Без Интернета, но с песнями: репортаж из воспитательной колонии для несовершеннолетних

Подъем в 6 утра, зарядка и на занятия. О Бобруйской воспитательной колонии №2, где содержатся мальчики со всей Беларуси, осужденные за наркотики, кражи, разбои и даже убийства – в репортаже корреспондента агентства «Минск-Новости», который совпал с выездным семинаром Палаты представителей Национального собрания Республики Беларусь.

Несколько зданий, обнесенных колючей проволокой, вмещают 510 человек, но находится здесь не больше 240. Их возраст – от 14 до 21 года. Если срок отбытия наказания не закончился и уже исполнилось 18 лет, можно задержаться здесь и подольше, без перевода во взрослую тюрьму. Но лишь в случае, если будешь хорошим парнем.

Статьи у всех разные. Лет 15 назад больше всего было преступлений, связанных с кражей, сейчас — с употреблением и сбытом наркотиков. Этих осужденных держат в специальном отряде, их около 100 человек. По возрасту не разделяют – младшим легче адаптироваться рядом со старшими. На один отряд, а их 3, приходится 4 воспитателя, которые дежурят круглосуточно.

Заходя во двор, ожидаю увидеть марширующих в строе, постриженных, как один, ребят, но вокруг – пустынно. Только футбольные ворота выныривают из тумана, напоминая, что жизнь тут все-таки есть. Оказывается, время сейчас неподходящее – младшие на уроках, старшие на производстве.

В Бобруйске находится единственная в стране воспитательная колония для несовершеннолетних. Правда, тут только парни. Девочки отбывают наказание в Гомеле, при женской исправительной колонии № 4.

Корпуса тут скромные. Есть столовая, школа, клуб, жилые помещения. В комнатах, где подростки спят, очень аккуратно. Никаких голых стен. Дело в том, что тут был сделан ремонт по инициативе самих осужденных. У некоторых даже черепашки есть в аквариумах. Из мебели – тумбочка и койка, к каждой из которых прикреплен номер, бирка с инициалами и фотография. Хочется верить, что это «зарезервированное» место – далеко не на всю жизнь.

Есть комнаты и для нарушителей распорядка дня – дисциплинарные изоляторы. Это не бункеры в черно-серых тонах, как показывают в кино, а вполне себе обычные помещения со скамьей. Но сегодня там пусто. Говорят, никто пока не провинился.

Мальчишек в колонии привлекают к творчеству. Можно проявить себя в пении, танцах и другом. На вопрос о том, чего им не хватает, отвечают, что «все в порядке». Единственное, о чем просят, так это уменьшить срок за наркотики.  Такая возможность уже рассматривается. В Палате представителей Национального собрания Беларуси в первом чтении приняты поправки в уголовно-исполнительное законодательство. Обещают изменить статью 328, снизив пределы наказания с пяти до трех лет лишения свободы по ч. 2 и с восьми до пяти лет по ч. 3.  Мера ответственности за каждое нарушение будет рассматриваться индивидуально, во многом исходя из количественных показателей. Дела тех, кто уже осужден, могут быть пересмотрены. Окончательное решение за судом.

Каким видите свое будущее? – спрашиваю у ребят.

В учебе и работе, – отвечают хором.

С этим тут проблем нет. Осужденные получают и начальное, и профессиональное, и даже высшее образование. Как пояснил заместитель начальника Департамента — начальник управления организации исправительного процесса Департамента исполнения наказаний МВД Беларуси Владислав Мандрик, на базе Минского инновационного университета сейчас дистанционно получают образование 15 человек.

Специальностей только три: психология, транспортная логистика и менеджмент. Учеба платная. В колонии есть компьютерный класс. На мониторах у ребят – графические и текстовые программы. Никаких Google и «Яндекса». Заходить можно только на сайт университета. Задания им присылают, учебники бумажные.

На территории колонии находится филиал № 2 Бобруйского государственного строительного профессионально-технического колледжа. Обучают пяти профессиям – слесарь-ремонтник, столяр, станочник на деревообработке, токарь, слесарь-сантехник. Последняя специальность, кстати, введена в 2017 году. Окончили колледж в этом году 119 осужденных.

Все документы приравниваются к общереспубликанским, правда, разряд дают поначалу третий. Но его можно поднять при желании. Дальнейшую судьбу выпускников мы отслеживаем. С трудоустройством помогаем, обращаемся в райисполкомы, – комментирует директор колледжа Виктор Горбанев.

Набор в среднюю школу № 32 в этом учебном году составил чуть больше 70 человек. Классов пять, учат здесь и иностранные языки. Как сообщил Владислав Мандрик, в ноябре текущего года на базе колонии Белорусская Ассоциация клубов ЮНЕСКО планирует реализовать проект, касающийся дополнительного образования осужденных. Обещают проводить мероприятия, направленные на социально-педагогическую поддержку ребят, развитие их творческих способностей.

Осужденные много работают. Из зарплаты вычитаются расходы на питание и проживание, включая коммунальные услуги.  В колонии организовано целое производство. Парни шьют утепленные мужские куртки, костюмы для сварщиков, сигнальные жилеты и рабочие брюки, нашивки на обмундирование и погоны.

Много изделий мастерят из дерева – от детских клюшек, поддонов, оконных рам и ящиков до тумбочек, кроватей, офисных столов и шкафов-купе.

Занимаются осужденные и металлообработкой. Здесь изготавливают садовые тележки, овощные контейнеры, а также различные детали, включая каркасы, строительные гвозди, пружинные блоки. Кроме того, мальчики пекут хлеб и булочки.

Для правонарушителей предусмотрены поощрения. Например, право посетить культурное или спортивное мероприятие в городе – сходить в музей и даже бассейн. Разумеется, под присмотром. Но самое популярное место в колонии – это комната, где ребятам разрешают увидеться с родственниками не на пару часов, а до трех суток. Появились такие помещения сравнительно недавно. Правда, за год таких встреч можно провести максимум восемь.

Фото автора

ТОП-3 О МИНСКЕ