Белорусская прима-балерина Инесса Душкевич: «Балет — искусство молодых»

Ее называли белорусской Улановой. Она украсила бы любую труппу мира. С народной артисткой Беларуси Инессой Душкевич, отпраздновавшей 24 июня юбилей, о любимых образах, громких постановках и театральном закулисье поговорил корреспондент агентства «Минск-Новости».

Любимая Карменсита

Изысканные движения, грациозные прыжки, артистизм и одухотворенность приводили в восторг поклонников Терпсихоры на престижных сценах Европы, Южной Америки, Азии. «Кармен-сюита», «Кармина Бурана», «Лебединое озеро», «Дон Кихот», «Ромео и Джульетта», «Спартак», «Сотворение мира», «Жизель» и другие спектакли с участием белорусской Улановой проходили при аншлагах. На гастролях в Англии в 1989-м пресса назвала минчанку одной из пяти лучших в рейтинге балерин мира.

Народная артистка Беларуси воспитывает сегодня юные таланты как художественный руководитель Белорусской государственной хореографической гимназии-колледжа.

— Будь у вас сегодня ответственный спектакль, как бы к нему готовились?

— Не в день спектакля. Подготовке предшествует огромный репетиционный процесс. Прежде чем заслужить право на ведущие партии, прошла длительный путь от артистки кордебалета до прима-балерины. Впрочем, танцевать всегда тяжело. Это колоссальная нагрузка для каждого, кто выходит на сцену.

В день спектакля желательно не переутомляться, однако я все равно утром всегда шла на урок. Могла делать не все, беречь силы, однако размяться нужно. Приходила в театр минимум за два часа до третьего звонка. Любила уединение: не по душе суета, даже предпремьерная. Два часа уходят на грим, прическу, разогрев и настрой, желательно, чтобы не отвлекали. И выходишь на сцену.

— Прима-балерина в образе любимой вами Карменситы не уходит со сцены практически целый час. Представляю, какая требуется физическая выносливость.

— Любой ведущий спектакль — это марафон. Когда, танцуя па-де-де, балерина убегает за кулисы, чтобы восстановить дыхание за очень короткое время, без выносливости не обойтись. Ее развивают посредством уроков, репетиций, спектаклей. В отпуске бегала и кросс.

Балет — искусство молодых

— Вы изящная и хрупкая, как фарфоровая статуэтка. Вес — строжайший самоконтроль?

— Конечно. Если балерина поправляется, ее перестают ставить в какие-то партии. Вес не должен быть больше допустимого: мы работаем с партнерами, и им нужно беречь спину от травм.

— У вас были любимые партнеры?

— Много. Первый, с кем постоянно начала работать, — Александр Курков, впоследствии уехавший в Мариинский театр и ставший заслуженным артистом России. Он вводил в партии многих балерин, в том числе Ульяну Лопаткину. Всем замечательным солистам, с которыми танцевала, бесконечно благодарна.

— В 1984 году вы стали лауреатом Всесоюзного конкурса артистов балета в Москве. Считаете этот успех знаковым для себя?

— Безусловно. Конкурс проходил в Концертном зале имени П. И. Чайковского. Выступали артисты из 15 союзных республик. Очень серьезное состязание: три тура, председатель Юрий Григорович, в жюри — известные хореографы, педагоги из Москвы, Ленинграда, Перми, Киева. Первое место среди женщин заняла выдающаяся эстонская танцовщица Кайе Кырб. Я стала второй. Была несказанно горда и счастлива.

— Вы простились со сценой в 38 лет. Как перенесли такой поворот судьбы?

— Для многих моих коллег уход из профессии или переключение на другой вид деятельности — трудный этап в жизни, порой настоящая драма. Я же готовилась стать матерью, очень этого ждала, мне было радостно и легко. Ни минуты не жалела, что оставила сцену. Протанцевала 20 лет, работала с великим Елизарьевым. Не могу пожаловаться на судьбу.

Чем старше становишься, тем сложнее исполнять партии в серьезных спектаклях и в таком количестве. За всю профессиональную жизнь случаются и травмы. Балет — искусство молодых.

Артистические гены

— Сын пошел по вашим стопам?

— Дмитрию 21 год, он мои радость и гордость. Окончил нашу гимназию-колледж, участвовал в отчетно-выпускном концерте. Учится в Белорусской государственной академии музыки. Ему очень нравится.

— Живы ли ваши родители?

— Нет, к сожалению. Бесконечно благодарна им за то, что отдали в свое время в детскую танцевальную школу, определив мою судьбу. Отец Анатолий Кузьмич Душкевич был врачом-микробиологом, кандидатом медицинских наук. Мама Мария Никоновна долгое время работала в ателье. Причем ее бабушка прекрасно пела. Мне, наверное, тяга к прекрасному передалась с генами.

— Собираясь в театр, предпочтете Большой или какой-то другой?

— Я театрал. Часто бываю в Москве и посещаю там разные спектакли: и драматические, и оперные, и балетные. Видела Андрея Миронова, Чурикову, Неёлову, Певцова, Евгения Миронова и многих других актёров. Когда в январе приезжал в Литву Михаил Барышников с моноспектаклем, в котором он читает стихи Бродского, помчалась туда, поскольку такую возможность нельзя было упустить. Люблю и изобразительное искусство.

— Особенно Дега с его танцовщицами?

— Дега, Ван Гога, Гогена, Матисса, Шагала, Рембрандта, Веласкеса, Климта, Серова, Врубеля, Борисова-Мусатова… Бывая в музеях, открываю их творчество заново. К живописи отношусь очень трепетно.

— Вы художественный руководитель в гимназии-колледже, которую окончили сами. Под вашим началом много талантливых детей?

— Много. Причем не только белорусских. Занимаются ребята из разных стран, к примеру из Японии.

— Трудно дать понять подростку, что он не очень талантлив и звездой ему стать не суждено?

— Есть система оценок, концерты, где кто-то танцует па-де-де, а кого-то ставят в массовку. Подростки всё прекрасно понимают сами. Но балету многие остаются верны, несмотря ни на что.

Фото Ирины Малиновской и из архива Большого театра

ТОП-3 О МИНСКЕ