Актер Артем Давидович: «Автослесарь из меня получился так себе. Оставил эту профессию ради мечты»

О работе грузчиком и занятиях в КГБ, везении и преодолении, любви к женщинам и театру в интервью корреспонденту агентства «Минск-Новости» рассказал актер Артем Давидович.

— Артем, почему сразу не решились поступать на актерский факультет? Наверняка творческие способности проявились в детстве?

— В школе нравилось петь. Еще в младших классах у меня был любимый сольный номер, который заводил зрителей. Я его называю «Мальчик с бубном». Исполнял а капелла народную песню на белорусском языке, аккомпанируя себе ударным инструментом. Но после девяти классов принял решение поступать в профтехучилище. Тому были две причины: мама сказала вначале получить серьезную профессию, а потом уже творческую. Дедушка с папой работали водителями, вот и решил пойти по их стопам.

— Не жалеете, что так получилось?

— Нет. Хоть автослесарем я оказался так себе, но именно в училище сформировались многие мои жизненные принципы. У нас были преподаватели из бывших военных, так что понятие чести и уважения к взрослым всегда со мной. Вообще, это самые беззаботные годы. У нас действовал замечательный ансамбль «Рекруты», отличная компания собралась.

— Права водительские пригодились?

— Еще бы. Особенно категории С, которая позволяет управлять грузовиком. Благодаря им я получил хороший урок на всю жизнь. Окончив два курса академии искусств, на летних каникулах решил подзаработать. Подумал: вот права пропадают. И тут мне предлагают возить на свалку строительный мусор. Согласился. Так 4–5 раз в день два месяца я бывал на свалке. Да еще грузчиком подрядился. Снесешь 50 мешков мусора с 9-го этажа, потом разгрузишь… Платили очень хорошо, но было тяжело. И тогда задумался: может, надо как-то по-другому деньги зарабатывать, учиться более основательно?

— В вашем резюме написано, что вы композитор.

— В 12 лет сам научился играть на гитаре. Но в музыкальную школу не ходил. Уже потом, осознав, что теоретических знаний не хватает, решил их восполнить. И после академии полтора года занимался индивидуально в КГБ — клубе гитаристов Беларуси с Павлом Маскальчуком. Написал музыку к трем спектаклям. Первый опыт — 10 песен для постановки «Держи хвост пистолетом» театрального проекта «ТриТформаТ».

— Уроки вокала брали дополнительно?

— Ограничился занятиями в академии.

— Поступление мама одобрила?

— Она сказала, что папа очень хотел, чтобы в семье был артист. Он рано ушел из жизни: мне было девять лет. Получается, я исполнил его мечту.

— Сложно было поступить?

— Учиться оказалось сложнее. Первое время, видимо, до конца не понимал, куда попал. Думал: буду играть на гитаре, песенки петь. А тут нужно постигать драматическое искусство. Но мне очень повезло. Просто несказанно. Я попал на курс Владимира Мищанчука. Это гениальный человек, очень ему благодарен. Он настолько неравнодушно относится к своему делу, к студентам, так переживает и заботится о каждом. Постоянно устраивал смотрины. На одних меня, третьекурсника, заметили и пригласили в Театр-студию киноактера в спектакль «Последняя женщина сеньора Хуана». Это был еще один подарок судьбы.

— Почему же?

— В театре меня взяли под свое крыло по-отечески и по-доброму настоящие мэтры Владимир Грицевский, Петр Юрченков, Александр Кашперов. Они, не жалея сил и времени, все объясняли, помогали на репетициях. Меня стали стремительно вводить в репертуар. И моя дипломная работа — шесть ролей в театре.

— А есть у вас роль-мечта?

— Одно время хотел сыграть Остапа Бендера. Потом понял: герой этот прекрасен в моей голове, но чисто внешнего совпадения у нас нет. Надо быть объективным. На перспективу вижу себя в ярких и острохарактерных ролях. Понял, что мне они нравятся.

— В этом вам помогла роль Кота в спектакле проекта «ТриТформаТ»?

— Да. Постановка называется «Три плюс Кот». У меня главная роль. И это было попадание. Такое нечасто бывает. Комичный по своей сути мой персонаж создает атмосферу на сцене: стравливает героев, провоцирует их на конфликты. А еще на нем держится музыкальное сопровождение. С режиссером-постановщиком Денисом Паршиным долго искали визуальное воплощение и внутреннее наполнение Кота — о чем эта зверюга думает. То, что получилось, мне нравится.

Во время съемок фильма «Привет от Катюши». 2013 год

— Случались роли на преодоление? Которые давались с трудом?

— В спектакле «Две стрелы». Роль Долгоносика не совсем моя. Там и предательство, и чувство вины, и раскаяние… Надеваешь на себя эту роль и спрашиваешь: я бы так поступил? Нет, не поступил бы. И нужно самому поверить, что ты это совершил, поверить в предлагаемые обстоятельства, прожить их. Только тогда все получится на сцене. В этом и заключается работа драматического актера.

— Семь лет назад вместе с Алексеем Черепановым вы создали дуэт «Акустический чердак». Ваш репертуар рассчитан на кого?

— Все просто: мальчики поют для девочек. Основная тема — любовь. Мне нравится классическая модель устройства, когда мужчина совершает благородные поступки во имя женщины, когда он решает проблемы и является добытчиком для семьи, а женщина остается женщиной. Тогда такие отношения не обречены, в отличие от других вариантов.

— Есть ли увлечение, на которое всегда найдется время?

— Уже лет 10 каждое лето хожу в походы. Такое хобби меня радует, заряжает энергией, я попадаю в устраивающую меня реальность.

— Свидетелем какого времени в истории хотели бы стать, будь такая возможность?

— Смена XIX и XX столетий: интересное и противоречивое время.

— Но ведь и наше поколение пережило смену веков?

— Да, это время не сахар. Мама нас с братом одна поднимала. Вторую половинку так и не нашла. Сначала возилась с нами, теперь — с внуками.

— Что вам ближе: кино или театр?

— Четырнадцатый год я работаю на сцене Театра-студии киноактера. Именно на сцене у артиста постоянно задействована психофизика, он растет, развивается. И этим театр мне ближе. Что касается денег, то их здесь не заработаешь. Мне об этом честно сказали, когда пришел сюда. И я знал, на что соглашался.

— Как складываются отношения с коллегами по сцене?

— Радует, что есть партнеры, которые меня подхватят, что бы ни произошло. Они знают, что и я сделаю то же самое. Это такой уровень доверия.

— Курьезные случаи бывают?

— Конечно. Вспомнился 200-й показ спектакля «Последняя женщина сеньора Хуана» на прежней сцене в кинотеатре «Москва». Один артист, назовем его А, спускается по лестнице на сцену, я и Владимир Грицевский помогаем ему. И тут А спотыкается и тянет нас за собой. Я падаю с лестницы, и Владимир Владимирович тоже. Артист А, словно колобок, скатывается вниз. Одна из приклеенных бакенбард отваливается, вторая повисает. Он встает как ни в чем не бывало и начинает читать текст. Все еле сдерживаются. Артист заканчивает монолог, отрывает оставшуюся бакенбарду и говорит: «Ай, завтра добреюсь!» Вот в этом и заключается главное отличие театра от кино: здесь нет дублей, что бы ни случилось, нужно доиграть эпизод в предлагаемых обстоятельствах. В этом и состоит ценность театра — живая энергетика здесь и сейчас.

Справочно

Артем Давидович родился в Минске 9 апреля 1985 года. Выпускник Белорусской государственной академии искусств по специальности «актер драматического театра и кино». С 2006-го — артист Театра-студии киноактера. Занят в спектаклях «Как выходят в люди, или На всякого мудреца довольно простоты», «…Забыть Герострата!», «Тэатр купца Япішкіна», «Пигмалион», «Ограбление в полночь», «№ 13», «Средство Макропулоса», «Алиса в Зазеркалье», «Похищение Елены». Актер и композитор театрального проекта «ТриТформаТ».

Фото предоставлены Театром-студией киноактера

Читайте нас в Google News

ТОП-3 О МИНСКЕ