Белорусские ученые-физики создают уникальные приборы и технологии. Выяснили, какие

Корреспондент агентства «Минск-Новости» выяснила, какие уникальные приборы и технологии создают белорусские ученые-физики.

Белорусские ученые-физикиКандидат физико-математических наук Максим Богданович возглавляет Институт физики имени Б.И. Степанова НАН Беларуси меньше года. Он 7-й по счету директор этого научного учреждения и в свои 38 лет — самый молодой за всю его историю.

Что самое сложное для него в новой должности? Трудно ли научные разработки внедрять в промышленность? Есть ли у белорусских физиков достижения мирового уровня? Какая молодежь пополняет ряды исследователей? Об этом наша беседа с Максимом Богдановичем.

— В советское время в Институте физики сложились выдающиеся научные школы. Что можно сказать об их состоянии сегодня? Удается ли их сохранять и развивать?

— Мы стараемся это делать. Почему это так важно? Допустим, сейчас какие-то знания и наработки не очень востребованы. Но завтра они могут остро понадобиться. Зарубежные технологии далеко не всегда доступны. Мир усложняется, и мы должны быть самодостаточными, рассчитывать прежде всего на себя. Важно не просто беречь унаследованные достижения, а модифицировать их под новые задачи, которые ставятся современной промышленностью.

— О каких серьезных достижениях отечественных физиков за последние десятилетия могли бы рассказать?

— В нашем институте 14 научных центров. И каждый может похвастаться уникальными, перспективными для внутреннего или зарубежного рынка технологиями и приборами. Например, в центре «Фундаментальные взаимодействия и астрофизика» создали уникальный погружной гамма-спектрометр. Этот прибор сейчас используют в городе Циндао провинции Шаньдун (КНР): там с его помощью осуществляют мониторинг загрязнения радиационными веществами морской акватории. Он позволяет детектировать гамма-излучение на глубине около 400 м. Нужда в такой разработке появилась после аварии на «Фукусиме» в Японии.

Мы одними из первых в мире еще с 1960–1970-х занялись развитием методик изучения атмосферы с помощью лидарных приборов. Сотрудники института в числе инициаторов создания европейской лидарной сети — размещения в разных городах станций, способных оценивать состав и состояние атмосферы. И почти на всех них установлено наше программное обеспечение. На крыше здания Института физики тоже находится подобная станция. Наши лидары используют участники Белорусской антарктической экспедиции. С помощью своих технологий пытаемся создать лидарную систему в Китае.

— Могли бы вы привести примеры плодотворного сотрудничества науки с промышленностью, внедрения ваших достижений в производство?

— Совместно с «Интегралом» мы активно разрабатываем нитридные полупроводниковые структуры, которые обладают преимуществами перед традиционными кремниевыми: более высокой радиационной стойкостью (для работы в космосе), способностью выдерживать высокие напряжения. В некоторых странах уже созданы транзисторы с использованием нитридных технологий, однако доступ к ним ограничен. Поэтому так важно развивать их самостоятельно. Наши первые приборы пока еще многим требованиям не отвечают, но в течение года, думаю, мы продвинемся вперед и в недалекой перспективе наладим серийный выпуск.

— Не подрывает ли жесткий практико-ориентированный подход развитие фундаментальных исследований?

— Фундаментальная наука — это основа. Без нее невозможно движение вперед. Создание передовых технологий и приборов требует глубоких фундаментальных и прикладных исследований, которые не прекращаются.

— Как удается мотивировать сотрудников? Пополняет ли ваш коллектив талантливая молодежь?

— Тягаться с IT-сферой по зарплатам сложно. Тем не менее в некоторых наших центрах ученые трудятся над перспективными (в том числе с серьезным международным участием) проектами, направлениями и довольно хорошо зарабатывают. Помимо финансовой главная мотивация — это невероятная притягательность науки как творческой сферы, где можно удовлетворить глубинное желание познавать, открывать что-то новое. Какой-то процент увлеченных, одержимых людей в обществе остается всегда. Они и совершают прорывы. У нас хорошее взаимодействие с БГУ, БНТУ, БГУИР: оттуда и приходят одаренные молодые кадры. В этом году мы собираемся открывать центр «Лазерные промышленные технологии». Как структурное подразделение этот центр еще не сформировали, но уже подготовили помещение и закупаем оборудование. Направление новое, и мы привлекаем туда заинтересованных аспирантов и студентов. Прорабатываем мировые достижения, ставим перед молодежью конкретные задачи. Хочется, чтобы мы активнее вовлекались в передовые, востребованные в мире научные направления.

— За время работы в институте у вас никогда не было искушения уехать и поработать за рубежом?

— Было, но удержал интерес. Еще с 9-го класса решил связать жизнь с физикой. В наш институт пришел, будучи студентом 5-го курса физфака БГУ. Мне повезло с научным руководителем — доктором физико-математических наук Геннадием Рябцевым. Сразу стал заниматься лазерами, и меня это необычайно увлекло. Не представляю, чему бы еще в жизни мог отдаваться с таким энтузиазмом. Думаю, именно это объясняет, почему в моей трудовой всего одна запись.

— Сегодня вам, наверное, трудно находить время для научной работы, все силы отнимает административная?

— Для того, что любишь, всегда найдешь время. С наукой нельзя расставаться, иначе потеряешь квалификацию.

— Что в новой должности вам показалось самым сложным?

— Работа с коллективом. Ученые — люди творческие, неординарные, непростые. К некоторым трудно найти подход. Как руководитель, я превыше всего ставлю интересы дела. Не получается быть для всех хорошим и демократичным. Есть вопросы, в которых без твердой руки не обойтись.

— Имя — Максим, фамилия — Богданович. Вопрос напрашивается сам собой: вас назвали в честь белорусского поэта?

— Меня назвали Максимом, потому что это имя очень нравилось отцу. Но в Беларуси человек с такими именем и фамилией непроизвольно вызывает к себе особое отношение. Я это чувствую, это приятно. А стихов, как мой знаменитый тезка, не пишу. Может, за всё время только несколько рифм с трудом и сочинил.

— Где и как обычно отдыхаете от напряженных будней?

— С детства люблю рыбачить и собирать грибы. На рыбалку обычно отправляюсь с женой и детьми — 15-летним Иваном и 12-летней Вероникой. Мне нравится сам процесс. На берегу озер и рек очень быстро переключаешься: там я не директор, а просто Максим. Кстати, порой именно на досуге приходят отличные научные идеи.

Фото Сергея Пожоги

Читайте нас в Google News

ТОП-3 О МИНСКЕ