«Бесчеловечно заставлять выбирать между терапией и ребенком». Как в Минске лечат наркозависимых

Почему наше общество не принимает людей, находящихся на программе заместительной терапии метадоном, выясняла корреспондент агентства «Минск-Новости».

Сергею 46 лет, примерно 15 из них он употреблял наркотики. Из-за этой зависимости получил судимость: приобрел дозу — и его задержали сотрудники наркоконтроля. Суд тогда назначил наказание, не связанное с лишением свободы.

— Впервые попробовал зелье в середине 1990-х. Тогда были очень распространены инъекционные наркотики. В своем районе я знал минимум пять точек, где их продавали, — рассказывает Сергей.  Стоили недешево: за грамм героина, а это примерно 10 доз, нужно было заплатить 120 долларов в эквиваленте, а моя среднемесячная зарплата составляла 40–45 условных единиц. Потом спрос породил предложение, цена снизилась в пять раз.

Он вспоминает времена, когда многие подсели на опиумные наркотики. В 2014 году вышел широко известный «антимаковый» декрет, по которому в Беларуси запрещался свободный оборот семян этого растения. На смену маку пришел синтетический дурман…

От родных Сергей долгое время скрывал свою зависимость, пока сам не осознал, что дальше так продолжаться не может. Поначалу им сложно было принять такую новость. Парень несколько раз безуспешно лечился в стационарах, реабилитационных центрах. Однажды узнал о программе заместительной терапии метадоном и стал одним из первых в Беларуси ее пациентом. Более 10 лет он ежедневно просыпается в 6:00 и едет на ул. Маяковского в наркологический диспансер, чтобы получить препарат.

Со своей супругой Сергей познакомился, будучи потребителем зелья. После того как завязал, девушка согласилась выйти за него замуж. Сейчас пара воспитывает дочь-третьеклассницу. У главы семейства хорошая работа, наладились отношения с родственниками — понимание и поддержка очень важны.

***

Первый кабинет опиоидной заместительной терапии (ОЗТ) открылся в Минске в 2009 году. Сегодня в городе их два, работают ежедневно — даже в выходные и праздничные дни. Их добровольно* посещают около 190 наркозависимых горожан. Среди них люди разного социального статуса, мужчины и женщины, средний возраст которых 25–35 лет. Сколько продлится курс такого лечения, зависит от самих пациентов.

Суть программы — в ежедневном выделении наркозависимому человеку дозы медицинского наркотика в сиропе — метадона. При этом пациенты употребляют его строго под наблюдением медработника.

— Некоторые ошибочно считают, что участники программы, употребив метадон, достигают наркотической эйфории, — говорит заместитель главного врача Городского клинического наркологического диспансера Жанна Истомина.  Количество препарата определяется индивидуально с точностью до миллилитра с учетом результатов проведенных исследований и жалоб пациентов. Например, они сдают анализы на остаточный метадон. Если препарат усваивается не полностью, он может способствовать возникновению эйфории. В таких случаях врач уменьшает дозировку, чтобы избавить пациента от абстинентного синдрома, так называемой ломки, но при этом не позволить ему достигнуть наркотического кайфа.

Такая заместительная терапия входит в клинические протоколы оказания медицинской помощи, а в международной классификации болезней, которую используют все врачи в мире, есть синдром зависимости от алкоголя и психоактивных веществ.

— Мы не лечим распущенность, мы лечим болезни, — акцентирует Жанна Вячеславовна.  Представьте, что у вас нестерпимо болит зуб, всё вокруг раздражает, вы агрессивно настроены. Человек, у которого ломка, испытывает похожие ощущения, только в разы сильнее. И это такое же проявление болезни, только хронической. А заместительная терапия убирает симптомы, позволяет вести полноценный образ жизни. Со временем дозу препарата можно снижать, но происходит это медленно.

Бывало, некоторых исключали из программы за употребление наркотиков сверх тех препаратов, что выдают в кабинете ОЗТ. Но это делалось исключительно в целях профилактики передозировки, которая может привести к неблагоприятным последствиям — вплоть до летального исхода.

Программа привязывает пациентов к месту: дольше чем на сутки они не могут уехать из города. Однако сейчас внедряют новый препарат — бупренорфин в таблетках, по свойствам схож с метадоном. Пока участники программы принимают это лекарство только в присутствии медработника. Но, по словам Ж. Истоминой, ожидается утверждение новой инструкции о ведении заместительной терапии, которая позволит выдавать пациенту препарат сразу на несколько дней. Так работают наркологи в Украине и Молдове.

Увы, не все наши граждане готовы понять наркозависимых людей, которые желают и стараются быть достойными членами общества. Пациенты ОЗТ работают, учатся, создают семьи, рожают здоровых детей. Встретив их на улице, никогда не догадаетесь, что этот человек находится на заместительной терапии. Но иногда доходит до абсурда: когда в учреждениях образования узнают о родителях, участвующих в программе ОЗТ, по решению комиссии по делам несовершеннолетних их детей могут признать находящимися в социально опасном положении. Бывало, маме или папе даже ставили условие: либо они перестают получать заместительную терапию, либо ребенок окажется в приюте.

— Просто бесчеловечно заставлять выбирать между жизненно необходимой терапией и ребенком. К тому же это незаконно, ведь программа ОЗТ — один из видов оказания медицинской помощи, — отметила собеседница.

Программа ОЗТ способствует уходу пациентов от употребления наркотиков, работает на профилактику преступности, ведь в состоянии ломки наркозависимый человек трудиться не может, поэтому склонен к грабежам. К человеку, который хочет попасть в программу ОЗТ, предъявляют определенные требования: он должен быть совершеннолетним, состоять на учете в наркодиспансере и иметь попытки ухода от зависимости другими способами.

Программу заместительной терапии метадоном в Беларуси ввели в связи с ростом числа ВИЧ-инфицированных, среди большинства — потребители инъекционных наркотиков. Пациенты ОЗТ с положительным статусом в обязательном порядке соблюдают прием антиретровирусных препаратов. К сожалению, наша страна по-прежнему занимает одну из лидирующих позиций в Европе по заражению ВИЧ посредством приема инъекционных наркотиков.

В последнее время стало много латентных наркопотребителей, которые не обращаются за помощью к специалистам. Они боятся становиться на учет в диспансер, полагая, что после не смогут найти хорошую работу, управлять автомобилем, а их фамилия будет фигурировать во всевозможных базах данных. К сожалению, с трудоустройством проблемы действительно возникают даже у пациентов ОЗТ.

Справочно

* В Беларуси психиатрическую и наркологическую помощь оказывают только с согласия граждан. Принудительное лечение может осуществляться исключительно по определению суда. По нормам Минздрава кабинет ОЗТ могут посещать до 100 человек. Сегодня в столице их два — на ул. Передовой и Маяковского. В планах — открыть еще один на пр. Газеты «Правда».

Смотрите также:

Подписаться

Подписывайтесь на канал MINSKNEWS в YouTube
Читайте нас в Google News

ТОП-3 О МИНСКЕ