Археолог рассказала, где в Беларуси находили кости мамонтов, шерстистого носорога и бизона

Главный научный сотрудник отдела археологии первобытного общества Института истории НАН Беларуси, доктор исторических наук, профессор Елена Калечиц — одна из наиболее авторитетных специалистов страны по эпохе каменного века. За 55 лет она изучила в стране сотни древних стоянок, нашла сотни тысяч археологических артефактов, открыла более 300 новых памятников разных эпох, написала десятки книг для специалистов и детей. О том, что помнится, дорого и интересно, Елена Геннадьевна поделилась с корреспондентом агентства «Минск-Новости» накануне юбилея.

археолог Елена КалечицЖизнь как мгновение

— Наверное, у меня сильный ангел-хранитель. В детстве едва не умерла от малярии, позже несколько раз могла погибнуть, а вот дожила до солидного возраста. Жизнь пронеслась как одно мгновение. Многого, к сожалению, не успела, многому не научилась. Не умею плавать, кататься на велосипеде, коньках; не играю ни на одном музыкальном инструменте. И все-таки считаю — мне повезло. Всю жизнь занималась тем, что доставляло огромное удовольствие. Много где побывала: в Норвегии, Швейцарии, Дании, Австрии, Испании, Италии, Франции, Нидерландах и других странах.

Последнее время подумываю о том, чтобы написать мемуары. У меня двое сыновей, две внучки, два внука, один правнук. Видимся редко. Все очень заняты, торопятся. Может, попозже и прочтут.

Мои родители Геннадий Мартынович и Анастасия Степановна Гудзь поженились в 1939 году в Москве. Как они попали в Нальчик, мне неизвестно, но я родилась там, у подножия Эльбруса. Находились здесь недолго. Больше никогда в Кабардино-Балкарии я не была.

Во время войны с бабушкой и мамой оказались в Таджикистане: сначала в Сталинабаде (теперь Душанбе), потом в Курган-Тюбе. Детство вспоминаю как очень счастливое время. Взрослые работали, никто нас, детей, не контролировал. Лазили по деревьям, вдоволь наедались вишен, абрикосов, груш. Там я пошла в школу.

В 1944-м мой дядя Герой Советского Союза, полковник Порфирий Гудзь, который участвовал в освобождении Минска, вызвал нас телеграммой в Беларусь. Первой в путь отправилась бабушка, а мы с мамой присоединились к ней только в 1947-м. Мама устроилась бухгалтером на Минском часовом заводе. К тому времени родители расстались, отец на фронтовых дорогах встретил другую.

Я училась в женской школе № 9, она считалась одной из лучших в городе. Педагоги у нас были очень грамотные, но строгие, требовательные. Рисование преподавал отец Стефании Станюты Михаил Петрович. Запомнился мартовский день 1953 года, когда нас вывели из кабинетов на общую линейку и учительница сказала: «Дети, плачьте: Сталин умер». Сама зарыдала, к ней присоединились и мы. Потом нам велели забрать цветы в горшках с подоконников, и весь день мы простояли в очереди, чтобы пройти рядом с памятником Сталину (он возвышался там, где сейчас располагается Дворец Республики) и возложить цветы. Очередь была огромной.

Подвела славянская внешность

В детстве занималась гимнастикой и танцами, любила гуманитарные дисциплины. Мечтала стать артисткой. После школы отправилась в Москву поступать в Театральный институт имени Бориса Щукина. Конкурс в 1957 году — больше 100 человек на место. Мне удалось пройти во второй тур. Но во время него член приемной комиссии народная артистка СССР Вера Пашенная сказала: «Деточка, у тебя стандартная славянская внешность, а нам нужны характерные артистки». В тот миг мир для меня померк, казалось, жизнь закончена.

Вернувшись в Минск, два года трудилась на часовом заводе — тогда это было обязательным условием для поступления в вуз. С тех пор никогда не опаздываю на работу: конвейер, где запрессовывала камни в часы, требовал жесткой дисциплины. Прослышав от знакомых, что на геофаке БГУ очень интересная практика, решила поступать туда. Студенческие годы вспоминаю как очень счастливые. На 4-м курсе всем желающим предложили отправиться летом на раскопки в Брянскую область. Я с энтузиазмом откликнулась. И мне там безумно понравилось. Это определило судьбу.

Начало всех начал

Первую диссертацию защищала по географии, вторую — на стыке географии и истории. Вот уже 55 лет занимаюсь проблемами первобытной эпохи, «детством человечества»: там корни всего, в том числе и государственности. Невероятно интересно изучать, как формировалась экосоциальная система, как древние люди вписывались в среду обитания, исследовать особенности их миграции и адаптации.

Зоомузей БГУ

Каменный век — долетописный период, самый трудный для ученых. Археологи делают исторические выводы исключительно на основании материалов, которые находят и пробуют прочесть. Наша работа сродни следовательской. Собрав вместе артефакты, проанализировав результаты исследований, пытаемся восстановить картину жизни далеких предков. Конечно, мы можем ошибиться. Поэтому о событиях долетописной истории ничего категорически не утверждаем, только предполагаем. С появлением новых методов исследований получаем дополнительную информацию, тем самым расширяя наше представление о далекой эпохе. Например, еще недавно утверждали, что последний ледник заходил на земли Украины по долинам Днепра и Дона, а сейчас считают: он остановился на территории Беларуси.

За время экспедиций (а я ежегодно на протяжении 40 лет выезжала в них) раскопала более 15 тыс. кв. м культурного слоя. Останков людей каменного века не обнаружено, подтверждений того, что на территории Беларуси они жили, нет. А вот изготовленные их руками предметы быта, орудия труда находим и изучаем. Как они оказались на наших землях, пока неясно. Неинтересных находок для археологов нет. Все бесценны: и наконечники стрел, и скребки для выделки шкур, и ножи, и рубящие орудия.

Основной фетиш позднего палеолита — мамонты. Более чем в 200 местах в Беларуси обнаружены их останки. В период оледенения на наших территориях этих животных было много, на них человек в основном и охотился.

В Юровичах Калинковичского района, где располагалась одна из двух (вторая в деревне Бердыж Чечерского района) открытых археологами стоянок эпохи верхнего палеолита, найдены кости мамонтов, а также шерстистого носорога, северного оленя, бизона, других животных. В 2006 году мы вели там крупные раскопки. Госпожа удача нам сопутствовала — разыскали кости небольшого мамонтенка. Об этом прослышали местные. И что тут началось! Все жители, даже пациенты больницы, рванули к нам. Мы поставили ограждение, вызвали милицию. Ну вот чем объяснить этот ажиотаж? Может, человек на генетическом уровне помнит о мамонтах и испытывает к нему некий глубинный интерес?

Люди эпохи палеолита жили в среднем 26 лет, были более крепкого телосложения, нежели мы. Но заботы, проблемы, чувства далеких предков в целом не очень отличались от наших. Они строили дома, добывали пропитание, готовили пищу на огне, мастерили инвентарь, музыкальные инструменты, украшения; создавали семьи, растили потомство. Они любили, ссорились, отмечали праздники, поклонялись богам, объединялись для защиты своей территории от вражеского посягательства.

След на земле

— Последние 10 лет я много писала: хотела превратить свои знания в книги. Все мои находки, собранные за время раскопок на территории Западного Полесья, находятся в единственном на всю Беларусь Музее каменного века в агрогородке Мотоль Ивановского района Брестской области. Подготовлены материалы и для экспозиции музея в Юровичах. Но там стройка, увы, пока остановлена.

Справочно

Елена Калечиц — автор книг «Человек и среда обитания. Восточная Беларусь. Каменный век», «Першыя людзі на зямлі Беларусі», «У гасцях у далёкіх продкаў», «Чалавек і асяроддзе: каменны век. Заходняе Палессе», «Первоначальное заселение территории Беларуси» и многих других.

Фото Сергея Пожоги

Читайте нас в Google News

ТОП-3 О МИНСКЕ