«А я точно не загорюсь?». История о том, как девушка осваивала кузнечное ремесло

Все еще пытаюсь вспомнить, что меня заставило влезть в спор коллег, делящих работу на женскую и мужскую. Сидела бы себе тихонько, да восхищалась ловкости нашего швейного мастера Паши и смелости Леры в роли автомеханика. Мне же в этой нелегкой борьбе уже приходилось и крыши покорять, и стены возводить, и даже самолетом управлять. Кажется, время подогреть наш бой и добавить огонька. Шутки в стороны, молоток в руки! Справится ли девушка с кузнечным ремеслом — узнаем в материале корреспондента агентства «Минск-Новости».

Бьем по стереотипам

Наблюдать, как раскаленный металл в руках профессионала становится гибким и приобретает различные формы, можно часами. Но за красотой кованых изделий стоит тяжелый труд кузнеца — мускулистого мужчины с длинной бородой. Последнее — стереотип, конечно же. Хотя именно так я и представляла себе работников мастерских, которые ловко справляются с искрящимся железом или сталью. Еще одной ошибкой было полагать, что в кузне жарко. Дрожат от холода там только лентяи, а я была настроена исключительно на плодотворный труд. «Не, ну с подковкой на удачу я же точно справлюсь!» — по дороге представляла, как феерично мастерю свое первое изделие. Правда, все мечты обрушились с первого удара молотом, но об этом чуть позже.

Добравшись до мастерской «Кузнечное дело» и скромненько пройдя мимо местных работяг, мы попали в железное царство. Встретил нас профессиональный кузнец и художник по металлу Владимир Статкевич.

Сейчас быстро доделаю деталь и вернусь к вам, — сообщил будущий учитель, давая время морально подготовиться.

Сперва хотелось согреться, поэтому тут же двинулась к огню. Как выяснилось позже, не дал замерзнуть мне горн — неотъемлемый и основной элемент любой кузни — в нем, как правило, и раскаливают металл. На другие инструменты и оборудование смотрела с любопытством и даже опаской — выглядит серьезно. Из знакомого — молотки разных размеров и форм, непривлекательные железки и две наковальни (насчет наковальни сомневалась, но именно так я ее и представляла). А вот все остальное — загадочные сооружения и непонятные «штучки».

— Сложно, наверное, с горящим железом работать, — интересуюсь у Владимира, когда тот возвращается со стальным цветком в руке.

Вовсе нет, если рука набита, — опровергает мастер. Самое тяжелое — момент проектировки. Нам не дают готовый чертеж со всеми цифрами, мы его разрабатываем сами. Приезжаем к заказчику, делаем замеры, зарисовываем и продумываем все детали. Иногда приходится вмешиваться даже в строительную работу, интересуясь, из чего сделаны, например, ступени. Подготовительный процесс требует очень много времени. На само изделие может уйти всего неделя, а готовимся мы к нему две или даже три. Если к ковке подходить с умом и понимать, что и для чего делаешь, то работа движется быстро. Да, физическая сила, упрямство и упорство нужны. Не всегда все получается с первого раза, все же металл капризный, когда разогретый. Однако планирование — главное. Нам этот этап сегодня не потребуется, поэтому предлагаю приступить сразу к ковке.

Надеваю фартук — все, подающий надежды мастер кузнечного ремесла готов к труду. И не важно, что в процессе моя рабочая форма будет сползать, нелепо смотреться и, в конце концов, мешать (плохому танцору и туфли жмут!). Все это пустяки, ведь начинается самое интересное.

Куем, пока горячо

Первым делом Владимир проводит мастер-класс, я же пытаюсь отследить и запомнить каждое действие. Кузнец показал мне чертеж, следуя которому он сейчас работает — кованое ограждение с цветами. Утонченные завитушки, рельефные лепестки, хрупкие детали — начинаю сомневаться, что железо подвластно таким элементам. Но учитель тут же доказывает обратное, демонстрируя заготовки.

Выберем несколько стальных прутов и будем ковать, — сообщает мастер, пока я перетаптываюсь с ноги на ногу около горна.

Владимир ловко укладывает «железяки» в огонь и, пока они накаливаются, рассказывает о своем ремесле:

Начинал, как и все, с азов и простых деталей. Сначала получалось далеко не все, но я был упорным молодым человеком. Приходил к дяде в мастерскую и трудился все свободное время, пробуя снова и снова — так и влился в профессию. Искал информацию в Интернете, смотрел на работы других мастеров, стал без подсказки коллег видеть ошибки и недочеты в своих. Потом пошли авторские изделия — придумывал, рисовал, дополнял нетипичными элементами. У каждого профессионала свой подход: одни заготавливают шаблоны, другие берут идеи из Сети, я же не люблю повторяться — все работы уникальны.

Кузнец берет горящий прут и тут же движется к наковальне. Точные удары, яркие искры — я в восторге. В голове уже представляю, как изящно отбиваю подковку. Владимир снова нагревает уже обработанную деталь и показывает, как делаются завитушки.

— Ну что, теперь вы, — протягивает мне стальной прут.

Начинаю суетливо вертеться вокруг наковальни, придумывая, как лучше встать. Воодушевленно хватаюсь за молот и начинаю лупить со всей силы (быстрее, Аня, быстрее!). Вместо утонченного кончика у меня получается нечто… сплющенное, мягко говоря. Кажется, подковка останется лишь в мечтах. Но мастер подбадривает и дает еще один шанс.

У вас локтевые удары, а вы попробуйте бить с плеча, — советует он.

А у меня заготовка горит, не могу менять тактику! Пословица «куй железо, пока горячо» в момент явилась в своем прямом, не метафорическом значении. Красный податливый металл слушается и мнется, как пластилин под прессом, приобретая нужную форму (в моем случае — снова «блинчик»). Стук, стук, стук — чувствую, что рука уже устала. Удары стали редкими, а материал начал остывать — ничего с ним уже не сделать, если не накалить снова.

Сейчас включим пневмомолот, — говорит Владимир и направляется к одному из загадочных сооружений.

Несмотря на то что большинство предметов специалисты изготавливают вручную, в современных кузнях устанавливают оборудование, которое упрощает процесс работы. Например, механические и гидравлические молоты. Они самостоятельно с определенной частотой совершают удары по металлу. Так мастер может сконцентрироваться на придании нужной формы изделию и экономить силы.

Значит, подковке все же быть? Эх, если бы все было так просто. Чудо-техника лишь поберегла уставшую руку, а вот хлопот не убавила. Жму на педаль — бах, бах, бах — удары такие быстрые, что мой очередной «блинчик» на конце вышел еще горяченьким.

Пускаем искры

Девушкам вообще подвластно это ремесло? — спрашиваю, расстраиваясь из-за своих неудач.

— А почему нет? Я бы не сказал, что эта профессия только для мужчин, — убеждает собеседник, а я еще ниже вешаю нос. Кузнечное ремесло — понятие растяжимое. Есть художественная ковка, есть оружейники и кузнецы, которые делают доспехи. Немало девушек занимается изготовлением холодного оружия. Кузнецу не нужна груда мышц — это стереотип. На самом деле мы ленивый и хитрый народ, пытаемся обойти лишнюю трату энергии и бережем руки.

Тяжело вздыхаю, глядя на свои остывшие «изделия».

О, а почему бы вам напоследок лепесток для цветка не сделать, — предлагает Владимир и направляется за необходимым материалом.

И тут я опешила. После изысканных «блинчиков» мне только лепестки и делать, ага. Но не бежать же мне из мастерской, придется пробовать.

Сейчас я раскалю лепесток, а вы будете придавать ему выпуклую форму, — заключил мастер, не обращая внимания на мой испуганный вид.

На наковальню кузнец поставил деревянную заготовку с углублением, а после подал клещи (еще один немаловажный инструмент в ремесле) с пылающим лепесточком.

В этот раз молоток был меньше и легче, поэтому бить оказалось куда проще. Яркие искры вдохновили на сильные удары, мое изделие охватило огнем.

— А я точно не загорюсь? — громко интересуюсь у наблюдателей. Но на самом деле это меня мало волновало, зрелище-то какое — ух!

Нет-нет, не волнуйтесь, — прозвучало в ответ.

Лепесточек форму приобрел — начинающий кузнечных дел мастер осталась довольна. Не подковка, конечно, но тоже неплохо. Правда, будучи под впечатлением, совсем забыла про свое изделие и не поинтересовалась, можно ли прихватить домой. Зато какие эмоции с собой унесла… и испачканный нос!

P. S. Горящее железо, стук молота, искры — звучит романтично. Не сомневаюсь, что и у девчонок получается так же лихо отбивать ритм и ковать утонченные изделия. Но сила здесь все же нужна, поэтому до следующего визита (подкову таки хочу сделать!) мышцы рук стоит укрепить.

Фото Павла Русака

Смотрите также:

Читайте нас в Google News

ТОП-3 О МИНСКЕ