Актриса Любовь Румянцева: «Мне нравятся характерные роли»

Актриса Любовь Румянцева могла стать заложницей своей первой роли, которая прославила ее на весь мир, — итальянки Джулии Новелли из «Альпийской баллады». Но в итоге создала немало колоритных и запоминающихся образов в кино и театре. Накануне своего 75-летия артистка рассказала корреспонденту агентства «Минск-Новости», почему решила переехать в Минск и на что потратила гонорар за самую известную картину.

Все начинается с «Колыбельной»

Любовь Григорьевна, вы с детства занимались спортом, дважды становились чемпионкой Молдавии по настольному теннису. В кино как попали?

Совершенно случайно! Училась в восьмом классе. Однажды на улице ко мне подошли с вопросом, не хочу ли сниматься в кино. И предложили роль в картине Михаила Калика «Колыбельная». Я играла девочку-подростка, ценой собственной жизни спасавшую новорожденных от фашистов. Помню, как прижимала к груди кроху, сидя в грузовике. Я до сих пор очень люблю грудничков: они удивительные, как ангелы, и так сладко пахнут! Моим партнером в этом фильме был пожилой артист, он и сказал мне: «Деточка, поступай в Москву». Я и послушалась.

Визитная карточка

Роль Джулии Новелли в фильме «Альпийская баллада» принесла вам мировую славу, любовь и признание зрителей. В то же время участие в картине стало поворотным моментом в творческой судьбе: будучи актрисой театра на Малой Бронной, после съемок переехали в Минск. Сложно было принять такое решение?

Нет. Москву не люблю. Там нужно выставлять локти, чтобы тебя не затоптали. И в прямом, и в переносном смысле. Определяющим стал момент, когда к окончанию съемок «Альпийской баллады» из театра на Малой Бронной ушел режиссер Андрей Гончаров. В театр меня пригласил именно он, когда училась на четвертом курсе в ГИТИСе. Я была очень робкой и стеснительной. Помню, как Андрей Александрович на меня покрикивал во время репетиций: «Не ходи ты вдоль стеночки, ты такая же актриса, как все!» (улыбается).

Актрису на роль Джулии в «Альпийской балладе» искал сам Станислав Любшин вместе с оператором Анатолием Заболоцким. Как складывались ваши отношения на съемочной площадке?

Станислав Любшин решил, что подарил мне эту роль и я обязана ему. Он приглашал меня на ночные репетиции, но я не приходила. Тогда он жаловался режиссеру, что я, молодая и неопытная актриса, отказываюсь от его помощи, выгонял меня. Я собрала вещи и уехала, ничего никому не сказав. Когда ситуация прояснилась, меня вернули и ему пришлось просить прощения перед всей съемочной группой. Играть любовь с ним было сложно. В фильме есть момент, где Иван бьет меня по лицу. Снимали несколько дублей. В один из моментов не выдержали осветители и оттащили Любшина от меня.

И все же после съемок в картине вы продолжали общаться и почти согласились на предложение Станислава Любшина перейти работать в театр имени М. Н. Ермоловой.

— Да, и даже ездила смотреть его спектакли. Но мне не понравились отношения в коллективе. Помню, я проходила сквозь строй актрис (сейчас известных), и от завистливых взглядов у меня буквально горела кожа. Я подумала, что сражаться на бытовом уровне не мое.

— Наверняка сохранились и теплые воспоминания об этом фильме?

Мне мешками шли письма со всех уголков Советского Союза. Очень запомнились послания из Беларуси. В них люди рассказывали, что знали Ивана (главного героя фильма. — Прим. авт.), его родственников, сообщали его адрес. До сих пор храню о них воспоминания.

— Вам удалось вдохновенно и живо перевоплотиться в итальянку…

Перед съемками со мной работал консультант, который водил на просмотры всех итальянских картин того времени. Потом состоялась встреча с Василем Быковым. Общение с ним помогло почувствовать героиню, понять ее характер. Сложности возникали с языком. Но так как в детстве я жила в Молдавии и изучала в школе молдавский, родственный итальянскому, трудность эту легко преодолела. Позже с «Альпийской балладой» побывала во многих странах. Помню, как в Сомали, бывшей итальянской колонии, после показа фильма подбежали местные и стали обращаться ко мне на своем языке. Я ответила, что не говорю по-итальянски, чем вызвала их недоумение. Они ведь определили, что в картине я произношу фразы на неаполитанском диалекте.

Бывших йогов не бывает

Вы два раза ездили в Индию, общались с настоящими йогами. Чему у них научились?

Я сама занималась йогой. Эта практика помогала восстанавливаться после спектаклей. Йоги научили меня мантрам, даже температуру тела я могла себе поднять. Но самое сложное — достичь состояния нирваны, ни о чем не думать, уйти в никуда. Я внимательно за ними наблюдала, и у меня получилось! Сейчас хорошо знаю свой организм и его возможности. Во многом благодаря этому смогла перенести сложнейшие операции, встать на ноги и снова радоваться жизни! Когда врачи запретили мне играть в театре, я немного растерялась, уехала на дачу, копала, копала, все перекопала… И пришла к мысли, что иногда нужно пожить для себя. Просто для того, чтобы утром улыбаться! Сейчас являюсь членом худсовета Театра-студии киноактера, продолжаю сниматься в кино. Скоро состоится премьера сериала Владимира Краснопольского о репрессиях 1970-х годов, где сыграла роль шведки. Страшное что-то будет!

 На коленях у зрителя

— В Театре-студии киноактера вы с момента основания. Столько образов создано, столько ролей сыграно. Есть любимые?

Все, потому что разные. Мне нравятся характерные роли, которые позволяют фантазировать, экспериментировать, импровизировать. Я счастлива, что довелось сыграть Гертруду в «Гамлете», сваху в «Женитьбе Бальзаминова», Домну Пантелеевну в «Талантах и поклонниках». В нашем театре мы говорим, что играем на коленях у зрителя. Зал небольшой, сцена близко, и реакция публики чувствуется сразу. Я всю себя настолько выплескивала, что, выходя на поклоны, иногда ног не чувствовала, меня партнер под руку брал. Ведь невозможно регулировать, сколько ты отдашь зрителю сегодня, а сколько завтра. Сцена пошла, завертелось — и так до финала. Остановки не бывает. Один раз даже голову себе разбила в спектакле «Наедине со всеми». Хорошо, что это случилось под конец представления.

По крупицам

— Чем особенно гордитесь?

— Тем, что снималась со своим любимым артистом Вячеславом Тихоновым в «Зале ожидания». Он такой застенчивый. Для меня это был классический вариант партнерства! Актер, сыгравший звездные роли, обращался ко мне на Вы. И когда режиссер обронил фразу, что у меня роль второго плана, Тихонов возмутился: «Нет, это у меня роль второго плана. Она — первого!»

— Счастье — это…

— Все, что приносит радость. Нужно жить так, чтобы было приятно. И не только тебе, но и тем, кто рядом. Каждый день стремиться хоть на чуточку стать добрее. И почаще улыбаться! Даже если нет настроения.

Справочно

Любовь Румянцева кроме «Альпийской баллады» снялась в таких картинах, как «Аннычка», «Батька», «Дорога на Рюбецаль», «Вчера, сегодня и всегда», «Мировой парень». Много запоминающихся образов создано Любовью Григорьевной в последние годы. Среди них художественные фильмы и телесериалы «Зал ожидания», «Каменская 2», «Воскресенье в женской бане», «Око за око» и другие.

Фото предоставлены Театром-студией киноактера

Самое читаемое