СТОЛИЦЫ ЖЕНСКОЕ ЛИЦО. Людмила Калмыкова: «Возмущает выражение «люди с ограниченными возможностями»

Вся ее жизнь — борьба: с недугом, препятствиями и стереотипами. Председатель Минской городской организации ОО «Белорусское общество инвалидов» Людмила Калмыкова рассказала корреспондент агентства «Минск-Новости» о том, почему она всегда старалась быть наравне со всеми.

— Еще 15–20 лет назад на маму с ребенком-инвалидом в коляске часто смотрели с осуждением,  рассказывает Людмила Тимофеевна.  Сегодня отношение к особенным людям изменилось: их больше не боятся, не обходят стороной, не провожают недобрым взглядом. Начинают воспринимать как часть социума.

По словам Людмилы Калмыковой, инвалиды не нуждаются в жалости. Люди с ограниченными физическими, но безграничными внутренними возможностями сами готовы делиться теплом, приносить пользу, быть равными среди равных.

В Минске есть Специальный дом для ветеранов, престарелых и инвалидов № 1, — продолжает председатель. — Все в нем устроено так, чтобы люди с различными физическими недугами чувствовали себя комфортно.

Судьбы некоторых жильцов удивительны. К примеру, 25-летний Иван Петручик пишет замечательные иконы. Однажды в телепередаче его увидела талантливая художница из Воронежа Светлана и приехала в гости. В прошлом году молодые люди сыграли свадьбу. Сейчас вместе расписывают храм.

Судьба и самой Людмилы Калмыковой весьма необычная. Эта хрупкого телосложения и такая сильная духом женщина будто послана в мир для того, чтобы дарить надежду, заряжать оптимизмом, вселять веру в собственные силы.

Во времена Екатерины II предков Людмилы Тимофеевны по отцовской линии (старообрядцев-молокан) переселили в Закавказье. Изгнанные русские крестьяне обосновались в древнем городе Шамахы, некогда бывшем столицей Азербайджана, и вели обособленную жизнь.

Как и все молокане, ее бабушка Настасья и дедушка Иван чтили законы своей общины, но в стороне от большой народной беды не остались. Дед прошел всю Великую Отечественную войну, был награжден орденами и медалями.

Мой отец познакомился с мамой, казачкой Лидией (она была из раскулаченных и высланных Советами крестьян), на промысле нефти в Баку, — вспоминает собеседница. — В 1945-м родился мой старший брат, а спустя три года появилась на свет я.

Людмила росла совершенно здоровым ребенком. Но однажды случилась беда: в полтора года девочка перенесла тяжелое вирусное заболевание, поражающее спинной мозг, — полиомиелит.

Прививок от этой болезни тогда не существовало,  говорит Людмила Тимофеевна.  В основном страдали маленькие дети до 10 лет, и врачи были не в силах помочь.

Вспоминает, что родители объездили с ней и лучших докторов, и бабок-знахарок. Последнюю операцию пережила в 6-м классе, после чего светила медицины констатировали, что они бессильны.

Я очень благодарна маме и папе,  делится Людмила Калмыкова.  Они не пытались добиться для меня каких-то льгот, не делали послаблений на инвалидность, учили жить как все.

Она окончила и обычную, и музыкальную школы, поступила на механико-математический факультет, отработала по распределению в институте кибернетики. Признается, что ее не воспринимали как инвалида, она всегда стремилась быть равной.

О полагающихся льготах узнала в НИИ геофизики, где трудилась программистом,  продолжает Людмила Тимофеевна.  Работниц бухгалтерии смутило то, что молодая сотрудница получает и пенсию, и зарплату. Без колебаний предложила написать заявление об отказе от пенсии.

В Азербайджане она никогда не ощущала негативного отношения к инвалидам. Сама водила автомобиль, посторонние помогали на заправках, интересовались, не нужна ли помощь на дороге.

В начале 1990-х в республиках Закавказья обострились межнациональные отношения, и семья Калмыковых переехала в Беларусь.

В Минске Людмила увлеклась новым для себя делом — общественной работой. Начинала специалистом в Московской районной организации инвалидов, затем была зампредом, председателем Центрального правления ОО «Белорусское общество инвалидов», а с 2007 года возглавляет Минскую городскую организацию ОО «БелОИ».

Людмила Калмыкова — человек большого сердца, щедрой души. Стояла у истоков общественного движения, и в этой работе обрела предназначение.

Сегодня в Минской городской организации инвалидов числятся свыше 8 тысяч человек.

Людей с ограниченными физическими возможностями намного больше, — утверждает ее председатель. — Под нашим крылом лишь около 8 % инвалидов столицы.

Театральное, спортивное, творческое направления — в организации стараются найти увлечение для каждого. Проводят фестивали, соревнования, выставки, дружат с вузами и библиотеками, организуют экскурсии.

Во время приемов спрашиваю у каждого, чем можем помочь,  поясняет Л. Калмыкова.  И если единственное, что интересует заявителя, это финансовая поддержка, одежда, продукты питания, — сильно огорчаюсь. Конечно, по мере возможностей стараемся поддержать и таким образом, но это не входит в наши задачи. Организация никогда не сможет накормить, одеть, обуть. Наша цель — подставить плечо, показать, что жизнь продолжается.

Ребенок-инвалид в семье — тяжелое испытание. Не все выдерживают его достойно: некоторые родители стесняются своих чад, часто сбегают папы.

Я постоянно повторяю мамам инвалидов: не вкладывайте детям в голову, что у них есть льготы,  говорит Л. Калмыкова.  Выступаю за создание интегрированных классов: такое обучение идет на пользу и инвалидам, и здоровым детям.

Возмущает выражение «люди с ограниченными возможностями». Подчеркиваю: у инвалидов есть определенные заболевания, но их возможности не ограничены, — высказывает свое мнение председатель. — В объединении есть парень, который рисует ногами. Работы многих ребят выставляются за рубежом и имеют там большой успех.

Большое внимание она уделяет контролю над созданием безбарьерной среды. Совершая объезд с комиссией, обращает внимание на бордюры — понижены ли они, места для инвалидов на парковках и наличие туалетов.

— Проблемы были, есть и, думаю, будут, — считает Л. Калмыкова. — Выполнено немало, но многое еще предстоит сделать. Обиднее всего, когда вижу, что вложены большие деньги, а результата нет.

Создание безбарьерной среды в Минске предусматривает отдельное финансирование. К примеру, в Московском районе установлены 100 подъемников, 5 лет назад это казалось фантастикой.

Новые торговые центры, поликлиники строят с учетом доступной среды,  говорит председатель.  Но некоторые старые объекты переоборудовать практически невозможно. Считаю, что мы должны участвовать в процессе создания безбарьерной среды еще на стадии проекта. Почему за ошибки проектировщиков должен отвечать директор магазина, почтового отделения, аптеки? Строго соблюдая законодательство, можно учесть все тонкости еще на начальном этапе.

Собеседница увлекается шитьем, рукоделием, в последнее время появилось еще одно хобби — кулинария. Завсегдатаи знают, что ни одно открытие выставки не обходится без ее выпечки.

— Я живу среди людей,  улыбается Л. Калмыкова, — и стараюсь приносить им добро, делиться теплом и благом.

Еще материалы рубрики:
СТОЛИЦЫ ЖЕНСКОЕ ЛИЦО. Поэтесса Валентина Поликанина: «Слово очень многое может, если оно искреннее»
СТОЛИЦЫ ЖЕНСКОЕ ЛИЦО. Директор гимназии № 2: «Всегда воспринимала учеников как собственных детей»
СТОЛИЦЫ ЖЕНСКОЕ ЛИЦО. Ирина Тарасик: «Я делаю то, что люблю. И люблю то, что делаю. И это счастье!»
СТОЛИЦЫ ЖЕНСКОЕ ЛИЦО. Ирина Дановская: «Кадровик должен обладать особым чутьем»
СТОЛИЦЫ ЖЕНСКОЕ ЛИЦО. Профессор Лариса Глазырина: «Храмы не пустуют, но кризис веры ощущается»

Самое читаемое