Актриса Валерия Арланова — о поисках своего места в искусстве, любви и о том, зачем нужны мужчины

О сцене и кино она мечтала с детства. Поступив в Академию искусств, стремилась стать такой актрисой, на которую шел бы зритель. Сегодня у нее есть и имя, и десятки сыгранных ролей, и признание публики. О поисках своего места в искусстве, любви, красоте и о том, зачем нужны мужчины, актриса Театра-студии киноактера, заслуженная артистка Беларуси Валерия Арланова рассказала корреспонденту агентства «Минск-Новости».

Спрос на классику

— После окончания Академии искусств вы успели поработать в Республиканском театре белорусской драматургии, Национальном академическом театре имени Янки Купалы, Минском областном драмтеатре. Почему задержались именно в Театре-студии киноактера?

— Долго искала свое место, свой Дом. И только в Театре-студии киноактера почувствовала: здесь я ко двору, здесь мне комфортно. Наш театр и труппа уникальны: тут сохраняется особая интимная атмосфера между актером и зрителем. Сейчас переезжаем на время ремонта на Машерова, 33, и я волнуюсь: вдруг в новых стенах наша исключительность окажется утраченной?..

— Сегодня среди ваших ролей есть, например, Элиза Дулиттл в «Пигмалионе», Мона в «Безымянной звезде», Глафира в «Волках и овцах», которые зрелый зритель хорошо знает по постановкам в других театрах. Вы оглядываетесь на опыт предшественниц?

— Прекрасно понимаю, какие выдающиеся актрисы играли этих героинь до меня. Но любая роль все равно в итоге окрашивается твоей индивидуальностью. Элизу Дулиттл и Мону создавала с учетом видения режиссера-постановщика Александра Ефремова и своего представления и опыта. А готовясь к роли Глафиры, посмотрела несколько постановок и поняла, чего не нужно повторять, а на чем, наоборот, сделать акцент.

— Современные режиссеры нередко предлагают новое, порой очень непривычное прочтение и видение классики. Хотелось бы вам поучаствовать в подобном проекте?

— Я не ретроград. Театр и режиссер имеют право на эксперимент. Но если классика уродуется ради эпатажа, то мне это малоинтересно. Известный театральный режиссер Анатолий Васильев как-то заметил: «Все ставят по-новому. Мечтаю, чтобы кто-то уже поставил по-старому». Смотреть классику в традиционном прочтении в наш театр приезжают из Москвы, Санкт-Петербурга, а на «Пигмалиона» прилетал даже режиссер из Лондона. Считаю, более современной пьесы, чем «Волки и овцы» Островского, трудно найти.

В спектакле «Волки и овцы»»

— Почему, на ваш взгляд, сегодня на сцене так мало ставится современной драматургии?

— Нет достойного материала. Хотя недавно мы приступили к репетициям пьесы Юрия Полякова «Женщины без границ» — написана замечательно и сюжет интересный.

О ролях, критике и партнерах

— Вам интереснее играть близких по характеру и духу героинь или тех, кто совершенно не похож на вас?

— Это парадокс, который пока мною не разгадан. Кажется, легче сыграть то, что ближе тебе. Но на деле это порой оказывается труднее. Может, хочется спрятать свое истинное «я»? Бывает проще сыграть то, что к тебе не относится, не выдает тебя. Я играла слепую, хромую, плохо говорящую, жутко некрасивую, бомжа, и эти перевоплощения очень увлекали. В сериале «Верни меня» для исполнения роли матери главного героя пришлось поменять пластику, по-иному говорить, двигаться. Это далось непросто, но было необыкновенно интересно. Регулярно приглашают на роли пьющих женщин, и я с ними справляюсь, хотя сама не употребляю алкоголь.

— В истории театра и кино есть примеры, когда женщины играют мужчин. Вам это было бы интересно?

— В свое время в колледже искусств играла «вождя краснокожих» в постановке по одноименному рассказу О. Генри. Возможно, из-за низкого голоса, подвижности психики лет до 30 мне часто давали роли юношей. Думаю, в каждом из нас есть мужское и женское, и для актера не проблема разбудить в себе нужное в данный момент. Мне интересно было бы сыграть мужские мысли. Кстати, обратили внимание, когда мужчины играют женщин, получается комедия, а когда женщины — мужчин, как правило, трагедия?..

— Вам случалось плакать из-за недоставшихся ролей?

— Много слез пролила из-за того, что не приглашают сниматься. Теперь уже не плачу: смирилась. Попадая к хорошему режиссеру, в слаженную команду, соприкасаясь с интересным материалом, зажигаюсь. Но все чаще в последнее время ловлю себя на том, что исчезает ощущение магии киноискусства. Может, возраст дает о себе знать, может, разочарование из-за сценария, который предлагают. Порой возникает ощущение, что исчезает уважение к актерскому труду, понимание того, что нашей профессии нужно учиться. Уже не режиссеры, а продюсеры решают, кого из актеров и на какие роли брать. А некоторые из них весьма далеки от киноискусства. Неудивительно, что появляется столько «звезд» без таланта, харизмы.

— Что вас сильнее стимулирует к работе — похвала или критика?

— Ни то, ни другое. Похвала, конечно, приятна. Критика полезна, если объективна и профессиональна. Но вообще к хорошей работе стимулирует глубокий материал, а в поглаживаниях или шлепках я не особенно нуждаюсь.

— Среди ваших партнеров много популярных и любимых зрителем актеров. С кем из них у вас складывался наиболее удачный творческий союз на площадке?

— Всех не перечислишь. Интересно было работать, например, с Михаилом Ефремовым в «Дунечке», Михаилом Хмуровым в «Делах семейных», Данилой Козловским в «Покушении», Русланом Чернецким в фильме «В тесноте, да не в обиде». На сцене всегда комфортно с Павлом Харланчуком. Остались потрясающие воспоминания от встречи на площадке и знакомства с такими актрисами-легендами, как Стефания Станюта и Зинаида Шарко.

В картине «Дунечка»

Муж режиссирует спектакли и фильмы, я — быт

— Читала, что родители не очень поддерживали ваше стремление стать актрисой. Сегодня они вами гордятся?

— Это грустная история. Папа умер 16 лет назад. Он успел посмотреть фильм «Поводырь», но так и не увидел меня на сцене. Мама тяжело болеет уже 20 лет и тоже не смогла порадоваться моим успехам. Старшая сестра, Лариса, и племянник Сергей гордятся мной.

— Оба ваших мужа — и первый, Сергей Арланов, и нынешний, Александр Ефремов, — режиссеры. Это сознательный выбор или судьба?

— То, что оба режиссеры, случайность. Многие находят спутников жизни во время учебы в вузе или на работе.

— Муж-режиссер — большой плюс для актрисы?

— Нет. Сам факт, что я жена Александра Ефремова, мне кажется, порой отпугивает других режиссеров. Наибольшее удовлетворение приносила работа в фильмах мужа. Александр Васильевич знает и любит актеров, но не терпит кумовства. И приглашает в свои проекты, когда видит, что для меня есть роль. О каких-то преференциях во время съемок нет и речи. Скорее наоборот: ко мне он требовательнее, чем ко многим коллегам.

С мужем Александром Ефремовым

— На работе главный Александр Васильевич. А как распределяются ваши роли дома?

— Чаще «режиссирую» быт все-таки я. Муж прислушивается и охотно помогает. Мы с Сашей и по характеру, и по темпераменту разные, но нам интересно и хорошо вместе. Мне повезло жить с умным талантливым мужчиной. Очень уважаю его за цельность, верность своим принципам. В современном мире трудно быть сильным и добрым, порядочным. Саше это удается.

— Когда вы читаете в «Караване историй» признание Галины Логиновой (мамы американской кинозвезды Миллы Йовович. — Прим. авт.) о ее романе во время учебы во ВГИКе с Александром Ефремовым, испытываете ревность к прошлому мужа?

— Испытываю гордость. Знаю и других красивых талантливых женщин, которые были в жизни Саши. Это говорит о его хорошем вкусе.

— У польского писателя Януша Вишневского есть книга с провокационным названием «Зачем нужны мужчины?» А вы как думаете: зачем?

— Чтобы дарить нам эмоции, которые без них мы бы никогда не испытали. Лично я считаю, что мужчины во многом лучше женщин.

Страшная сила

— «Чтобы быть красивой, нужно страдать», — говорят французы. Согласны с этим?

— Как сказал историк моды Александр Васильев, чтобы быть красивой, нужно родиться красивой. Ну а чтобы казаться красивой, нужно страдать.

— Из чего, на ваш взгляд, складывается обаяние?

— Из сочетания интеллекта и врожденной харизмы.

— Когда видишь, как роскошно вы выглядите на разного рода форумах и фестивалях, создается впечатление, что серьезно тратитесь на гардероб…

— Культа из одежды не делаю. У меня есть дорогие вещи, но комфортно чувствую себя и в простых, доступных. Бриллиантов нет. Если ношу, то красивую бижутерию.

Со Стефанией Станютой

— Ваша внешность, фигура стоят вам огромных усилий или это данность?

— Я слежу за собой — это часть профессии и проявление самоуважения. Избегаю всего, что засоряет и отравляет организм: лишней еды, алкоголя, курения. После спектаклей не ем. Спортзал, косметологов не посещаю. Долгие годы занималась танцами, много двигаюсь. Это помогает держать себя в тонусе.

— Вам хотелось бы попробовать себя в новом качестве, заняться чем-то еще в жизни?

— Актерство как горб: от него и хотел бы, но не избавишься. Хотя в последнее время у меня появилась новая страсть. Борюсь с глобальным потеплением — высаживаю цветы и деревья на общественной клумбе возле дома (смеется). В Японии ввели уроки созерцания красоты. Мы с мужем тоже выходим на балкон, любуемся лилиями, бегониями, розами. У меня растет даже «пьер де ронсар», которая считается самой красивой в мире! Их великолепие не может не восхищать.

Справочно

Валерия Арланова снималась в фильмах «Метанойя», «Смерть и немного любви» из сериала «Каменская», «Поводырь», «Подружка Осень», «Дунечка», «Вам задание», «Соблазн», «Рифмуется с любовью», «Тяжелый песок», «Покушение», «Одинокий остров», «В тесноте, да не в обиде», «Дела семейные», «Верни меня», «Фламинго» и др.

Фото из личного архива Валерии Арлановой

ТОП-3 О МИНСКЕ