно научиться думать не о том, как вылечить болезнь, а как ее не заработать.

— Можно ли вылечить катаракту специальными каплями?

Они лишь на время могут притормозить развитие заболевания. Единственный эффективный способ от него избавиться — замена хрусталика. После 40–45 лет в хрусталике начинаются возрастные изменения. Сам он прозрачный, состоит из белковых молекул, которые с возрастом теряют прозрачность. Начинает мутнеть с боков, центр долго остается прозрачным. Поэтому, когда пациенты в 60 лет говорят, что у них нет катаракты, они заблуждаются.

Возрастных ограничений для проведения операции нет, хирурги учитывают в первую очередь состояние здоровья пациента. Если с ним все в порядке, меняем хрусталик и в 70 лет. Надо понимать, что замена хрусталика — не жизнеспасающая операция, не по медицинским показателям, а по желанию человека. Когда лучше делать операцию? Выбор даты не зависит от времени года. Хотя любители дач предпочитают оперироваться в зимний период. Ведь работы на приусадебном участке предполагают поднятие тяжестей, наклоны вперед. А это категорически запрещено делать в первые полтора месяца после замены хрусталика.

Самое читаемое