А я еду за деньгами

Олег Пахолкин
Автор материала:
Олег
Пахолкин

Можно ли студенту за лето заработать себе на жизнь на полгода? Да запросто. Были бы толковый командир и желание.

Зачем едут в стройотряды? За деньгами, конечно. За туманом ездил только бард Юрий Кукин, да и то не факт. Помните строчки из его песни: «А я еду, а я еду за мечтами, за туманом и за запахом тайги»? Туманы туманами, но в 20 лет сидеть на родительской шее не комильфо. Тем более летом, когда экзаменационные хвосты подтянуты, а впереди два с лишним свободных месяца.

Устроиться курьером столичного интернет-магазина? Этим мальчиком на побегушках с ежедневным пробегом километров в тридцать? Ну его к черту! Лучше в стройотряд куда-нибудь под Кричев, в переделанную под временное общежитие сельскую школу. Лучше к деньгам. Правда, придется поработать, но оно того стоит.

В годы студенческой юности, пришедшейся на вторую половину 1980-х, мне довелось трижды выезжать в стройотряды — и это была песня. Причем финальным аккордом к ней выступала шабашка. Я говорю именно про стройотряды, потому что мы строили. Нет, формировались, конечно, отряды для сбора помидоров в Молдавии, но по заработкам это были небо и земля. За летний сезон удавалось получить минимум рублей 800, что равнялось 20 стипендиям или четырем зарплатам. При условии, что родители также трудились на производстве, потому что гуманитариям платили меньше. Наш размер заработка зависел исключительно от опытности командира. ЕниРы, то есть Единые нормы и расценки на строительные работы — штука довольно хит­рая. Только опытный командир, сам отработавший один-два сезона, мог вдрызг разругаться с прорабом и прибежавшим на помощь начальником участка, но выбить денежный наряд. А дальше — лопаты в руки и месить бетон. С восьми утра до семи вечера. В субботу шабашили до обеда, выходной — воскресенье.

Трудно только в первую неделю, потом еще тяжелее, зато начинает работать голова. В колхозе под Ельней мы как-то взялись возвести под ключ четыре одноэтажных дома. Фундамент и стены по-другому не выгонишь, работали по старинке, зато насчет крыши осенило. Ее мы собирали прямо на земле. Так увязывать стропила и прибивать обрешетку было намного проще. Прибежавший посмотреть на невиданное зрелище прораб поначалу распугал окрестности «родильными» криками, но потом заинтересовался и подогнал два автокрана. Конструкцию синхронно подняли и установили — на крышу ушел один световой день вместо трех. Не знаю, прижилось ли наше ноу-хау в дальнейшем, но, пожерт­вовав одной полурабочей субботой, мы поставили пять домов.

А потом были шабашки, на которые, впрочем, вызывались самые выносливые. К этому времени уже сформировалась бригада энтузиастов. В 20 лет на Трудовой кодекс внимания не обращаешь, и за три недели мы зарабатывали столько же, сколько получали в стройотряде.

Не думаю, что с тех пор многое изменилось, разве что появился Интернет, которому в поисках работы доверять не стоит. Вряд ли главный инженер сельхозкооператива, которому нужно забетонировать подъезд к коровнику, будет заморачиваться объявлениями в Сети. Но вас он возьмет. Ведь в вашем активе молодость и желание финансовой независимости от родителей. Как спародировал кто-то Юрия Кукина: «А я еду, а я еду за деньгами, за туманом едут только дураки».

Читайте и подписывайтесь на нас:

Читайте нас в Google News

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Самое читаемое