Почему Янина Провалинская-Корольчик не едет на Олимпиаду в Рио-де-Жанейро

Янина Провалинская-Корольчик выполнила олимпийский норматив для выступления на Играх-2016 в Рио-де-Жанейро. Но в Бразилию титулованная спортсменка не едет.

Корреспондент агентства «Минск-Новости» узнавал, что же случилось.

Укрывшись от вселенского потопа, обрушившегося на столицу с еще недавно беззаботно чистого июльского неба, мы мирно беседуем под большим зонтом у кафе рядом с Комаровским рынком и не реагируем на внезапно возникшего помятого гражданина, беззастенчиво требующего у нас десятку тысяч «старыми». Отчаливает вымогатель, не солоно хлебавши, так и не узнав, похоже, олимпийскую чемпионку. А ведь в лучшие времена улыбчивое лицо чернобровой и румяной красавицы спортсменки не сходило с телеэкранов, билбордов, газетных и журнальных полос. Увы, земная слава преходяща. Впрочем, победительница Игр-2000 в Сиднее и чемпионата мира — 2001 в толкании ядра Янина Провалинская-Корольчик к частичной утрате прежней небывалой популярности относится спокойно, тренируется с полной отдачей, мечтала выступить на предстоящей Олимпиаде в Рио, которая стала бы для нее четвертой. Жаль, но звезды не сошлись.

Почему?

— Яна, в июне на турнире в Минске вы превысили олимпийский норматив с обнадеживающим результатом 18 метров 52 сантиметра и вроде собирались попытать счастья на Играх-2016 в Бразилии. Что не срослось?

— К сожалению, накануне июньского чемпионата республики я травмировала спину, и мы с тренером решили его пропустить. Что касается Олимпиады, на меня вообще-то не особо рассчитывали и не включали в официальный состав национальной команды, соответственно, не вызывали на сборы, не обеспечивали фармакологией, мне не сделали прививку, необходимую для спортсменов, которые летят в Рио-де-Жанейро. Тем временем в этом году дочка, а следом и я сама переболели ветрянкой. А в Бразилии остерегаться нужно любого ветерка — очень жаркий климат плюс высокая влажность, и если ты из здания или автобуса с кондиционером выходишь на стадион, начинаются насморк, чихание, может даже подскочить температура. В моем возрасте за здоровьем нужно следить особо тщательно, так что решено не рисковать.

— Есть ли тогда стимул в 39 лет продолжать тренироваться?

— Будут же и другие соревнования, летние и зимние, чемпионат мира в следующем году. А сломя голову лететь и кому-то снова что-то доказывать, наверное, мне, олимпийской чемпионке, нет смысла. Пусть дерзают молодые, показывают результаты, на которые способны.

— Сможет ли поспорить за третий титул в Рио двукратная олимпийская чемпионка новозеландка Валери Адамс?

— Даже не знаю. Но это спорт, все готовятся, тренируются.

— Кто считается фаворитками в вашей дисциплине?

— Трудно сказать однозначно. Вероятно, будут претендовать на медали в Рио китаянки, вслед за мужчинами серьезно подтянулись спортсменки США. По обыкновению, сильны немки, особенно, конечно, Кристина Шваниц.

— А наши девчата сумеют составить им конкуренцию?

— Хотелось бы надеяться…

— После триумфа в Сиднее вы пытались штурмовать пье­есталы в Пекине и Лондоне. Не жалеете о тех неудачных попытках?

— Нет, не жалею. Конечно, каждый спортсмен, отправляясь на соревнования такого уровня, надеется если уж не подняться на пьедестал, то хотя бы попасть в финал, в восьмерку сильнейших. И если он целенаправленно к этому старту готовился в течение многих месяцев, а то и лет, и выполнил олимпийские нормативы (которые, между прочим, в легкой атлетике очень высоки), кто вправе его упрекнуть? Никто не застрахован от неудач и поражений, просто нужно уметь извлекать из них уроки и двигаться дальше.

Калории с Комаровки

— Вы живете неподалеку от Комаровки. За калориями ходите на главный рынок столицы?

— Конечно. Есть уже продавцы знакомые, они мне рады, предлагают продукты получше.

— Они осведомлены о ваших спортивных подвигах и регалиях?

— Для большинства из них я просто рядовой, хотя и постоянный покупатель. Узнает меня иногда кто-то из бывших спортсменов, работающих здесь. А в принципе это все не так уж важно, главное получить качественный товар.

— Вам в первую очередь, видимо, необходим белок — рыба, мясо, без овощей и фруктов тоже не обойдешься?

— Да, всего понемножку. В 25 лет можно быть не особенно разборчивым, а сейчас, действительно, надо питаться небольшими порциями и сбалансированно. Конечно, на тренировке затрачиваешь очень много энергии, и я не отказываю себе в сладком, конфеты, орехи ем с удовольствием. Но самое главное — строительный материал для мышечной массы: мясо. И желательно не копчености, не колбасы или сосиски, а вареное, приготовленное в духовке. К слову, когда я родила ребенка, прилично похудела. Сейчас дочке 11 лет, и мой вес наконец вернулся к оптимальному, с которым можно ядро толкать, чувствую это уже даже по результатам.

— Где тренируетесь?

— Очень давно тренируюсь в армейском спорткомплексе в Уручье. За это время столько начальников сменилось! А дежурные остаются постоянные. Ну и мой тренер Александр Ефимов, конечно, он вообще уже более 40 лет работает с легкоатлетами в этом комплексе.

— Кто из ваших наставников первым разглядел в вас будущую чемпионку?

— Всем своим тренерам очень благодарна, в том числе за спортивное долголетие. Росла я девочкой спортивной, но толканием ядра серьезно начала заниматься в Гродно у Григория Михайловича Синицына. Потом переехала в Минск к Мечиславу Николаевичу Овсянику, который и привел меня к первому серьезному успеху — «бронзе» чемпионата Европы в 1998-м и, можно сказать, грезил олимпийским «золотом», даже зная о своем жестоком диагнозе… К сожалению, за полтора года до Олимпиады-2000 его не стало. Я перешла в группу Александра Николаевича Ефимова и считаю, нам обоим повезло. Наша мечта воплотилась на Играх в Сиднее, год спустя мне удалось выиграть чемпионат мира в Эдмонтоне. Сейчас Ефимов, увы, взяв на себя вину за допинговый прокол Нади Остапчук, отбывает четырехлетнюю дисквалификацию, а я тренируюсь у его жены Татьяны Хорхулевой.

Семья, три хомячка и ежик

— В 2003-м антидопинговый «меч революции» покарал и вас, на два года оставив без соревновательной практики. Зато во время вынужденного простоя вы вышли замуж за известного белорусского певца Владимира Провалинского, родили дочку Анастасию.

— Тогда, я уверена, меня элементарно подставили. Вообще же понятно, что большой спорт без современной фармакологии существовать не может, а нынешняя война с запрещенными препаратами, порой входящими в безобидные и необходимые спортс­ме­нам лекарства, переходит уже границы разумного и ведется почему-то в основном с атлетами из бывшего Союза. С семьей же мне действительно повезло. Володя здорово поддержал меня в то непростое время. Настя уже совсем самостоятельная, пойдет осенью в 6-й класс, занимается спортом, учится в гимназии с английским уклоном и в музыкальной школе. Говорит, что завидует мне, потому что я жила в деревне среди животных, которых дочка очень любит и жалеет, просит купить ей собаку. Мы же убеждаем ее ограничиться тремя хомячками и декоративным ежиком, живущими у нас дома.

— Володя — популярный артист, наверняка друзей у него не счесть. Они частенько наведываются к вам в гости?

— Муж утверждает, что у него есть друзья, готовые общаться и днем, и ночью. А я считаю, мой дом — моя крепость, а для душевных приятельских посиделок есть кафе, рестораны, парки, в конце концов. У меня спортивный режим, и если не отдыхать, а принимать гостей, на тренировке будешь как вареная рыба. Лучший отдых, по-моему, пойти погулять с ребенком, в парке полакомиться мороженым, покататься на аттракционах. А мероприятия, где собирается куча народа, только силу, энергию и время отнимают.

— Кто в вашей семье главный добытчик?

— У нас «коммунизм», каждый вносит свой посильный вклад. Вова в качестве заслуженного артиста республики участвует в концертах, особенно праздничных, его «Генералы» по-прежнему идут на ура у военных и блюстителей правопорядка. Недавно записал диск, названный в мою честь. Я же тренируюсь и выступаю в составе спортивной команды МВД, дослужилась уже до подполковника, на майорской, правда, должности, соответственно идут зарплата и стаж.

— И форма есть?

— Все как полагается — китель с погонами, фуражка и прочее. Надеваю, правда, только по особо торжественным случаям.

Подготовил Владимир Писарев, фото автора

 

Самое читаемое