Аз есмь свет миру

Елена Авринская
Автор материала:
Елена
Авринская

О людях гуманитарных профессий анекдотов сложено немало. В числе подобных утверждение, что проще всего убирать рабочее место радиожурналисту: закрыл рот – и все в порядке. Да и пишущему в газету  не намного труднее.

В ответ мне всегда хочется сказать, что только благодаря информации не живем мы до сих пор в пещерах, без огня и тепла, без одежды и обуви. Ведь как люди друг у друга учились выживать? Заметил  врага – посигналил факелом (телевидение), увидел добычу — позвал голосом (радио). А чтобы письменно передать слова привета или описать фасончик  модной набедренной повязки, пришлось ждать изобретения алфавита.

Казалось бы, не должно быть разницы, в какие буквы облечешь ты свои мысли. Но существует  поверье, что творить молитву и петь колыбельные надо на языке, дарованном тебе Богом. Тогда слова твои будут услышаны,  молитвы обретут  силу,  колыбельные станут оберегом. Эти правила относятся и к написанию слов. В истории многих народов были случаи отхода от своего алфавита. Те же государства Центральной Азии  в начале 20-го века пользовались латиницей. Потом кириллицей. Теперь вновь перешли к латинице. Но на протяжении десятилетий заимствований чужого каким же уважением и почетом  пользуются здесь  знатоки ажурной арабской вязи, бережно хранимой в храмах, мавзолеях, крепостях, древних книгах. Мы не перестаем удивляться сложности китайских иероглифов, трудности  машинописи и введения их в компьютер.  А мудрый народ не просто пользуется иероглифами утилитарно, но и возвел начертание их  в ранг высокого изобразительного искусства.

Равно и мы, получившие в дар кириллицу, видим во всех, кто пользуется ею, близких родственников, братьев по крови и духу.

День славянской письменности и культуры, а вернее, день памяти святых равноапостольных братьев Мефодия и Кирилла, который отмечается на этой неделе (24 мая), прекрасным образом  сочетает в себе духовность и светскость, возвышенное и повседневное.  Ибо  письменность служит  и чтению молитв, и написанию  стихов, сохранению интеллектуальных богатств, созданных человечеством, и  нашей ежедневной работе, общению, развлечению. Просвещение  расширяет кругозор человека, его возможности восхищаться   мирозданьем, твореньями божескими и человеческими, своей землёй, талантом соотечественников.

Славянскую душу иногда называют загадочной, имея в виду сочетание терпения и безмерной стойкости людей, гостеприимства и  достоинства, миролюбия  и непримиримости к врагам. Белорусы  стали такими  в большой мере благодаря своим    просветителям Кирилле Туровскому, Франциску Скорине,  Ефросиньи  Полоцкой, Афанасию Брестскому, Симеону Полоцкому.

Но одно дело получить  дар, другое – развить его и сохранить. Минск воспользовался богатым просветительским наследием  сполна. Здесь живут и работают  поэты,  писатели, артисты, чей талант   приносит  стране известность в мире. В Минске издается большинство  журналов и газет страны. Десятками книгохранилищ столицы, в первую очередь  огромными фондами Национальной библиотеки,  пользуются   сотни тысяч минчан. Хранятся в архивах бесценные старинные книги и рукописи.

В нашем городе принято называть  улицы  именами людей, чей вклад в белорусскую, славянскую, мировую культуру нельзя переоценить. Одна из старейших улиц столицы  названа в честь Кирилла и Мефодия.   Пушкин, Гусовский,  Колас, Купала, Шевченко, Лермонтов,  Мавр, Леся Украинка,  Богданович,  Чорны, Бровка, Макаёнок, Панченко, Короткевич, Глебка — это неполный перечень имен, увековеченных  в Минске. Город украшают  скульптурные портреты корифеев белорусской словесности: Скорины, Колоса,  Купалы, Богдановича. Многих минчан приятно удивило название художественной галереи «Ў». Кстати, именно этим  «У нескладовым» восхищался в свое время Эдуард Хиль, разучивая песню Игоря Лученка «Верасы». Поэт Иосиф Скурко  не поскупился на этот только белорусам принадлежащий звук.  Помните: «Полымя ружовых верасоў-ў-ў… Я да соснаў, пэўна б, не прыйшоў-ў-ў»? Певец восхищался и буквой «в шляпке», и возможностью в полный голос  петь(!) согласный в русском языке звук. Все это греет сердце. Как и рекламные щиты с дивными белорусскими словами – «суніцы», «журавіны», «ажына»…

В то же время  больше и больше на витринах Минска появляется латиницы. Иногда хозяева фирмы, магазина, ресторана только таким видят изображение своего бренда. Порою белорусские владельцы стараются казаться круче и цивилизованнее, как говорят, «святее римского папы». Благодаря Богу и  состоянию нашего образования мы без труда прочтем и поймем изображенную чужими буквами вывеску кафе. Но! Я в таких случаях всегда вспоминаю, что в белорусском языке, как, может, ни в каком другом в мире, кроме санскрита, сохранились  слова из древнейшего, существовавшего до вавилонского столпотворения, индоевропейского языка. «Веды», «араты», «агмень». Мирные и добрые, заслуживающие всяческого уважения слова, как и народ, который их хранит. Равно как и буквы, которыми они начертаны – бесценный дар Кирилла и Мефодия.

Самое читаемое