Вор гордится, а клептоман стыдится: психическое расстройство глазами специалиста

Что такое клептомания, насколько она распространена и излечима ли, корреспонденту агентства «Минск-Новости» рассказал психиатр Анатолий Гелда.

Есть пьяницы, а есть алкоголики. Есть любители азартных игр, а есть игроманы. Многие любят ходить по магазинам, совершать покупки, но встречаются настоящие шопоголики. Первые при желании вполне могут отказаться от своих слабостей. Другие страдают зависимостью и нуждаются в помощи специалистов.

Отличить обычного вора от клептомана тоже не всегда просто. Оба крадут. И все-таки если первого нужно наказывать, то второго прежде всего лечить.

 Портрет явления

Клептомания, или патологическое воровство — это психическое расстройство, которое выражается в непреодолимом желании красть, — рассказывает доцент кафедры судебной психиатрии и психологии ГУО «Институт повышения квалификации и переподготовки кадров Государственного комитета судебных экспертиз» кандидат медицинских наук Анатолий Гелда. — В отличие от воровства, которое замышляют с целью наживы, обогащения, клептоманы крадут зачастую спонтанно, как правило, сущую мелочь, которая абсолютно им не нужна. Преимущественно этим психическим расстройством страдают женщины 20–35 лет. С возрастом проявления клептомании становятся реже, а иногда исчезают абсолютно. Зрелым пациентам диагноз «патологическое воровство» ставят крайне редко. Клептомания у мужчин — это обычно клиническое проявление других психических и поведенческих расстройств, например, шизофрении или умственной отсталости.

Причины клептомании, как и большинства психических заболеваний, неизвестны. Встречается она довольно редко. А тех, кто с подобным диагнозом официально состоит на учете в психоневрологических диспансерах Беларуси, не наберется и десятка. Но это, по словам специалистов, вершина айсберга. Чтобы представить истинную распространенность явления, эту цифру нужно увеличить в 20, а то и в 50 раз. Все-таки это «стыдное» расстройство, и поэтому сами больные стараются его скрыть и всячески маскируют.

Большая часть клептоманов избегает попадать под наблюдение психиатров в госучреждениях здравоохранения еще и потому, что не хотят подвергаться ограничениям в трудоустройстве, получении водительских прав и так далее. Обычно за помощью к специалистам обращаются их родственники, которые замечают проявления патологии.

Зачастую перед кражей клептоманов одолевает навязчивое представление о ее совершении, — объясняет Анатолий Гелда. — Интенсивность этой картины нарастает, усиливается психологический дискомфорт, нарушается сон, снижается работоспособность. Попадая в магазин или чужую квартиру, клептоманы порой поступают импульсивно, повинуясь неконтролируемому позыву своровать что-нибудь, чтобы избавиться от болезненного состояния. После того как кража совершена, человек будто освобождается, испытывает одновременно облегчение и чувство вины. А потому нередко подбрасывает ворованную вещь владельцу или в магазин. Некоторые клептоманы коллекционируют украденное. В первые годы активного проявления расстройства его обострения случаются весной и осенью. В последующем нередко в течение 5–10 лет нет никаких рецидивов и только под влиянием особых, провоцирующих обстоятельств происходит очередной срыв. Случается, клептомания носит выраженный характер, с частыми повторениями. Но это исключение.

 Заболевание не освобождает от наказания?

Если клептоманов ловят на месте совершения кражи, они обычно просят прощения, уверяют, что нечаянно прошли мимо кассы, охотно рассчитываются, и их отпускают с миром, не вызывая милицию.

Но даже когда клептоманов задерживают на месте преступления и привлекают к ответственности за мелкое хищение (а речь традиционно идет о воровстве сущих пустяков), они отделываются уплатой штрафа, — говорит Анатолий Гелда. — При возбуждении уголовного дела в установленном законом порядке назначается проведение судебной психиатрической экспертизы для оценки состояния психического здоровья и мотивов совершения кражи. Но такое случается крайне редко. Довольно давно у меня на экспертизе оказался молодой человек, который от воровства носовых платков перешел к хищению калькуляторов у сослуживцев. Они ему были не нужны, и он спустя некоторое время возвращал их владельцам. Поскольку в момент совершения кражи он не в полной мере сознавал и руководил своими действиями, суд назначил ему принудительное лечение.

Специалисты признают: иногда тяжело отличить привычную кражу от клептомании. В этих случаях требуется собрать обширную информацию о пациенте, изучить его образ жизни. Должно быть как минимум 2–3 случая нелепого, необоснованного воровства мелких вещей, чтобы заподозрить психическое расстройство.

За обычными кражами тоже порой скрывается психическое расстройство (интеллектуальная несостоятельность, специфическое расстройство личности). Воровство формируется с детского и подросткового возраста. И если родители обнаруживают, что их сын или дочь нечисты на руку, лучше всего насторожиться и обратиться за консультацией к детскому психиатру (психотерапевту или психологу).

 Не стоит стыдиться, лучше — лечиться

Поскольку причины клептомании неизвестны, то и радикального метода избавления от нее специалисты предложить не могут.

Медикаменты могут снять выраженное навязчивое состояние. Более действенным и эффективным методом лечения этого расстройства считается психотерапия. У большинства клептоманов с годами вырабатывается своя система противоборства такой зависимости. Они учатся вытеснять острый позыв к воровству иными активными действиями. Например, идут в бассейн, садятся на велосипед. Хотя это не панацея и далеко не всегда выручает.

Загадок в психиатрии и в XXI веке хватает. Клептомания все еще недостаточно изученное расстройство, с которым иногда трудно справиться даже специалистам.

Самое читаемое