Балет «Сон Дон Кихота» в Музыкальном театре: чуду быть

Владимир Иванов ставит чудесные балеты. Чудесные в том смысле, что на сцене происходит много по-умному невероятного и по-доброму волшебного.

Премьера_Шидловская_№ 1
Народный артист Беларуси Владимир Иванов

Владимир Иванов предан балету почти полвека. Танцовщиком Большого театра Беларуси он был на протяжении двух десятилетий, его Тиля помнят до сих пор. В 1992 году Владимир Владимирович ушел на педагогическую работу. Но судьба подарила шанс вернуть себе сцену: в 2010-м от нового руководства Музыкального театра Иванов получил приглашение возглавить балетную труппу. За четыре года он, главный балетмейстер классического балета театра, поставил четыре спектакля: «Мефисто», «Щелкунчик», «Ассоль» и «Сон Дон Кихота». Всего же в репертуаре Музыкального шесть балетов. Конечно, это гораздо меньше, чем в Большом, тем не менее можно говорить о том, что вторая балетная труппа в стране есть. Причем это полноценный балет на пальцах, а не подтанцовка в оперетте.

Другое дело, что Иванову приходится адаптировать балеты, переписывать либретто, «перемонтировывать» музыку, то есть прогибать хореографические шедевры под свою труппу, потому что труппа маленькая – чуть больше трех десятков человек. Никого не хочется обижать, но факт есть факт: лучших выпускников нашего хореографического колледжа забирает Большой. Так что Иванов не только ставит, но и учит молодежь в театре, и одну пару уже создал: это Мику Сузуки и Дмитрий Лазовик. На премьере они танцевали ярко, каждое движение было отточено – глаз не оторвать.

Премьера_Шидловская_№ 2
Сцена из балета «Сон Дон Кихота». Дон Кихот — Виталий Красноглазов

А нужен ли вообще Музыкальному балет, если до сих пор театр по привычке называют музкомедией и самым кассовым спектаклем остается оперетта (в данном случае «Летучая мышь»)?

Иванов, интуитивно или сознательно, ставит балеты в популярном жанре фэнтези. Это не безнадежно устаревшая классика. Не модерн. Не парадоксальная и вычурная заумь для насмотренного сноба. Это очень современные, эмоциональные, зрелищные спектакли, сказки, где много потусторонних сущностей: дриад, троллей, русалок, какой-то нежити и чертовщины. И в то же время ничто не препятствует глубине и философии историй, рассказываемых ногами.

По сути – это семейные балеты, для любого возраста. Худрук Музыкального Адам Мурзич рассказал, как на гастролях в Калуге во время балета «Щелкунчик» зал сидел как один человек: ни одна конфета не зашуршала, ни один номерок не упал. В финале – бешеная овация.

– Создавать балетное искусство всегда было сложно, поэтому в Беларуси только две балетные сцены, а не десять, – говорит Владимир Иванов. – К тому же это жестокое искусство – для самих создателей. Каждый день становятся они к станку в репетиционном зале. Строгий режим, диета, растяжки, травмы… Праздник только один раз – на премьере. Танцовщики наши работают не за зарплату, а за любовь зрителей, и дорожат этой любовью. Терпсихора, муза танца, персонаж древнегреческих мифов, получила свое имя от слова «терпейн» – «наслаждение». Мы работаем во имя того, чтобы зрители наслаждались танцем, движением, жестом. Тогда и нам хорошо…

Фото Анжелики Грекович и Сергея Сулая

 

Самое читаемое