Бабушки просят слова

Елена Авринская
Автор материала:
Елена
Авринская

День матери для бабушек праздник многократный. Недаром во многих языках эта степень родства именуется Большой Матерью, и главное отличие Больших Матерей от просто Мам — их  раздутая до невероятных размеров забота, опека, тревожность  за больших и маленьких детей.

Бабушки нынче вышли из привычного образа: никаких платочков, вязанья или жужжанья веретена.  «Альпинистки, комсомолки, спортсменки» бурных шестидесятых тренируют внуков на картингах и натаскивают  их в высшей математике, преподают уроки музыки и впечатывают в юные головы примеры мужества строителей БАМа. Современные деды и бабки  открывают внукам романтику бардовских песен, туристских костров, студенческих стройотрядов…

Но какая старость без консерватизма?  И даже будучи в большинстве своем  слегка продвинутыми в современных  компьютерных технологиях, пожилые люди уверены:  альфа и омега образованности – книга. И  не без основания считают, что  над самым крошечным  младенцем должны звучать  стихи Чуковского и Витки, Пушкина и Коласа.

А вот звучат ли? При знакомстве с Михаилом Константиновичем Мицкевичем, сыном Якуба Коласа, я первым делом   выказала  самое искреннее восхищение творчеством его отца.

– Молодые его уже не знают, — заметил Михаил Константинович.

На протест, что такого не может быть, что Колас – энциклопедия народного быта, «наше все», собеседник мудро промолчал и перевел разговор на другую тему. Справедливость его  выводов была подтверждена очень скоро: при заучивании стихотворения  народного Поэта внучка не поняла добрую треть  слов:  «кужаль», «красенцы-чаўначкi», «вырай», «араты», «сняданне»… И это при  том, что колыбельные ей я пела  только  на родном языке. Не из квасного патриотизма, а потому, что из русского  снотворного фольклора, кроме «баюшки-баю не ложися на краю», ничего не ведала. Белорусских же колыбельных  великое множество – от  Бая, который «ходзiць па сцяне  у чырвоным каптане» до кур, что  сидели на воротах и требовали «грэчкi, кааб несцi яечкi», от котика, ходившего по бору, до плаксы, которой «падставяць лапаць, у яго  будуць  слезы капаць».

Но годы младенчества миновали и, повзрослев, внучка мою белорусскую речь обрывала категоричными просьбами «выключить это радио». Такое можно понять: как и все интернациональные семьи, дома мы общались на русском, телевизионные передачи, диски, детские учреждения, школы, магазины, вывески  в основном русскоязычные, как и детские книжки в своем большинстве.

Языковая среда – великая вещь! В этом убедилась, когда, будучи еще дошкольницей,  моя упрямая по отношению к языку внучка, выйдя из автобуса, затеяла своеобразную игру. Пробегая несколько метров, останавливалась, шипела, изображая закрывающуюся дверь, и громко объявляла «Асцярожна! Дзверы зачыняюцца. Наступны прыпынак — «Парк Чалюскiнцаў». Немедленно поймав этот брошенный «Минсктрансом»  спасательный круг, я включилась в ставшую постоянной игру, делая «прыпынкi» возле «слупа», «альтанкi», «брамы», «дрэва».

Второй точкой отсчета уже для целого класса «крутых» подростков стал музей деревни Семежево в детском центре «Виктория» Партизанского района. Нет, экскурсовод для большего понимания вел экскурсию на русском языке. Но сами предметы, кроме  исконно белорусского названия, несли в себе историю, надежду на выживание, если, не дай Бог, случится с человеком нечто экстраординарное. Увидев самодельную сеть или острогу, дежу для теста и лопату для посадки хлеба в печь, долбленые челны и корыта, лапти, корзины, покрутив ручные жернова, прялки, изучив механизм неведомых доселе «кросен», человек не столь боится оказаться на месте Робинзона Крузо. Недаром кто-то из российских политиков метко заметил, что российскому народу санкции не страшны, потому что он умеет многое делать своими руками и выживать без «прибамбасов» современной цивилизации. Белорусы приспособлены не хуже. И осознание этого рождает уважение к предкам, их умению, старанию и, в конечном счете,  к языку.

И вот еще один спасательный круг, брошенный на этот раз главой государства  белорусскому языку в школе. Да, уроков  его недостаточно. Но этот вопрос, наверное, решится без вмешательства бабушек. Мы вернемся к самообразованию дома, к теме книг. Представьте, что вы идете  в гости, на именины к ребенку и намерены подарить ему книгу. Их в магазине много. Добротные, в твердых обложках, с крупным шрифтом и красочными иллюстрациями книги российских издательств. Среди них сказки братьев Гримм и Андерсена, произведения Льва и Алексея Толстых, «Белый пудель» Куприна и множество другой детской классики.  Цены от 35 до 40 тысяч белорусских рублей.  Рядом белорусские издания. Обложки глянцевые, но  мягкие, иллюстраций практически нет, если не считать венчающей  разделы черно-белой графики или небольших одноцветных рисуночков в уголках. Цены  от 60 тысяч и выше.  Какую книгу вы купите в подарок, спрашивать необязательно.

Можно сослаться на дороговизну труда художников и красок, на малые тиражи и спрос, и так далее. Не думаю, что в России труд художника стоит дешевле. Но, видимо, там уже  осознали значение книги в воспитании гражданина и патриота. Как осознавали все это в советские времена, когда книги, тетради, письменные принадлежности стоили копейки. На дотациях государства сидело производство детской одежды и обуви с запретом цен на дошкольную обувь выше 6-ти рублей и платьиц свыше 4-х. И красок хватало. Спустя десятилетия помню колосовские «Мiхасевы прыгоды» с яркими изображениями  героя, испачканного земляникой в летнем лесу. Внучке же эти приключения Михаила Константиновича Мицкевича  я читала  из многотомного неиллюстрированного  собрания сочинений поэта.

Но генная память – не пустой звук. Как ни странно, «хорошистка» внучка именно по белорусскому языку и литературе получает «отлично». И однажды, увидев в телепередаче  главу государства, косящего траву  с младшим сыном, процитировала не кольцовского «Косаря», а «касцы расходзяцца па гаку, нiбы iдуць яны ў атаку». Думаю, тысячам зрителей, да и самим этим замечательным косарям в такие минуты приходят на память строки:

А за касцом двума радамi

Адбiткi ног яго кладуцца,

А косы свiшчуць i смяюцца.

 

Самое читаемое