Академик Александр Локотко: конфликта между старым и новым в архитектуре Минска – нет

Академик, директор центра исследований белорусской культуры, языка и литературы Национальной академии наук Александр Локотко – единственный в стране ученый, имеющий звание доктора наук по архитектуре и истории. И уже поэтому его взгляд на Минск, на стремительно меняющийся облик города особенно интересен. С академиком – наш разговор о той столице, которую мы рискуем потерять, которую строим сегодня и которую хочется видеть завтра.

– Александр Иванович, еще в 1988 г. вы первым предложили градостроительному совету столицы идею создания в Минске музея деревянной архитектуры под открытым небом. Она так и не воплотилась в жизнь. Почему так случилось? Нужен ли такой музей Минску сегодня?

– Деревянное зодчество в Беларуси и в Минске в частности – живая страница нашей аутентичной культуры. Еще сохранились деревянные дома конца ХІХ – начала ХХ в. на улицах Грушевской, Разинской, Хмелевского, и мы должны лучшие из них сберечь для потомков. В свое время исторические предместья образовывали зеленое кольцо вокруг центра Минска. Это характерно для городов, которые развивались в постиндустриальную эпоху. Здесь жили рабочие, служащие. Интересный фрагмент такого предместья – Северный переулок. Но трагедия в том, что он постепенно и неуклонно разрушается. А ведь переулок можно благоустроить, создать улицу ремесел, филиал музея истории Минска. Об этом мечтают потомки дворян, мещан, интеллигенции, священнослужителей, которые здесь живут сегодня. В связи со строительством ст. м. «Площадь Ф. Богушевича» строители требуют снести три дома. Однако есть предложение перенести их с одного конца переулка на другой, сохранив таким образом «строчку» градостроительной исторической ткани. Никаких препятствий к созданию музея в Северном переулке на самом деле нет. Он имеет статус историко-культурной ценности. У жильцов есть охранные обязательства. Но до сих пор не решена юридическая проблема совмещения интересов столицы и прав частной собственности ее граждан.

Однако из этой ситуации можно найти выход, заключив договоры между собственниками и подрядчиками, выделив кредиты, дабы хозяева приводили дома и прилегающую территорию в порядок под контролем специалистов.

– Вы сторонник того, чтобы сохранившиеся образцы деревянного зодчества оставлять на их историческом месте или все же переносить на специальную площадку?

– Хотя бы фрагментарно их нужно сохранять там, где они стояли всегда. Иначе возникает момент недостоверности, утраты среды, нарушения исторической правды. В мировой практике за 100 последних лет взгляды на проблемы сохранения архитектурной аутентики изменились. Возникла «новая музеология», согласно которой памятники должны сохраняться на местах. Скансены (музеи под открытым небом) создавались в Европе в те времена, когда не знали, как уберечь архитектурное наследие иначе. Начиналось все в Скандинавии. Чтобы сохранить мачтовые церкви XII–XIV вв., которые строились в скалистых горах над фьордами, их следовало переместить. Артур Хецелиус, автор и создатель шведского скансена, перевозил усадьбы из заброшенных горных районов вместе с жителями и домашним скотом. И владельцы усадеб на новом месте продолжали жить и открывали двери для туристов. В Англии тоже сохранилось много селений с застройкой XII–XVI вв. И хозяевам таких усадеб (фермерам) государство выделяет субсидии для приема туристов и содержания строений в порядке. Но также нужно заботиться и о старинных усадьбах и парках, фольварках, домах промышленников, банкиров – все это культурное наследие социальной элиты. Сегодня для представления и позиционирования всего многообразия национальной культуры, развития туризма одинаково важна реставрация дворцов, замков, старых заводов и мостов.

– Белорусская столица стремительно меняется. За последние 20 лет появилось много новых зданий на центральных улицах, и отношение граждан к ним далеко не однозначно. Что, на ваш взгляд, органично вписывается в облик столицы, а что, возможно, выпадает из контекста?

– Проблемы, о которых спорят минчане, характерны для всех исторических городов Европы. Самое ценное в Минске – его исторические памятники и ландшафт, пр. Независимости, нарядные улицы 1950–1960-х годов. С ними ассоциируется не только образ столицы, но и страны. Наша главная магистраль всегда воспринималась как проспект социалистического города. Минск именно таковым отстраивался после Великой Отечественной войны и не предусматривал среды для частного бизнеса, мелких лавочек и так далее. А сегодня где-то хотят окно переделать в дверь, где-то прихватить часть тротуара… Необходимо общегородское решение, в том числе по сезонным кафе. Проблемы создают инвесторы, которым не объясняют значимость исторической среды. В результате появляются такие объекты, как гостиница Kempinski.

– Минск упорно растет не только вширь, но и ввысь. Вам не кажется, что нередко высотки не вписываются в сложившееся лицо старых районов, выглядят как инородное тело?

– Минску нужны высотки. В городе столичного масштаба много незавершенных пространств, нарушающих законы градостроительного искусства. Городская ткань не должна иметь дыр. И к небоскребам, и к зданиям новых, необычных архитектурных форм следует относиться как к полезному опыту. Надо и нашим строителям осваивать передовые технологии, искать свои современные решения. Без этого нет развития.

И еще. Наш язык богат выразительными словами: «знiч», «пралеска», «вясёлка», «світанак», «свiтязянка». А называют новые районы так: «Гринвич», «Амадеус», «Поллок», «Маяк Минска». Наша столица далека от морских берегов. Какой же тут маяк? Белорусским классикам архитектуры, таким как Георгий Заборский, Александр Воинов удавалось найти национальный штрих в том, что они проектировали. А современные их коллеги, увлеченные технологическими новшествами архитектуры, никак не могут этот штрих отыскать.

– Между прошлым и настоящим в облике Минска есть конфликт?

– Есть отдельные конфликты. А в целом облик Минска гармоничный.

– Согласны ли вы с тем, что наша столица привлекательна для иностранцев прежде всего как воплощение социалистического города?

– Институт имени Гёте несколько лет тому назад организовал международную конференцию «Минск – социалистический город». Видимо, этот исторический опыт по сей день представляет интерес.

В Западной Европе промышленный город представлялся как социалистический: город-сад Лечворт в Англии, кварталы Сите-Наполеон в Париже, Хеллерау в Германии. Минск – один из лучших примеров города-сада. Послевоенный облик нашей столицы создавался на основе классической архитектуры. И в этом его привлекательность, которая не утрачивает актуальности. Современное потребительское общество еще не сформировало свою положительную культуру с ответственностью и за ту среду, в которой живешь, за землю, за историко-культурное наследие.

Дополнительная информация

Александр Локотко.

Белорусский архитектор, этнолог, искусствовед, историк.

Один из авторов генерального плана застройки Белорусского государственного музея народной архитектуры и быта, работал заместителем его директора по научной работе.

Член Европейского Совета по культуре. Вице-президент секции по архитектуре и дизайну организации народного творчества ЮНЕСКО. Автор монографий «Белорусское народное зодчество», «Нацыянальныя рысы беларускай архітэктуры», «Историко-культурные ландшафты Беларуси».

Инициатор создания и научный редактор фундаментального многотомного издания «Архитектура Беларуси: очерки эволюции в восточнославянском и европейском контексте». Лауреат премии «За духовное возрождение» и премий Национальной академии наук Беларуси.

Читайте нас в Google News

ТОП-3 О МИНСКЕ