Белорусу построили коттедж из газосиликата, но дом развалился из-за ветра. Что решил суд

Какие метаморфозы могут произойти с коттеджем из-за стихии и халатности строителей — в материале корреспондента агентства «Минск-Новости».

Фото носит иллюстративный характер, фото Depositphotos

Штормовой ветер может повалить дерево, снести забор, уронить рекламный щит. А если на его пути встретится двухэтажный коттедж? Смотря как строить. Может и не выдержать. Не верите? История невероятная. Тем не менее она случилась.

Принято считать, что дом должен быть монолитом, статично замершим — одним словом, недвижимостью. Однако строения еще как двигаются. Например, вершина второго в Европе по высоте московского 374-метрового здания «Федерация» может отклоняться от оси до 70 см. А Останкинская телебашня при несильном ветре дрожит в верхней части с амплитудой в 1 м. Минск — город небоскребов, правда, пока не слишком высоких, и сведений о том, страдают ли обитатели верхних этажей морской болезнью, у автора нет.

9 баллов по шкале Бофорта

Житель Дзержинского района об ураганах, нагибающих макушки высоток, думал меньше всего. В прошлом году он возвел на участке коттедж в два этажа, причем материал стен избрал прочный — газосиликатные блоки. Из них даже коробки в пять этажей выгоняют, которые стоят десятилетиями. Следует сделать обязательную оговорку, что строительными работами хозяин занимался не сам, а нанял профессионалов. Во всяком случае, они так себя называли. Подрядчики возвели стены, накрыли металлочерепицей крышу, вставили окна и двери. Дом был готов под чистовую отделку, но средств на внутренние работы пока не хватало.

В один из летних дней прошлого года метеорологические службы предупредили о резком усилении ветра. По прогнозам, его порывы могли достигать 20–25 м в секунду. Это много: сразу 9 баллов по шкале Бофорта. Стихия может сорвать с крыши дымовой колпак и поднять черепицу, хотя на большие повреждения сил у нее нет, жилые строения продолжат стоять не шелохнувшись. В местности, где стоял законсервированный коттедж, всё так и произошло, окружающие строения уцелели. Зато этот дом… Надо представить чувства хозяина, который увидел, что произошло. Лицевой фронтон здания перестал существовать, ввалившись внутрь. Задний уцелел, однако дал громадную трещину посередине. Крыша поехала, вернее, металлочерепицу с одной стороны сдуло. Как бы вы отреагировали, читатель, оказавшись на месте владельца этой пошатнувшейся недвижимости, после того как пройдет шок и в разговорах перестанет превалировать ненормативная лексика? Правильно, захотели бы найти виновных и обязать их восстановить первозданный вид дома. Причем так, чтобы он больше не рушился, даже если в Дзержинском районе случится землетрясение в 9 баллов по шкале Рихтера.

Фирма, устанавливавшая окна на втором этаже, к ситуации, в которую попал хозяин, отнеслась с пониманием, хотя ее вины и не было. Тем не менее представители компании соглашались заменить треснувшие под грудой строительных блоков стеклопакеты за свой счет. Оставалось воззвать к совести индивидуального предпринимателя, возводившего фронтоны и крышу.

Как многие догадались, предприниматель, в отличие от фронтонов, оказался более устойчивым и обрушивать собственный бюджет покупкой новых пеноблоков не собирался. Коса нашла на камень, и не на какой-нибудь керамзитобетон, а на кремень. Призывы к совести ни к чему не привели.

Фото Depositphotos

Встать, суд идет!

Пора дать слово юристам, специализирующимся на защите прав потребителей. Все дороги в таких делах всё равно ведут к ним.

— В нашей практике это первый случай, когда жилище подзащитного рушится от ветра, — говорит юрист Минского общества потребителей, магистр права Вадим Мазго.  Первым шагом мы назначили досудебную строительную экспертизу. На ней присутствовал и индивидуальный предприниматель. Выводы специалистов категоричны: налицо строительный брак, а именно некачественно уложенная перемычка над окном фронтона. Именно она стала той болевой точкой, надавив на которую, стихия обрушила конструкцию. Поскольку предприниматель по-прежнему не желал собственными деньгами восстанавливать облик здания, дело дошло до суда и получилось резонансным. На заседания приглашались сотрудники МЧС, представители местной администрации, курирующие строительные вопросы, изучались метеосводки за злополучный день. Суд даже назначил новое обследование дома, поручив его специалистам Государственного комитета судебных экспертиз. Первоначальные выводы подтвердились: причиной частичного разрушения здания стало несоблюдение СНиПов — строительных норм и правил, а конкретно нетиповая перемычка. Индивидуальный предприниматель, если он профессионал, должен был об этом знать. К слову, эксперты обнаружили еще одну строительную шалость. Листы металлочерепицы оказались закреплены меньшим количеством шурупов, чем полагалось. Иначе бы у крыши оставался шанс не улететь под напором ветра.

Предприниматель в свою очередь ссылался на огрехи проектной документации, мол, она изготовлена с нарушениями. Хотя это всё равно не давало ему права игнорировать СНиПы. Суд поддержал все наши исковые требования. Деньги по договору, которые должен был получить предприниматель, уменьшены на сумму восстановительных работ, а это больше 8 тыс. рублей. Кроме того, с него взыщут моральный вред и неустойку в пользу истца. Ответчика обязали возместить хозяину дома понесенные расходы — оплату досудебной экспертизы и услуги Минского общества потребителей. Наконец, ипэшник заплатит штраф в размере суммы, взысканной в пользу потребителя. Итого на круг получается около 26 тыс. рублей. Я привожу эту цифру не для того, чтобы раззадорить читателя. Да, справедливость восторжествовала, а обидчик еще и пострадал материально. Суд — крайняя мера, сам процесс долгий и утомительный. Гораздо проще признать свою неправоту на начальном этапе и не доводить ситуацию до судебных прений. Конечно, у общественных защитников убавится работы, но это, как говорит Леонид Каневский, уже совсем другая история.

Читайте нас в Google News

ТОП-3 О МИНСКЕ