Актер театра и кино Даниил Страхов: «Публике нужно прививать хороший вкус»

В Минске продолжаются гастроли Московского драматического театра на Малой Бронной.

Столичная публика в «Театре Ч» уже успела насладиться и оценить комедии «Тартюф» и «Ревизор». Сегодня и завтра они увидят мелодраму «Варшавская мелодия». Исполнитель главной роли российский актер Даниил Страхов рассказал корреспонденту агентства «Минск-Новости» о подготовке к спектаклям и отношении к публике.

– Перед премьерой всегда есть волнение, трепет. А какие эмоции появляются перед спектаклем, который сыгран уже много раз?

– Волнение возникает всегда. И это нормально. Все зависит от стечения обстоятельств – начиная от настроения и заканчивая самочувствием, в том числе твоих партнеров по спектаклю.

– Как обычно настраиваетесь перед выступлением?

– Настраиваешься всегда по-разному: на каждый спектакль актер приходит с новым настроением. По возможности стараюсь делать дыхательную гимнастику по Стрельниковой. Это поддерживает в норме работу речевого аппарата и дыхательную систему.

«Ревизор» и «Варшавская мелодия», Хлестаков и Витек, – два разных жанра, два разных образа. Какой из них вам ближе?

– Неизвестно, что нам ближе, а что – дальше. Откуда мы знаем, какие мы внутри, настоящие? Предположить, конечно, можем. А вот сказать наверняка – нет. Кого больше, Хлестакова или Витека, однозначно ответить нельзя. Любой артист всегда немного Хлестаков.

– «Варшавская мелодия» история любви. Сложно ли современного, довольно циничного зрителя заставить поверить в светлое чувство?

Считаете, что современный циничный зритель не влюбляется? – в тон отвечает Даниил и добавляет: – У каждого из нас своя история любви. Меняются времена, поколения, но не чувства. И, безусловно, 65–70 % зрительного зала – женщины, которые приходят именно за чувствами, эмоциями, за любовью.

 

DSC_1177

 

– Что вам нравится в публике, а что раздражает?

– Я благодарен публике за то, что она приходит на мои спектакли. Иначе я бы занимался другой работой. Артист без публики – не артист. Другой вопрос в том, что сегодня она развращена и вкус у нее испорчен. Тут «спасибо» сказать нужно и телевидению, и низкоуровневым антрепризным спектаклям. Это всегда четко ощущается. В городе, где уже устоялись определенные театральные традиции, ты чувствуешь, что зритель пришел насладиться спектаклем, а не поесть в антракте. А в некоторых городах приходится перевоспитывать зал, переставлять их внутренние акценты, вести спектаклем сложный диалог. В театр нужно идти не за развлечением, а за ощущением того разумного, доброго и вечного, что он нам щедро дает.

– По поводу телевидения. Вас часто можно увидеть в сериалах. Не приелась еще эта стезя? Не хочется ли больше полнометражных картин?

– Телепродукция, как и кино, бывает и хорошей, и плохой. В этих двух индустриях нет тотального разделения. Телесериал может стать платформой для начала успешной кинокарьеры и наоборот. Лично я – за хорошую, интересную, качественную работу. А будет она в сериале или в полнометражной ленте – решающей роли не играет.

– Есть ли киноленты, спектакли, которые вы можете назвать наиболее удачными?

– Чувство удовлетворения сыгранной ролью переменчиво. Вначале ты, к примеру, доволен своей работой, а спустя какое-то время видишь ее по телевизору и думаешь: «Кошмар!» Всё течет, всё меняется. Есть киноработы, по которым люди тебя узнают. Но для меня они не эталонные, ведь это сугубо видение публики.

– Хватает ли Даниилу Страхову 24 часов в сутках? Или все время съедают репетиции и спектакли?

– Определенно хватает. В театре уже не репетирую года 2–3. Но это не значит, что раньше я все время тратил только на театр. Уделял и уделяю время семье. А еще, как любой человек, нахожу немного времени на всякую ерунду (с улыбкой). Всё зависит о того, как мы умеем распределять свое время.

Фото Алексея Колесникова

Самое читаемое