Агентству «Минск-Новости» — 20 лет. Как менялась сфера здравоохранения города за это время

Как менялась и чем жила сфера здравоохранения города в течение 20 лет, вспоминаем в материале корреспондента агентства «Минск-Новости».

Оперативное невмешательство

Профессия журналиста позволяет зайти туда, куда остальным вход категорически воспрещен. Например, в родзал или операционную. Сдать в печать или на сайт репортаж, интервью, зарисовку без фото — значит, загубить материал. Какой бы распрекрасный он ни был, не посмотрят, не прочтут. Поэтому без фотокора мы не ходим никуда. Или почти никуда. Много их у нас сменилось. Жаль, ушли классные ребята. И снимали профессионально, и люди хорошие. Благо кто-то из первых всё же остался, например, Тамара Хамицевич. И вот уже почти 20 лет мы с Тамарой ходим парой — на репортажи. Особенно любим посещать роддома: там много позитива.

2017 год. Республиканский научно-практический центр «Мать и дитя»

В обиходе это 7-й роддом. Палата для новорожденных. В кувезах — младенцы, один из них — в белоснежном накрахмаленном колпачке, как гномик. Забавно.

— Это наши девчонки придумали только что родившихся малышей так наряжать, чтобы они красивенькими были, — улыбнулась заведующая обсервационным родильным отделением Вера Русецкая.

— Хотите, вас научим, — тут же предложили нам медсестры.

— А где же мамы? — спросили мы, ошалев от предложения попрактиковаться.

— В реанимации, отойдут от наркоза, полегчает — переведем в палаты, привезем деток, — объяснила Вера Михайловна. — Кесарили женщин, им окрепнуть надо. Вот этого малыша (того, что в колпачке) перед вашим приходом из маминого животика достали.

На этом же посту — несколько кувезов с младенцами в разноцветных костюмчиках. Эти крохи находятся с мамами. Они просто ушли на процедуры и оставили малышей под присмотром медперсонала.

Удивительно: никто из детей не плачет, все спят.

— Мамы поражаются: как только привозят ребятню к нам — засыпают симпатяшки, а в палатах плачут. Колдуют над ними мои девчонки, что ли? — засмеялась наш гид. — Гляньте, какое чудо к нам едет… С ирокезом.

Поворачиваемся: пополнение. Молодая женщина привезла в «ясли» лохматенькую черноволосую дочку Ниночку. Мама малышки — врач — анестезиолог-реаниматолог РНПЦ «Мать и дитя» — сразу же согласилась на первую фотосессию девочки. А мы и рады.

2013 год. Республиканский научно-практический центр «Кардиология»

Еще мы любим высокие технологии. Это когда нас приглашают на крутейшие операции. Самые яркие и незабываемые впечатления получаем там. Правда, я стараюсь держаться поодаль: могу в обморок упасть от вида крови. Тамара же, наоборот, в гуще событий. Ей всё нипочем — дай волю, хирурга отодвинет. Как-то попали мы на кардиооперацию к профессору Юрию Островскому.

Юрий Петрович в представлении не нуждается, его знает вся страна, медицинская общественность — точно, журналисты тоже. Впервые под его руководством в Беларуси выполнена пересадка сердца. Потом были десятки других успешно проведенных трансплантаций… Но это уже история, как и операция — аортокоронарное шунтирование, которую запечатлела наша бесстрашная Тамара. Вдохновленные увиденным, мы в этот день встретились еще и с пациентами, ожидающими пересадки сердца. С врачами тоже поговорили. Очень впечатлились, особенно когда спросили у кардиолога Владимира Тихомирова: «Как живут с чужим сердцем? В нем же душа другого человека».

— Фильмов насмотрелись? Ладно, расскажу, были на моей памяти такие истории, — доктор все-таки согласился ответить на дурацкий вопрос журналистов. — Помню пациента, которому часто снился один и тот же сон: выпускной вечер, танцующий парень. Это был его донор… Второму пересадили сердце женщины. И мужчина изменился. Разбитной дальнобойщик с жестким характером стал щепетильным в быту, чрезмерно аккуратным, в чем ранее его не замечали. Третий был замкнутым, угрюмым, злым. После операции стал совершенно другим. Четвертый не умел толком ни писать, ни читать. Не знаю, как он так жил. После пересадки всему научился, даже в колледж поступил. Такие перемены не со всеми случаются, но бывают. Трудно сказать почему. Наверное, душа все-таки находится в сердце. Хотя это никем не доказано, нигде не описано, но что-то есть же! Трансплантация — большое дело! Поступают к нам безнадежные, а через неделю после пересадки начинают ходить. Совсем другая жизнь со здоровым сердцем.

2019 год. Минский научно-практический центр хирургии, трансплантологии и гематологии

Февраль, поздний вечер. Нам объяснили: трансплантация легких относится к чрезвычайно сложным операциям. Более того, в таких случаях довольно непросто найти донорские органы: они очень уязвимы и могут быстро инфицироваться. Пациенту легкие везли из Витебска в сопровождении машины ГАИ. Летели со скоростью 180 км/ч. Успели!

В операционной пять хирургов и пять медицинских сестер. Мужчине 45 лет. Последние два месяца до пересадки он провел в центре — постоянно нуждался в кислородной поддержке.

На часах 20:00. Предстоит удалить оба легких, которые буквально вмурованы в грудную клетку. На это ушло два часа, дальше — пересадка. Оперировали до шести утра. Пересадку выполнял заведующий отделением торакальной хирургии Сергей Еськов, ему помогали заведующий кардиохирургическим отделением Кирилл Рубахов и торакальный хирург Максим Качук. Также в бригаде анестезиологи-реаниматологи, медсестры. Еще два хирурга центра Вячеслав Ерохов и Роман Шило выезжали в Витебск для оценки и изъятия донорских органов. Такая вот огромная самоотверженная командная работа по спасению жизни! Врачи сообщили, что через несколько часов после операции пациент сам задышал. Своими новыми здоровыми легкими!

Классные фото тогда у Тамары вышли. Вот поэтому мы, пишущие, без наших профи-фотокоров как без рук.

Фото Тамары Хамицевич

Читайте нас в Google News

ТОП-3 О МИНСКЕ