Балетное закулисье: о дедовщине на пуантах, молодых пенсионерах и других тайнах кордебалета

Каково это: всю жизнь стоять в кордебалете, быть десятой спицей в балетной колеснице, выясняла корреспондент агентства «Минск-Новости».

Для понимания общей картины: кордебалет — самая многочисленная часть балетной труппы Большого театра Беларуси. Это добрая сотня балерин и танцовщиков, которые участвуют в массовых сценах. Не ищите их имен в театральных программках.

Тем не менее кордебалет — очень важные и нужные люди в конструкции хореографической постановки. В последнее время многие современные хореографы стирают границы между солистами и рядовыми, это можно увидеть и в белорусском Большом, в частности в балете «Шесть танцев».

Французское corps переводится как «тело». Кордебалет, сorps de ballet, дословно «танцующие тела». Своим кордебалетом Большой театр Беларуси может гордиться: «тела» танцуют с полной отдачей, умеют передавать оттенки и интонировать темы главных героев. Артистам кордебалета принято давать небольшие сольные партии. Об этом рассказала народная артистка Беларуси Татьяна Ершова, которая начала заниматься педагогикой, еще будучи ведущей солисткой балета. Ее стаж педагога-репетитора насчитывает почти три десятка лет.

…Мы встретились перед спектаклем, дождались, пока Татьяна Михайловна провела последнюю репетицию. В этот вечер давали романтический балет Цезаря Пуни «Эсмеральда». Спектакль-долгожитель поставлен 19 лет назад народным артистом СССР Никитой Долгушиным. Именно кордебалет должен воссоздать здесь атмосферу Парижа конца XV века с его колоритными бродягами и ворами, цыганками-плясуньями на площадях…

— У нас большая труппа в основном за счет кордебалета, потому что спектакли идут одновременно и на выезде, и на базе, говорит Татьяна Ершова в перерыве между репетициями. Труппа формируется из выпускников столичной хореографической гимназии-колледжа. Абсолютно все проходят через кордебалет, и это грамотная традиция. Редчайший случай, когда из училища — и сразу в солисты. Развитие идет постепенно: хорошо танцуешь в кордебалете — попадешь в четверку в «Лебедином озере», дадут вариацию, а там, глядишь, уже и сольная партия… Но так бывает не всегда. Многие балерины всю свою творческую жизнь работают только в кордебалете. Не знаю, как теперь, а раньше в Кировском театре даже присваивали звание «заслуженный артист кордебалета». У нас — увы. Я очень хорошо отношусь к артистам кордебалета, есть в их рядах просто выдающиеся личности, незаменимые люди. Навскидку назову только одно имя — Мария Филимонова, она сейчас у нас работает костюмером… У кордебалета бывают свои минуты славы и звездные часы. Например, когда балерины в третьем действии «Баядерки» выходят в образах теней. Минимум приемов, движений и максимум выразительности. Я когда вижу танец теней, прихожу в такое волнение… Да, не всех из кордебалета переводят в солисты. Потому что природа-матушка так распорядилась: одному дала божий дар, а другому нет, у кого-то пропорции тела идеальные, есть сила, здоровье, а у кого-то с этим похуже. Даже толщина связок и подъем стопы у всех разные. Но разве из-за этого нужно расстраиваться?! Или уходить из профессии, которую любишь?! Профессия сама делает отбор. Профессия прекрасная и жесткая.

Рабочий день артиста кордебалета начинается в 10 утра с разминки, разогрева мышц. Затем идут уроки, прогоны. Конечно, предусмотрены перерывы на отдых. Но после обеда снова работа, а вечером — спектакль, который заканчивается ближе к 10 вечера. И так изо дня в день. Из года в год. Выходной день — понедельник.

Эта профессия требует многого, но и многое дает. Большой минус: она очень короткая. На пенсию здесь выходят, набрав 20 лет стажа, а это значит — в 38 лет. Молодые пенсионеры! Поговорив с артистами, мы узнали, что о своем будущем многие задумываются именно теперь. Люди организованные, они работают в театре и одновременно получают второе образование, причем нередко далекое от творчества. Так что бывшую балерину можно встретить где угодно: и в бухгалтерии, и в торговом центре…

Пока мы изучали закулисье и разговаривали с артистами, они гримировались, разминались, облачались в костюмы… Чем ближе к 19:00, тем многолюднее становилась сцена, спрятанная за занавесом от глаз зрителя. На сцене педагоги и артисты использовали буквально каждую секунду для еще одного урока, еще одного прогона.

Настал момент, когда нас попросили покинуть закулисные пределы.

Спектакль начался.

И это дало возможность поговорить с Игорем Артамоновым, народным артистом Беларуси, ведущим мастером сцены, который так же, как и Татьяна Ершова, работает педагогом-репетитором и репетиции в этот вечер уже завершил.

— А вы стояли в кордебалете?

— Пять лет. При этом исполнял сольные и ведущие партии. Пока не получил соответствующую категорию, считался артистом кордебалета.

— Обидно не было?

— Было тревожно, хотелось идти дальше. Но опыт работы в массовых сценах дорогого стоит. Лучше чувствуешь спектакль.

— А теперь скажите как педагог: кого труднее воспитать – солиста или кордебалет?

— Кордебалет. Люди обязаны научиться делать одно па все вместе и в едином рисунке, а это очень сложно. Мы добиваемся, чтобы вчерашние выпускники колледжа были настоящими артистами, создавали настроение спектакля. Если кордебалет плохо отыграет мизансцену, солист ее не спасет. Короля делает окружение.

— Приветствуется ли в кордебалете индивидуальность?

— Конечно. К примеру, в «Корсаре» действует не серая толпа разбойников, а пираты-личности, каждый со своим характером, пластикой. Зрителю на это смотреть интереснее, чем на 24 клона одного персонажа. И ребятам нравится играть, у каждого есть мини-соло. Тут кроется главная опасность: твоя индивидуальность должна грамотно сопрягаться с другими. Кордебалет — это одно целое. Да, ты умеешь прыгать выше других, но если это разваливает спектакль, умерь свой пыл. Ты умеешь танцевать лучше других? Замечательно. Вот репетиционный зал — докажи.

— Ротация в кордебалете большая?

— Приличная. Бывает, что поработает человек и… уходит из профессии. Балет — каторжный труд. С 10 до 11 утра ты уже весь мокрый, надо надевать новый комплект одежды. А впереди еще репетиции и вечерний спектакль. Заставлять себя работать каждый день на пределе своих сил могут единицы. Одни уходят, а из колледжа приходят другие…

— «Деды» держат «новобранцев» в черном теле? Как-никак почти 100 человек. Маленькая армия.

— В кордебалете есть костяк артистов, на который я опираюсь. Как педагог-репетитор, могу заставлять кордебалет повторять прием или мизансцену до бесконечности, чтобы станцевали так, как мне нужно. Но ведь у нас не один спектакль на неделе, а три, плюс выездные, плюс репетиции — напряженка. Поэтому ребята постарше могут сказать кое-кому: «Хватит дурака валять. Если мы из-за тебя сделаем еще пару повторов, поговорим уже по-другому». Так было всегда. Помню, давным-давно на репетиции «Спартака» один парень присел: вроде нога заболела. После репетиции к нему подошли «старички»… Он выздоровел сразу и навсегда.

…Сколько бы человек ни было на сцене — каждый на виду. Такой театральный закон. Если танцовщик десятый с краю в последнем ряду схалтурит, зритель может запомнить именно это, а не 32 фуэте, которые показала прима-балерина. Сцена — большое увеличительное стекло. Поэтому нет здесь главных и неглавных героев…

Фото Сергея Пожоги

Самое читаемое