Под сенью двуглавого орла, или Как Минск в XIX веке развивался

О том, как развивался Минск в XIX веке, корреспонденту агентства «Минск-Новости» рассказала ведущий научный сотрудник отдела истории Беларуси средних веков и начала нового времени Института истории НАН Беларуси кандидат исторических наук Елена Филатова.

С местным колоритом

Минск вошел в состав Российской империи по итогам второго раздела Речи Посполитой в январе 1793 года. 3 апреля он стал центром Минской губернии. Царская администрация сразу начала формировать вертикаль власти. Во главе губернии становился губернатор, который опирался на губернское правление, губернские учреждения, полицию и жандармерию.

Первое, с чем пришлось столкнуться новой власти, — не хватало чиновников, готовых работать в новой провинции, — говорит Елена Филатова. — Например, в сентябре 1795 года лишь 42 должности из 166 в присутственных местах Минской губернии заняли приезжие чиновники. Остальные — местные. Власти пытались привлечь людей из других регионов империи, но «варяги» не знали польского языка, веры, обычаев, традиций присоединенной территории. Например, генерал-губернатор Тимофей Тутолмин в январе 1796 года обязал ввести в состав каждого суда переводчика с польского, а затем и вовсе перевел все делопроизводство на русский. Но это не могло убрать пропасть между назначаемыми приезжими чиновниками и населением. Поэтому в Минске, как и на остальных белорусских землях, большинство должностей нижнего и среднего звена занимали местные уроженцы.

Дом губернатора (слева от костела). Сейчас в этом здании находится Республиканская гимназия-колледж при Белорусской государственной академии музыки

За все время, пока Минск был в составе Российской империи, в нем сменились 30 гражданских губернаторов. 29 из них — потомственные дворяне, и лишь Кирилл Тюфяев получил дворянство, продвигаясь по служебной лестнице. 7 губернаторов принадлежали к титулованному дворянству — 5 князей и 2 графа. Лишь 2 губернатора были уроженцами белорусских земель — Казимир Сулистровский и Викентий Гечан-Гечевич.

С присоединением Минска к Российской империи изменилась лишь система власти. Статус города остался прежним: был центром воеводства — стал центром губернии.

Война 1812 года

Минск в войне 1812 года не представлял стратегического значения. Это был просто крупный населенный пункт на пути к переправе через Березину под Борисовом. Об этом свидетельствует тот факт, что здесь не велось оборонного строительства. Российские части оставили город без боя.

Война 1812 года не принесла минчанам ничего, кроме потерь, как материальных, так и людских. Позже скрупулезно был подсчитан ущерб, нанесенный белорусским землям. Оказалось, что Минску равный урон принесли обе воюющие стороны.

После захвата Минск стал провиантской базой и лазаретом наполеоновского войска. Почти все пригодные здания, будь то гимназия, костел, церковь, синагога или просто дом, переоборудовали под госпитали.

Отступая, французы также оставили город без сопротивления и ушли к Борисову. Организовывать оборону было выгоднее всего на естественных рубежах: переправах через крупные реки Березину, Днепр, Западную Двину.

А возвратившейся царской администрации пришлось принимать наполеоновское «наследство». Большая часть жилищного фонда повреждена. Чтобы согреться, французы сожгли все, что горит: книги, одежду, мебель, двери, перекрытия. Разбирали на дрова целые деревянные строения. По воспоминаниям современников, в Минске не было домов с целыми стеклами. В лазаретах лежали тысячи французских тяжелораненых солдат.

Из 11 тысяч минчан, которые жили в городе в 1811 году, в 1813-м осталось чуть более 3 тысяч. Но 8 тысяч — это не военные потери. Большинство горожан бежали: многие отступили вслед за русскими войсками, а другие уже при французах уехали подальше от Минска и проходящих через него войск. Возвращаться они начали лишь с осени 1813 года.

Материальные потери Минска в 1812 году были настолько велики, что император Александр I освободил население города от уплаты многих налогов.

Весной–летом 1813-го в Минской губернии разразилась эпидемия, унесшая тысячи жизней. Непогребенными после отступления французов остались как люди, так и животные, погибшие на дорогах, замерзшие в лесах. С наступлением тепла трупы стали разлагаться, отравляя воду, почву, воздух.

Еще одно интересное наследство 1812-го досталось белорусским землям: здесь пришлось оставить тех, кто при Наполеоне работал в администрациях городов. Например, будущий минский губернатор Гечан-Гечевич в то время трудился и на российскую власть, и на французскую.

В начале XX века Минск времен войны 1812 года стал известен практически всему миру благодаря писателю Артуру Конан Дойлу. Автор отправил своего героя, кавалерийского офицера Жерара, в Минск за пополнением продовольствия для отступающей из России французской армии. Что из этого вышло, читайте в рассказе «Как бригадир побывал в Минске» из сборника «Приключения бригадира Жерара», изданного в 1902–1903 годах.

События

12 февраля 1874 года официально открыт минский водопровод. В честь этого события в Александровском сквере был установлен фонтан «Мальчик с лебедем». Артезианская вода добывалась из 30-метровых шахтных колодцев, расположенных на берегу Свислочи в районе современного парка Горького.

10 мая 1892 года началось регулярное движение первого общественного транспорта — минской конно-железной дороги.

12 января 1895 года на правом берегу Свислочи возле водонасосной станции начала работать городская электростанция. Первоначально она обеспечивала работу почти 400 лампочек накаливания для освещения Петропавловской, Преображенской, Губернаторской и Захарьевской улиц, летнего и зимнего театров, а также ряда частных домов высокопоставленных чиновников.

Фонтан «Мальчик с лебедем»

В Минске могли построить и третий вокзал, принимающий поезда со всех направлений. В Российской империи рассматривалось множество вариантов развития железнодорожной сети. Заинтересованные ведомства, акционерные общества, промышленники хотели связать Могилев с Минском. Так появился проект «Белорусская железная дорога», она должна была пройти от Мостов в Могилев через Минск. Пересечение трех железнодорожных линий — в районе нынешней площади Мясникова. «Постройка нового центрального вокзала будет произведена, судя по проекту, в районе соединения Либаво-Роменской железной дороги с путепроводом Московско-Брестской линии, и это место является наиболее удобным для нового сооружения, тем более что дорога пройдет вблизи этого пункта. Новый вокзал предполагается построить по образцу нового Виленского вокзала», — писала газета «Минское слово» в марте 1910 года. Только осуществиться задуманному строительству было не суждено.

Феникс

Минск часто сравнивают с этой мифической птицей. После Великой Отечественной войны город восстал из пепла. Только случалось это регулярно и в XIX веке.

В 1800 году в Минске насчитывалось 1 009 домов, из которых всего 39 были каменными, — говорит Елена Филатова. — Неудивительно, что пожары становились настоящим бедствием. Новая российская администрация оперативно взялась за упорядочивание городской застройки. Первый проектный план составлен практически сразу после присоединения Минска к Российской империи. Регулярные планы городской застройки разработаны в 1800, 1809, 1817, 1858 годах. План 1873-го стал пятым и последним, имевшим высочайшее утверждение. Вместо хаотичной частной застройки предусматривалось создание на свободной территории четко обозначенных кварталов.

В 1797-1807 годах построены более 170 новых домов. Из них каменных только 17. Но все здания возведены под персональным надзором губернского архитектора, а печи и камины, дымоходы и дымовые трубы выполнены печных дел мастерами под надзором полицмейстера.

Депо Минского вольного пожарного общества. Здание сохранилось. Ныне его адрес: улица Городской Вал, 12

Однако такие меры не помогли уберечь Минск. В 1835 году во время контрактной ярмарки огнем уничтожена почти вся центральная часть города: Высокий рынок (ныне площадь Свободы), Юрьевская (район Октябрьской площади), часть Захарьевской (проспект Независимости), Францисканская (Ленина), Доминиканская (Энгельса) улицы. За два часа сгорели 80 жилых домов, Петропавловский собор, гимназия, мельницы, фабрики. Стало очевидно: существовавшая тогда система пожаротушения «всем миром» устарела.

25 июля 1853 года губернское правление и городская дума рассмотрели вопрос «О создании пожарной части в г. Минске». Власти утвердили смету расходов на содержание пожарной части в составе брандмейстера (начальник), 2 унтер-брандмейстеров (помощники) и 48 пожарных.

20 июня 1876-го минский губернатор на основании прошения горожан утвердил устав Минского вольного пожарного общества (МВПО). Созданная пожарная команда имела для борьбы с огнем телегу с пожарным инструментом, 2 насоса, 6 бочек на 4-колесном ходу.

Жарким днем 21 июня 1881-го в 10:30 раздался набат, возвещавший о пожаре. Пока огнеборцы тушили склады скипидара, смолы, нефти на углу Койдановской (ныне Революционной) и Богадельной (ныне Комсомольской) улиц, столбы черного дыма взвились над густонаселенной частью города в районе современного Дворца спорта. Почти весь центр был плотно застроен деревянными домами и сараями, а сильный ветер усугубил ситуацию. Повсюду летали искры и пепел. Огонь с легкостью перекидывался на соседние дома. К 2 часам дня полыхали несколько кварталов. Начались проблемы с доставкой воды. Многие жители, помогавшие пожарным, бросили свое имущество и разбежались. Лишь около 200 пожарных остались бороться с разбушевавшейся стихией.

Они поняли, что спасти пылающие кварталы уже невозможно, и приложили все усилия, чтобы не допустить дальнейшего распространения огня на заречную часть города. Под непосредственным руководством экстренно вернувшегося в 9 часов вечера губернатора А. И. Петрова они сумели остановить пожар в ночь с 21 на 22 июня.

Тогда выгорели 19 кварталов и около 2 тысяч минчан оказались без крыши над головой. Чтобы не допустить подобной катастрофы в будущем, власти приняли меры. Было запрещено строительство деревянных домов в центральной части города. Вместо них разрешалось возводить каменные строения. Любой капитальный ремонт деревянных домов мог проводиться лишь с разрешения управы. Крыши должны были покрывать черепицей или жестью. Кроме того, с 60 до 110 увеличилось количество пожарных колодцев.

На перепутье

Важнейшим событием XIX века, предопределившим впоследствии столичный статус Минска, стало строительство железных дорог, — говорит Елена Филатова. — Первым городом, через который пролегло полотно трассы Петербург — Варшава в 1862 году, был Гродно. В 1868-м к нему добавились Витебск и Полоцк, где возвели станции Риго-Орловской железной дороги. В 1873-м Минск стал железнодорожным транспортным узлом, связавшим Балтику с Украиной и Европу с Россией.

В 60-х годах XIX века необходимость в строительстве железной дороги от Москвы до Бреста стала очевидной. Было предложено несколько вариантов ее трассировки. В феврале 1867-го наместник царства Польского граф Берг ходатайствовал об утверждении главной линии от Смоленска до Бреста через Кобрин, Сельце, Слоним, Минск, Могилев, Горки в обход Смоленска для соединения с Орловско-Витебской железной дорогой. Затем появилось предложение и вовсе пустить ее в обход губернского города через Бобруйск и Пинск. 14 июня 1868 года инженер подполковник Александр Шпилев после исследовательских работ предоставил в Департамент железных дорог план проведения железнодорожного полотна через Минск. Он предложил исключить Могилев из плана дороги и провести полотно через Оршу — Борисов — Минск. Это позволяло избежать двойного перехода реки Днепр и проводить строительные работы в более населенной местности, что значительно сокращало расходы при ее возведении. В те годы железнодорожное строительство велось частниками, а не государством, и сокращение издержек сыграло значительную роль в выборе трассировки.

Здание буфета при станции II класса Минск Московско-Брестской железной дороги, 1880-е

Первый минский железнодорожный вокзал открыли в 1871 году, он назывался Брестский. Располагался в районе современной станции Институт культуры. Теперешний Минск-Пассажирский торжественно открыли в январе 1873-го. Тогда он получил название Виленский — от конечной Ново-Вилейск в Вильно.

Первый на белорусской земле железнодорожный узел, работавший на четыре направления — Россию, Украину, Польшу и Прибалтику, стал мощнейшим толчком в стремительном развитии Минска.

Гражданский губернатор Захар Корнеев сделал Минск важным городом на пути в Европу, — продолжает Елена Филатова. — Он срыл старые оборонительные укрепления, проложил новую прямую улицу, впоследствии носившую его имя — Захарьевская, а ныне проспект Независимости, способствовал расквартированию войск и созданию продовольственных складов. Это привлекало в Минск финансы, но не помогало развивать промышленное производство. Доставлять товары и материалы по грунтовым трактам было накладно. Например, только в 1846 году завершилось строительство Московско-Варшавского шоссе, которое прошло мимо губернского города через Могилев, Бобруйск, Слуцк на Брест. Привлекательнее выглядели и города Витебск, Гомель, Гродно, расположенные на крупных реках.

Железные дороги в 1873-м превратили Минск в центр притяжения промышленников и торговцев. Стало легко доставлять товары из Европы, Прибалтики, Украины, а также отправлять туда свою продукцию с минимальными издержками. В том же году начал действовать Минский коммерческий банк, а это доступ к финансам. Широко расцвела торговля. В 1890-м в городе работали 583 торговые точки с оборотом в 3,6 млн рублей. В 1900-м всего 14 белорусских городов имели торговый оборот свыше миллиона.

Второе по значимости событие — отмена крепостного права в 1861 году, запустившая процесс урбанизации. Многие крестьяне стали ездить в Минск на заработки, увеличивая число городских жителей. Государству пришлось ступить на путь реформ. С введением в 1876-м «Городового уложения» заботы о благоустройстве городских территорий возложены на думу и ее исполнительный орган — управу. Причем дума, как и ранее, находилась практически под полным контролем губернатора.

Знаем, видели!

Винцент Дунин-Марцинкевич

В XIX веке зародилось и получило широкое распространение искусство фотографии. В 1850 году Антон Прушинский открыл первую на территории Беларуси и Минска постоянно действующую фотографическую мастерскую. Она располагалась на Францисканской улице (ныне Ленина). Самая известная его работа — портрет писателя Винцента Дунина-Марцинкевича, сделанный в 1861-1862 годах.

В 1863 году в Минске в типографии губернского правления издан сдвоенный номер журнала П. Архангельского «Фотографическая иллюстрация». Был выпущен всего один номер (предыдущие семь вышли в Твери). В нем опубликованы первые фото с видами Минска.

Так выглядел Минск в 1860-е. Вид на территорию Верхнего города

В последующем фотомастерские и журналы об искусстве светописи стали привычным атрибутом губернского Минска. Сегодня не составит труда найти в Интернете работы дореволюционных мастеров и посмотреть на то, какими на самом деле были город и его жители во второй половине XIX — начале XX века.

 

 

Самое читаемое