С дискриминацией на рынке труда сталкиваются 90 % белорусок. Могут ли они отстоять свои права?

Результаты информационной кампании «ПолНеПотолок», посвященной вопросам гендерного неравенства, озвучило МОО «Гендерные перспективы». Как рассказали корреспонденту агентства «Минск-Новости» в объединении, с дискриминацией на рынке труда сталкиваются 90 % белорусок, но отстаивать свои права не спешат.

«Однажды я пыталась устроиться на работу в международную транспортную компанию, отбор кандидатов проводили в 5–6 этапов. Вопросы, которые задавали на очередном собеседовании, меня очень смутили. Откровенно говоря, желание там работать убывало с огромной скоростью. Спрашивали, как долго живу половой жизнью, был ли опыт лесбийской связи, какой алкоголь предпочитаю…»

В рамках кампании «ПолНеПотолок» женская организация совместно с ресурсом Работа.TUT.by провели онлайн-опрос, в котором приняли участие 1 519 респондентов. На вопрос, приходилось ли сталкиваться с неравенством на рынке труда, большинство мужчин ответили отрицательно, в то время как 90 % белорусок подтвердили, что сталкивались с дискриминацией на работе. При этом более 60 % опрошенных указали на то, что на собеседовании наниматель ущемлял их права, задавая вопросы личного характера: «Замужем ли вы?», «Планируете ли заводить ребенка?». Самыми распространенными причинами отказа в трудоустройстве оказались возраст женщины или наличие детей до трех лет. С сексуальными домогательствами на работе сталкивались 10 % сотрудниц. Еще одна категория пострадавших — те, кого вынудили уволиться по собственному желанию из-за беременности.

«На очередном собрании руководитель сказала, что на рабочем месте умирать не надо, если сами болеете, берите бюллетень, захворали дети — нанимайте няню. Ну а если пойдете на детский больничный 3 раза, то с вами не продлят контракт на следующий год».

Мужчина по всем параметрам более подходящий работник, чем женщина: реже болеет, меньше находится на больничном с ребенком. При этом риск, что он уйдет в отпуск по уходу за новорожденным и оставит рабочее место на три года, практически отсутствует, таким правом в нашей стране пользуется лишь 1 % пап. Неудивительно, что работодатели, руководствуясь принципом экономической целесообразности, предпочитают брать в штат именно мужчин, — поясняет председатель правления МОО «Гендерные перспективы» Ирина Альховка.

Из всего сказанного следует: женщин, воспитывающих детей, неудобными сотрудниками зачастую делают различные гарантии, которыми они могут воспользоваться. Как это ни покажется парадоксальным.

Беларусь — социально ориентированная страна. Наша задача — защищать тех граждан, которые на рынке труда не могут конкурировать на равных, в том числе молодых мам. В частности, законодательством оговорено, что женщина с маленьким ребенком находится под охраной государства до тех пор, пока малышу не исполнится 5 лет, то есть наниматель не имеет права ее уволить. Однако приходится признавать, что иногда такие льготы приводят к побочным эффектам — дискриминации со стороны работодателя. Наниматель в скрытой форме выбирает тех, кто ему наиболее выгоден, — высказывает свою точку зрения главный специалист отдела народонаселения, гендерной и семейной политики Министерства труда и социальной защиты Республики Беларусь Елена Комлик.

Где выход из сложившейся ситуации? Один из путей — отменить социальные гарантии. Однако вряд ли такая мера будет нормально воспринята населением.

На мой взгляд, более приемлем другой вариант — распространить льготы, которые ставят в невыгодное положение женщин, на мужчин. В таком случае у работодателя не останется выбора, он поймет, что идеальных работников не бывает. И мужчины, и женщины склонны создавать семью, заводить детей, выполнять родительские обязанности. И первым шагом на этом пути может стать введение обязательного отцовского отпуска, — подчеркивает Елена Комлик.

С данной точкой зрения согласна и Ирина Альховка: существование такого правового поля со временем позволит сформировать новое отношение к семейным работникам.

В Швеции считается, что нанимателю, который имеет в штате сотрудников с детьми, несказанно повезло. В этой стране бытует мнение, что самый лучший курс менеджмента — это родительство, — приводит аргумент председатель правления общественной организации. — За время общения с ребенком мама и папа приобретают бесценный опыт: учатся грамотно планировать свой день, выстраивать приоритеты, делегировать полномочия, распределять бюджет, разрешать конфликты, вести переговоры.

По мнению Жанны Тарасевич, директора Бизнес союза предпринимателей и нанимателей имени профессора М.С. Кунявского, мужчины и женщины оказываются в неравных условиях на рынке труда также и из-за разного возраста выхода на пенсию.

Наниматель всегда учитывает этот нюанс, если речь идет о кандидатах, которые перешагнули 50-летний рубеж, — говорит Жанна Тарасевич. — Значит, нам нужно искать альтернативные пути решения проблемы. В первую очередь уделять больше внимания формированию лидерских качеств у представительниц прекрасного пола, а также ориентировать их двигаться в сторону бизнеса и самозанятости. Тем более что развитие женского предпринимательства во всем мире сегодня рассматривается как фактор экономического роста страны.

«Требуется специалист по изготовлению наружной рекламы: мужчина от 20 до 40 лет».

Трудовой кодекс Республики Беларусь запрещает дискриминацию в сфере трудовых отношений по какому-либо признаку: полу, возрасту, национальному происхождению и другому. Тем не менее наниматели по-прежнему грешат тем, что подбирают кандидата, в том числе по вышеперечисленным параметрам. «Гендерные перспективы» в течение 6 месяцев мониторили специализированные интернет-ресурсы для поиска работы. Как показал анализ, из 5 221 объявления о вакансиях 315 (или 6 %) содержали дискриминационные требования. В частности, в 137 случаях оговаривался возраст кандидата, в 50 — указывался пол потенциального работника: 42 нанимателя подыскивали женщин, 10 — мужчин.

Белорусским законодательством предусмотрено, что работодатель, отказывая соискателю в заключении трудового договора, обязан объяснить причину такого решения. Если кандидат считает, что в отношении него совершена определенная форма дискриминации, следует идти в суд. За необоснованный отказ в приеме на работу или увольнение женщины по мотивам ее беременности предусмотрена уголовная ответственность. Это в теории. Практика же свидетельствует о другом: столкнувшись с неравенством на рынке труда, белорусы не стремятся отстаивать свои права — в Генеральную прокуратуру до сих пор никто не обращался с жалобой по подобным делам, к уголовной ответственности не был привлечен ни один работодатель.

— В прошлом году в наш отдел поступило 2 600 обращений граждан и ни одно из них не касалось дискриминации по признаку пола в сфере трудовых отношений, — констатирует прокурор отдела по надзору за соблюдением прав и свобод граждан управления по надзору за исполнением законодательства и законностью правовых актов Генеральной прокуратуры Республики Беларусь Александр Сватко. — Это говорит о латентности проблемы. Многие просто не понимают, что подвергаются дискриминации.

Эксперты отмечают: есть и другая причина. Сотрудник, который оказался в подобной ситуации, не идет в суд, потому что боится рисковать. Он рассуждает примерно так: наниматели общаются между собой, соответственно, о человеке, решившем защищать свои права, быстро распространится дурная слава. Не факт, что впоследствии он найдет другую работу — никто не захочет иметь дело с кляузником.

Еще один любопытный нюанс: в Европе в спорах о трудовой дискриминации суд изначально на стороне истца — доказывать свою правоту должен не работник, а наниматель.

В нашей стране судебная защита исходит из равенства сторон. Бремя доказывания лежит на лице, инициировавшем данный спор, то есть работник должен убедить суд в том, что подвергся дискриминации, — комментирует Александр Сватко.

Самое читаемое