Белорусский драматург: «Оказывается, ты нужен за несколько тысяч километров»

Как долго можно усидеть на балконе зимой и какая «Любовь людей» в Уругвае, корреспонденту агентства «Минск-Новости» рассказал молодой белорусский драматург Дмитрий Богославский.

Его пьеса «Любовь людей» выстрелила года два назад. После постановки в Московском академическом театре им. В. Маяковского ее стали ставить по всей России. В этом сезоне имя драматурга на слуху уже и в Беларуси. В Республиканском театре белорусской драматургии (РТБД) идет спектакль «Тихий шорох уходящих шагов» по пьесе Богославского. Скоро работа с этим текстом начнется и в Купаловском. Постановкой по пьесе PATRIS, написанной в соавторстве с Виктором Красовским и Сергеем Анцелевичем, открывался белорусский блок Международного форума театрального искусства «Teарт». А накануне нового года Дмитрий Богославский стал лауреатом независимой литературной премии «Дебют» в Москве.

– Поздравляем вас с наградой. Насколько поняла, помимо денежного вознаграждения лауреатам обещали контракты с издательствами?

– Да, но драматургических сборников участников «Дебюта» я пока что не встречал, только сборники крупной и малой прозы победителей. На полученную премию хотел бы сам поставить спектакль в Минске. Надеюсь, это произойдет.

– Современные белорусские драматурги оказались в ситуации «заговорили здесь, только когда узнали там». Насколько для вас важно, на какой сцене ставят пьесы?

– Конечно, приятно, например, что 3 декабря в Улан-Баторе была премьера спектакля «Любовь людей». Но хочется, чтобы это и дома происходило, чтобы свои люди смотрели. В Беларуси есть сильные авторы, которые пишут для театра, но какого-то масштабного движения, как в Европе или России, не происходит. Хотелось бы больше внимания к современной белорусской драматургии. Театр у нас несколько закостенел. Трудно, например, вынести на профессиональную сцену злую пьесу. А если мат присутствует – и вовсе речи быть не может об этом.

– Приходится отстаивать ненормативную лексику перед режиссерами?

– В своих текстах отношусь к ней очень строго. Если без нее можно обойтись, надо обходиться. Но есть моменты, когда не надо обманывать друг друга. Что, в жизни мы никогда не ругаемся? Например, во «Внешних побочных» есть сцена принятия присяги, когда солдаты стоят на жаре. Неужели ни один шепотом не матернется? Неправда. Однако в «Тихом шорохе уходящих шагов» нет ни одного нецензурного слова: они там не нужны.

– Что может послужить импульсом для написания пьесы?

– Например, пришло название «Мои руки» – и стал придумывать, о чем может быть текст. Выбор темы происходит спонтанно. Потом она долго вымучивается на балконе.

– Всегда работаете там?

– Я так привык. Когда пишу, мне надо пить чай и курить. Поэтому сижу на балконе. Зимой меньше, по полтора часа. Пол-литровая кружка чая спасает. Жена Юля подарила мне очень теплые шерстяные носки с пуговицами. Вот зачем на них пуговицы? (Смеется.)

– Жена тоже в театре работает?

– Она режиссер-постановщик в Детском музыкальном театре «Ревю». И музыкант, играет рок-н-ролл.

– А как семья относится к вашим драматургическим успехам?

– Радуются. Но поскольку некоторые детали беру из жизни, иногда не очень хочется, чтобы мои пьесы читали дома. В «Тихом шорохе» есть момент, когда Александр на могиле пытается вырубить розу. Это касается моей семьи. На Северном кладбище похоронены бабушка и дедушка. И каждую весну там прорастает роза, которую мы никак не можем вырубить. В пьесе отец говорит: «Выруби розу – мать душит». Очень жесткая фраза для меня.

– Драматург сегодня, занимаясь только написанием пьес, может заработать на жизнь?

– Мне кажется, это невозможно. Театры не хотят платить. А молодые авторы хотят все и сразу. Правильно делают, наверное.

– Вы тоже хотели все и сразу?

– В Беларуси мои тексты не ставили. И тут неожиданно мной заинтересовался театр Маяковского. У меня волосы от этой новости стали, как после химической завивки. Я приехал, Миндаугас (Миндаугас Карбаускис – художественный руководитель театра им. В. Маяковского. – Прим. авт.) спрашивает: «Сколько ты хочешь денег?» – «Не знаю». – «Я тоже не знаю. Давай, ты спросишь у своих, а я – у своих». Как раз тогда я был на «Любимовке» (фестиваль молодой драматургии в Москве. – Прим. авт.). Пришел в хостел, где драматурги остановились. Миша Дурненков (известный российский драматург и сценарист. – Прим. авт.) говорит: «Бери десять тысяч долларов. Скажешь десять – дадут семь». К другим ребятам с этим же вопросом подошел: «Ну, возьми три». У критиков спросил. Потом как-то все и срослось. Не важно, сколько тебе заплатят, важно, что это увидят. Оказывается, ты нужен за несколько тысяч километров. И потом какие-то незнакомые люди в социальных сетях пишут: «Вы знаете, мы сходили на спектакль и вот нашли вашу страницу, чтобы сказать…» Это же классно! Мне написала актриса из Уфы. Она сходила на «Любовь людей», прочитала «Тихий шорох…». В результате в начале декабря из Уфы написали мне, что пьесу переведут на башкирский язык и будут играть. Я счастлив.

– Назовите самую далекую точку, где заинтересовались вашими текстами?

– Уругвай. Как они вообще узнали? Прислали мне перевод «Любви людей» на испанский язык. Дико смеялся. В пьесе место действия – деревня, а там: «Буэнос диас, Людмила Федоровна! Буэнос диас, Сирхей!»

– Какие предложения рассматриваете сейчас?

– Светлана Науменко в РТБД будет делать вечер современной белорусской комедии. С Витей Красовским предложили небольшую пьесу «Сватовство», и у меня есть еще одна – «Перепись населения». Сейчас бегу в Центр белорусской драматургии. Делаем проект «Скрытый белорус». Пытаемся найти ответ на вопрос: «Кто мы?»

Справка

Дмитрий Богославский родился в Минске в 1985 году. Драматург, актер Белорусского государственного молодежного театра. В 2013-м его пьеса «Тихий шорох уходящих шагов» вошла в лонг-лист Международного драматургического конкурса «Евразия-2013». С этой же пьесой победил в интернет-голосовании «Конкурса конкурсов» фестиваля «Золотая маска-2013». С пьесами «Внешние побочные» и «Девки» стал лауреатом премии «Дебют» в номинации «Драматургия».

Самое читаемое